сегодня: 16/12
Святой дня
Преподобный Савва Сторожевский

Японский Шекспир и его исцеляющие фильмы

Японский Шекспир и его исцеляющие фильмы

Протоиерей Андрей Ткачев о важном фильме Акиро Куросавы "Семь самураев"

Поговорим о Японии, а именно - об Акиро Куросаве с его фундаментальным шедевральным фильмом "Семь самураев". Японский кинематограф сам по себе - явление, как и современная японская литература. Современная, подчеркиваю.

Где-то во второй половине XIX века, как говорит Николай Японский, японцы стали жадно осваивать все, что Европа накопила. Инженерную технику, навигацию, судостроение, сталелитейство, военную науку - все, что было у Европы драгоценного, мощного, угрожающего всем остальным, технически отсталым.

Стали они осваивать это культурное поле. У них появился европейский театр, стали изучать немецкую, французскую, русскую литературу. Стали читать, писать, а затем и кинематограф. И появились свои Шекспиры.

Японский Шекспир кинематографа - это Акира Куросава. Так его назвали западные критики - Шекспир кинематографа.

Фильмография у него довольно обширная. Есть советско-японский фильм "Дерсу Узала". Один из самых значимых фильмов - это "Семь самураев". Это философский фильм, он похож отчасти на "Дон Кихота", фильм о благородстве и рыцарстве.

Самурайство - это средневековое рыцарство. Крестьяне, которых вечно терзают нападениями бандитов после сбора урожая, которых обирают в деревне как липку, пытаются нанять бродячих ронинов, то есть бездумных самураев за еду. Чтобы они защитили их от огромной банды, вооруженной огнестрельным оружием. XVI век, Япония. У них были страшные пищали.

Вот и появляется один самурай, который набирает себе еще шесть: пять полноценных самураев и одного недополноценного, выскочку из деревни, который себя представляет самураем. И организовывает оборону этой деревни за еду, буквально, потому что им на самом деле есть нечего.

Семь людей, совершенно разных по характеру. Там есть силач и слабак, хитрец и простак, человек, владеющий мячом виртуозно, и человек, который дерется дубиной, а больше ничем драться не умеет. Там есть жадные и щедрые, простоватые и хитроватые. Он набирает самых разных по типажу людей.

Как "Три мушкетера" у Дюма - это три разных характера, плюс четвертый малахольный д'Артаньян, особый. Так и здесь. Они воюют, они уничтожают банду.

Происходит масса коллизий. Они погибают почти все. И крестьяне плохо расплачиваются с ними. Кстати, они пользуются плодами чужой победы, ну а потом тут же забывают про тех, кто ценой своей крови защитил их от банды, терзавшей их долгими годами.

В конце главный самурай повторяет мысль о том, что у него есть большой опыт проигранных сражений, и что выиграли, в общем-то, не они. Хотя они победили банду в неравном бою при помощи правильно спланированной обороны.

Самураи сумели уничтожить серьезную банду, хорошо вооруженную и многочисленную. Но победили не мы, говорит он, победили те, кто нас нанял.

Это очень философский, очень глубокий, трогательный фильм, что важно - черно-белый. Его стилистика и эстетика очень аскетичны. Такие фильмы лечат наш избалованный глаз, который привык к 3D-эффектам и другим цацкам. Как наша гортань привыкла к кондитерским изделиям, исчисляющимся сотнями, - мороженые, пирожные, "сникерсы", "баунти", папироски, сигаретки, семечки, орешки.

Так и наш глаз - подлый, блудливый - привык к красотам. В этом смысле черно-белое кино (которое почти всегда лучше, чем цветное) - оно оцеломудривает глаз. Оно его заставляет искать больше смысла, чем красот, и не останавливаться на пестроте, как ворона. Даже в этом смысле такие фильмы полезны. Плюс, это, конечно же, реальная философская классика, данная средствами кинематографа. Его нужно смотреть, это большой труд. Изначально его длительность была около двухсот минут, но в самой Японии сократили до 140. Потом он уже вышел на европейские экраны, американские в сильно сокращенном  варианте.

А изначально это было огромное полотно. Японцы и суши придумали: уходили в свои театры для того, чтобы сидеть на скамьях, смотреть за представлением в течение 5-8 часов, чтобы не отвлекаться от зрелища, ели свою рыбу, свернутую в рулоны. Это совершенно другая культура. Культура длинного наблюдения, культура медленного рассуждения, культура грязного созерцания, созерцания грязных сцен. Грязное - в смысле драки в воде, под дождем, в драных одеждах, без всякой нарочитой театральщины, когда от одного удара падают восемь врагов. Ничего такого там нет. Там все грязно и конкретно. И ты смотришь на жизнь в ее правильном измерении. Это исцеляющие фильмы, это исцеляющие фильмы, я так считаю. И предлагаю вам для просмотра, когда будет время и желание, серьезнейшее кино авторства Акиры Куросавы под названием "Семь самураев".

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх