сегодня: 26/05
Святой дня
Мученик Александр Римский

Статьи

Греция ищет независимость в «Турецком потоке»

Греция ищет независимость в «Турецком потоке»

Министр производственной реформы, охраны окружающей среды и энергетики Греции Панайотис Лафазанис осуждает стремление Европы и Северо-Американских Соединенных Штатов препятствовать созданию «Турецкого потока». В отличие от Евросоюза, который постоянно лишь требует от Греции сократить расходы и урезать социальные платежи, Россия дает Элладе возможности, для реального возрождения экономики.

Отвечая на вопросы журналистов во время Петербургского международного экономического форума, президент России Владимир Путин недоумевал: «Что плохого в создании новых рабочих мест в Греции? Если ЕС хочет, чтобы Греция заплатила свои долги, то он должен быть заинтересован в растущей греческой экономике».

Того же мнения придерживаются и сами греки. Более 20 тыс. рабочих мест, миллиарды инвестиций и главное – доходы от транзита, для Греции это выход, который поможет восстановить экономику страны, считает Панайотис Лафазанис.

Поведение Брюсселя и Вашингтона же говорит о противоположных намерениях. Так и не выдав разрешение на строительство Южного потока, Европа пытается помешать строительству «Турецкого». 

Для широкой общественности стало неожиданностью подписание на ПМЭФ меморандума между «Газпромом» и рядом европейских компаний о строительстве фактически второго «Северного потока». Суммарная мощность нового газопровода планируется на уровне 55 млрд кубометров, то есть, аналогичная уже существующему Nord Stream. Но ведь и он сейчас заполнен не более, чем на две трети… Причина, впрочем, не в отсутствии спроса. Собственная добыча стран ЕС неуклонно падает, общий экономический кризис сделал альтернативные ресурсы слишком дорогими или неудобными. То есть, российский газ становится все более и более востребованным.

Все упирается в так называемый третий энергопакет ЕС. Евросоюз «борется с монополизмом» весьма оригинальным способом – запрещая России полностью заполнять собственные газопроводы, хотя альтернативного поставщика в этом регионе не существует в принципе. Именно борьба с монополией стала формальным поводом для отказа Еврокомиссии прийти к какому-либо соглашению по «Южному потоку». 

Со стороны, выглядит довольно нелогично. Не успев «отбить» один российский проект, Европа вдруг сама предлагает России другой, примерно сопоставимый по объемам. Зачем же тогда мешать заходу российского газа с юга, ведь, грубо говоря, так всем будет удобнее? Но это лишь на первый взгляд.

Своим «предложением, от которого невозможно отказаться», крупные страны ЕС, прежде всего, Германия, стремятся сохранить за собой полный контроль за получением и распределением российского голубого топлива. «Собственный» газопровод такого масштаба для стран Южной Европы и Балкан – это не только стабильный доход, инвестиции и рабочие места. Это и маленькая, но независимость от стратегических решений крупных соседей по ЕС. И предложение по «Северному потоку-2» нужно расценивать не просто как еще один взаимовыгодный проект, а именно как попытку застраховаться от малейшей самостоятельности тех, кого европейская Тройка (Европейский центральный банк, Еврокомиссия и Международный валютный фонд) привыкла считать своими вечными должниками. Одновременно это и прощальный реверанс в адрес «украинских партнеров». Ассоциация ассоциацией, а транзит газа с 2020 года прекратится.

Но если на Болгарию, как на члена ЕС, находящегося в вечном подчинении, можно оказывать давление, то с Турцией такой вариант не пройдет. На нее не распространяется пресловутый третий энергопакет, то есть, по «Турецкому потоку» Россия сможет осуществлять поставки в полном объеме, а его пропускная способность, напомним, составляет 63 млрд кубометров газа. От турецко-греческой границы начнется уже внутриевропейская инфраструктура, и каждая страна сможет заключать контракты на поставки нужного количества голубого топлива из турецкого хаба. В нашей прессе «хаб» представляют как некое циклопических размеров «физическое» хранилище газа в Турции, откуда его будут покупать европейские страны. На самом деле, это чисто техническое финансово-инфраструктурное понятие, что-то вроде биржи, на которой будут заключать сделки на определенные объемы газа и распределять маршруты дальнейших поставок по разным направлениям. Кстати, если бы Болгария не отказалась от российского проекта, этот хаб разместился бы на ее территории.

Не будем забывать также, что 660 км «Турецкого потока» пройдут по старому коридору «Южного», то есть, это еще и способ для России использовать то, что уже создано и утверждено. Для бесперебойной подачи топлива в Турцию и развития собственных мощностей на территории России строится целая сеть газопроводов и компрессорных станций общей протяженностью 2506,2 км.

Словом, газопроводы завязались в сложный узел внутриевропейских экономических и политических взаимоотношений. Европа уже пыталась откреститься от своих амбиций на севере – дескать, Россия сама предложила «Северный поток-2», чтобы припугнуть несговорчивых турков. И правда, будто бы в подтверждение этого, не прошло и нескольких дней с подписания меморандума на ПМЭФ, как Турция официально выдала разрешение на инженерные изыскания по морскому участку «Турецкого потока». Документ предусматривает проведение исследований по первой нитке газопровода в исключительной экономической зоне, а также в территориальных водах страны.

Но тут, как говорится, собака лает, а караван идет. Турция сама по себе — второй по величине рынок сбыта голубого топлива для России после Германии. В 2014 году «Газпром» экспортировал в Турцию 27,4 млрд куб. м газа. За последние 10 лет потребление этого энергоресурса в республике выросло более, чем в два раза. И независимо от внутриевропейских интриг, газ в Турцию придет в любом случае. А возможный выход Греции из ЕС для России будет означать еще одну брешь всесильного третьего энергопакета.

Руслан Шамуков/Фото ТАСС

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх