сегодня: 16/12
Святой дня
Преподобный Савва Сторожевский

Иран хоронит "серого кардинала"

Иран хоронит серого кардинала

Смерть Хашеми Рафсанджани может изменить политическую картину в Иране

В Иране прощаются с бывшим президентом страны и одним из отцов Исламской революции 1979 года Али Акбар Хашеми Рафсанджани. Он скончался в возрасте 82 лет от остановки сердца в одной из тегеранских больниц, несмотря на усилия врачей. Говорят, что политик отличался отменным здоровьем, и к такому исходу оказались не готовы ни в Иране, ни в мире, где его знали не только как борца с шахом Пехлеви, но и как лоббиста более открытого общения Ирана с Западом и привлечения в страну иностранных инвесторов.

Реакция на смерть серого кардинала иранской политики

Немецкий Spiegel назвал покойного "ключевой фигурой иранской политики". Хотя пик политической карьеры "аятоллы Хашеми", как его называют в Иране, пришелся на прошлое, отдаленность которого уже исчисляется десятилетиями, он и сегодня является довольно влиятельным игроком и чрезвычайно состоятельным бизнесменом – по некоторым данным, самым богатым человеком Республики.

На протяжении последних 27 лет Рафсанджани был председателем Совета по целесообразности, который выступает посредником между Советом стражей конституции и Меджлисом и проверяет законодательные акты на соответствие нормам ислама.

The Financial Times полагает, что смерть Рафсанджани "стала шоком для Ирана" и будет иметь серьезные последствия для стареющего исламского истеблишмента первого поколения исламских революционеров. Издание ссылается на неназванный источник, по словам которого, "смерть Рафсанджани встряхнет режим и нарушит его баланс".

Разделяет эту точку зрения и востоковед, эксперт по ирану Игорь Панкратенко: "Говоря об этой политической фигуре, нужно понимать, что представлял собой  Рафсанджани как политическая фигура после смерти рахбара(высший руководитель Ирана –прим.ред) Хомейни. По сути, он был правой рукой великого аятоллы Хомейни и именно он рассматривался в качестве его наиболее вероятного преемника. Но политические механизмы повернулись в несколько неожиданную сторону, и рахбаром стал Али Хаменеи".

Должность президента, конечно, почетная и высокая, но рахбар все же выше. Так Рафсанджани оказался не первым, а вторым лицом в государстве, пояснил Панкратенко.  Именно с этого момента, по его словам, между Хаменеи и Рафсанджани возникло определенное соперничество.

"Когда последний занимал пост президента Исламской республики, с 1989 по 1997 год, это соперничество как-то сглаживалось. Но затем он проигрывает президентские выборы в 2005 году, и в 2009 тоже, оба раза уступая Ахмадинеджаду. А в 2013 году его вообще не допускают к выборам" - пояснил Игорь Панкратенко.

Все его неудачные попытки вернуться в официальную власть (поскольку неофициально он и так возглавлял один из мощнейших политических кланов Ирана) привели к тому, что он стал лидером реформаторского крыла – людей, которые настаивали на либерализации режима Исламской революции, рассказал эксперт.

Фото: Imago/TASS

Консерваторы и Реформисты

Тут, конечно, необходимо понимать, что в Иране существует несколько иное разделение на консерваторов и либералов, чем то, к которому мы привыкли. Представители как "консерваторов", так и "реформистов" формально придерживаются идеалов Исламской революции и являются приверженцами довольно жесткой линии госуправления и общественного уклада, завязанных на религиозных догматах шиитского ислама. Но если консерваторы придерживаются идеи полной национализации и ратуют за полную независимость от западного влияния, то реформаторы более благосклонны по отношению к иностранному капиталу и не прочь встроиться в глобалистский миропорядок.

"Нужно уточнить, что либерал в Иране – это строгое соблюдение исламских традиций, однако либерализм допускает отход от аскетических принципов, которые заповедовал Хомейни. Например, либералы считают, что нет никаких препятствий для того, чтобы стать богатым" - уточнил при этом Панкратенко.

"Сам Рафсанджани старался не афишировать своего богатства, но при этом члены его семьи и клана получали баснословные суммы под строительство элитных конезаводов в северном Тегеране, на иранской "Рублевке" - рассказал эксперт. По его словам, было и четкое распределение "по функциям" – сын Рафсанджани занимается бизнесом, а дочь очень активно участвовала в оппозиционном движении вплоть до того, что ее несколько раз помещали под домашний арест.

Рафсанджани называли серым кардиналом иранской политики, хотя он покинул пост президента ИРИ еще в 1997 году. Своим преемником он фактически "назначил" реформатора Мохаммада Хатами, продолжившего курс либеральных реформ.

Провал политических амбиций

За годы правления реформистов, в стране проводились не только либеральные реформы, но и процветала открытая коррупция. Скандал с сыном Рафсанджани расследуют во Франции до сих пор – якобы он взял крупную взятку у французского нефтегазового гиганта Total, пообещав допустить его к национальным природным богатствам. К моменту истечения срока полномочий Хатами, народное недовольство возросло настолько, что Рафсанджани, планировавший вновь занять пост президента, уступил консерватору Махмуду Ахмадинеджаду, известному своей крайне резкой внешнеполитической линией и здоровым аскетизмом. "Серый кардинал" Ирана стал одним из главных противников Махмуда Ахмадинеджада и пролоббировал избрание нынешнего президента Хасана Роухани, ориентированного на более открытое сотрудничество с Западом, прежде всего на иностранные инвестиции в иранскую экономику. С именем Рафсанджани выходили на улицы протестующие "Зеленого движения", которые пытались предотвратить переизбрание Махмуда Ахмадинеджада на второй срок. После провала "цветной революции" Рафсанджани на время вынужден был уйти с высших государственных постов. Эксперты усмотрели здесь иронию – мол, один из отцов Исламской революции попытался отомстить за поражение в 2005 году тогда еще почти совсем неизвестному консерватору. 

Для иранского народа Ахмадинеджад стал воплощением забытых идей Исламской революции, о которой, как им казалось, Рафсанджани совсем отошел, хотя внешне к нему сохранялось уважение, как к заслуженной политической и религиозной фигуре – ни одного плохого слова вы о нем от иранцев не услышите. И даже высший руководитель ИРИ аятолла Али Хаменеи в своем официальном соболезновании отдал дань своему соратнику, назвав его "уникальным примером первого поколения борцов с королевским гнетом, который прошел путь страданий, риска и гордости".

На первый взгляд выглядит логично, если, конечно, не знать, что в последние два десятилетия отношения двух отцов-основателей Исламской республики были непростыми. Рафсанджани стал, казалось бы, олицетворением того, с чем он боролся в 1970-х – роскоши, богатства и презрения к народу, прозападного курса и других атрибутов монархии Пехлеви.

Каким станет Иран после Рафсанджани

"Уход Рафсанджани сильно затрудняет планы Роухани, поскольку буквально за два месяца до кончины Рафсанджани в узком кругу принял решение о том, что реформаторы не будут выставлять какие-то промежуточные кандидатуры, а сосредоточат свои усилия исключительно на поддержке Роухани. Сейчас этот план, скорее всего, будет сорван – в стане реформаторов начнутся внутренние разборки. Иранские "либералы" – далеко не однородная масса, и противоречия между разными крыльями реформаторов могут быть глубже, чем между консерваторами и реформаторами" - рассказал "Царьграду" Игорь Панкратенко.

Впрочем, не стоит думать, что с физической смертью серого кардинала иранские либералы получили смертельный удар.Тем не менее для внутреннего политического баланса действительно это серьезный удар, учитывая грядущие в 2017 году выборы президента.

"Смерть Рафсанджани означает, что реформаторское крыло накануне выборов лишилось своего духовного лидера" - утверждает Игорь Панкратенко. -"Сейчас нужно поделить политическое наследство и некие материальные активы. И за несколько месяцев до выборов эти осложнения реформаторам совершенно были не нужны".

Кроме того, стоит учитывать и еще один фактор. Рафсанджани был членом Совета экспертов, органа, отвественного за избрание высшего духовного лидера Ирана - Рахбара. Как отмечает аналитический центр Katehon "либералы потеряли ключевую фигуру для оказания влияния как на духовную (высшую), так и на светскую (репрезентативную и исполнительную) власть страны".

Роухани выставляет свою кандидатуру на второй срок, однако, лишившись протекции своего покровителя, неизвестно, сможет ли он одержать победу. В Иране это может означать смену всего руководящего истеблишмента снова с реформистов на консерваторов. Сегодня практически все члены кабинета министров относятся именно к реформистскому лагерю. Например, нынешний министр иностранных дел Джавад Зариф, который сегодня по-английски написал в своем Твиттере: "Революция лишилась своего столпа, нация – убежденного патриота, а в мире стало одним гласом рассудка меньше", с 17 лет проживал в США, редко появляясь в Иране. 

Эксперты также говорят о том, что смерть Рафсанджани подтолкнет внутренние дискуссии о преемнике аятоллы Хаменеи и смене элит, которая постепенно стареет и уходит. Всем первым исламским революционерам сегодня уже за семьдесят. Возраст верховного лидера Ирана составляет 77 лет. Политическая борьба между консерваторами и реформистами разгорится с небывалой силой, ведь выбрать нового президента Ирану предстоит уже в мае.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх