сегодня: 13/12
Святой дня
Апостол Андрей Первозванный

Герой Достоевского

Герой Достоевского

Савл революции, ставший Павлом монархии

Сегодня, 31 января (а по старому стилю 19 января) 1852 года в военном укреплении Геленджик, в семье военного врача, родился один из величайших русских политических и историософских мыслителей Лев Александрович Тихомиров (19(31).1.1852, Геленджик - 16.10.1923, Сергиев Посад), названный Львом в честь Св.Льва, папы Римского.

О нем говорили, что если бы Ф.М. Достоевский прожил чуть дольше, то он обязательно сделал Л.А. Тихомирова героем своего произведения.

Вся его молодость была отдана революции. Тихомиров был крупнейшим идеологом народовольцев. Знаменитая революционерка Вера Фигнер говорила о нем: «Лев Тихомиров - наш признанный идейный представитель, теоретик и лучший писатель».

Как осужденный по делу о пропаганде в Империи №134-1874 года или по процессу 193-х, Л.А. Тихомиров проводит в тюрьме 4 года, 3 месяца и 6 дней.

Далее Л.А. Тихомиров принимал участие в Липецком съезде 20 июля 1879 года, где поддержал решение съезда о Цареубийстве. Занимался редактированием органа партии - газеты «Народная Воля», курировал другие издания, играл первенствующую роль при составлении программы «Народной Воли».

В 1880 году вышел из членов «Исполнительного комитета», поэтому и не участвовал в подаче голосов при принятии решения о Цареубийстве, последовавшем 1 марта 1881 года, но он знал о нем.

После убийства Императора Александра II в среде народовольцев было желание убить сразу же и Императора Александра III. Л.А. Тихомиров этому воспротивился, а т.к. вследствие арестов руководителей «Народной Воли» он занимал на родине лидирующее положение в партии, то народовольцы ограничились письмом Императору Александру III, содержавшим революционные требования, которое писал Л.А. Тихомиров, а редактировал Н.К. Михайловский.

Молодость Л.А. Тихомирова была отдана революции, социализму, «Народной Воле» и была полна всевозможных мировоззренческих исканий.

Еще социалистом, он искренне желал видеть Россию великой и не желал работать на благо некоего мирового интернационального общества будущего, построенного после мировой революции. Он был национальным социалистом, при этом всегда последовательно выступавшим против анархизма и любых идей, направленных на попытку заменить идею государства каким бы то ни было другим идеалом.

Так что же идейно разочаровало Л.А. Тихомирова в революционном движении и шире в демократическом принципе властвования?

Прежде всего его разочаровала идея террора (несогласие с нею он высказывал еще со времен активного участия в революционном движении). Как человек из первого ряда революционеров своего времени, как крупнейший идеолог народовольчества (играл первенствующую роль в разработке программы Исполнительного комитета сентябрь-декабрь 1879 г. и инструкции «Подготовительная работа партии» весна 1880 г.). Л.А. Тихомиров знал истинное положение дел в партии - наличие реальных ее сил (очень не большое) и ее качество после активных антиреволюционных действий правительства в 80-е годы XIX столетия.

Он видел, что идея террора родилась из слабости - как численной, самой партии, неспособной вести другую политическую деятельность, так и малого положительного отклика на деятельность революционеров в народе (что показало со всей очевидностью «хождение в народ»). Участие народовольцев в «хождении в народ» дало массу тому доказательств, когда крестьянство (огромное, подавляющее большинство нации) не желало смены власти.

Идя от частного к общему, от идеи террора к идее революции, Л.А. Тихомиров, отрицательно относясь к террору, все более начинал подвергать сомнению и саму идею революционности. И здесь необходимо отметить существеннейшую черту его революционного сознания, на которую обращал внимание еще сам Л.А. Тихомиров. Для него революция (в революционный период) не являлась самоцелью - целью все же было построение «справедливого», как он тогда считал, социалистического общества. «Самое главное, - пишет он, -  вот что: в мечтах о революции есть две стороны. Одного прельщает больше сторона разрушительная, другого - построение нового. Эта вторая задача издавна преобладала во мне над первою».

Укрепление государственности при Императоре Александре III, крах революционных ожиданий и разгром революционного движения - одно из главных «недоумений» Л.А. Тихомирова, которые привели его к необходимости заново проверить «правильность» своих политических убеждений. С этим и за этим он, собственно, и поехал в эмиграцию - написать «свои воспоминания о пережитом», передумать обо всем, что было с ним, революционным движением в России в целом.

Сомнения в отношении правильности революционного пути возникли еще в конце 1880-1881 года. Когда он впервые ощутил «недоумение» - «Россия здорова: таково было мое впечатление; страна полна жизненной силы - но почему же чахнет революционное движение - это - как мне говорили мои теории - высшее проявление роста страны?»

Разорвав с революционерами и испрашивая у Государя прощения, Лев Александрович готов был понести наказание и искупить вину. Так, 24 октября 1888 года он записывает в своем дневнике, что если Государь «считает меня подлежащим наказанию. Признавая себя подданным, я не могу не подчиниться воле царя».

Приход Л.А. Тихомирова в мир традиции может быть сравним (хотя бы отчасти) лишь с путем Ф.М. Достоевского - участника серьезной тайной революционной организации «петрашевцев», прошедшего через личный глубокий атеизм, ожидание расстрела и каторгу. Их буквальная одержимость ощущением приближения революции удивительно схожи психологически. «Бесы» Ф.М. Достоевского могут быть гениальными иллюстрациями к политологическим рассуждениям о феномене революции в работах Л.А. Тихомирова конца 80-90-х годов XIX столетия.

Параллельно с политическими переменами в самосознании Л.А. Тихомирова происходили и религиозные изменения. Теплохладное отношение к вере сменилось горячим желанием возродить в себе православного человека, что укрепляло в нем сознательное решение порвать с революцией. Однажды он открыл Евангелие на строках: «И избавил его от всех скорбей его, и даровал мудрость ему и благоволение царя Египетского фараона» (Деян. 7, 10). Снова и снова открывал Евангелие Л.А. Тихомиров, и каждый раз перед ним возникали эти евангельские строки. Постепенно у него созревала мысль о том, что Бог указывает ему путь - обратиться к Царю с просьбой о помиловании…

Его переход от революции к монархии не являлся результатом чисто логических упражнений - он был прежде всего духовным перерождением. Это не было простой сменой социального и государственного идеала с социализма на монархизм, с республики на монархию. Главным был метафизический акт преображения, перерождения, возвращение к христианскому сознанию и мировоззрению, которое уже в свою очередь довершило или дало окончательный толчок, указующий путь к переосмыслению своих положительных политических убеждений.

«Ренегатство» Л.А. Тихомирова не несло в себе ни какой мести своим бывшим товарищам по партии, несмотря на то, что те возводили на него всевозможные обвинения. С другой стороны, характерно, что многие народовольцы сохранили о Л.А. Тихомирове, как о человеке, самые хорошие воспоминания и продолжали его считать честнейшим и порядочнейшим человеком. «Я знала, - писала много лет спустя О.С. Любатович, - что если он купил себе свободу ценою своего личного достояния, ценою своего имени, вверенные его чести свобода и жизнь товарищей не войдут в эту цену, не пострадают... а скольких мог бы он вернуть из административной ссылки, если не на эшафот... то в каторжную тюрьму! История все-таки это должна знать, помнить и быть справедливой».

Политическая публицистика Л.А. Тихомирова-христианина и Л.А. Тихомирова-монархиста начавшаяся брошюрой «Почему я перестал быть революционером», актом, разграничивающим себя и революционную среду, в которой он до этого громоподобного акта хотя и формально, но все же продолжал пребывать, стало началом его более чем четверть вековой идейной борьбы за христианское мировоззрение. Совершенно не случайно его политический анализ в вопросах философии государства и права уходил далеко за границы принятого тогдашней юридической наукой.

Критика демократического принципа, радикальным приверженцем которого он был в свои революционные годы, была естественным отрицательным началом для его общей системы государствоведческого мировоззрения. Он был апологетом государства как социального института, демократический же принцип власти штурмовал палладиум русской государственности - Самодержавие.

Универсальность писательства Л.А. Тихомирова имеет свои корни в философско-богословских традициях русской консервативной мысли XIX столетия; он вобрал в свой исследовательский инструментарий весь теоретический арсенал, выработанный предыдущими поколениями. Он тот мыслитель, который смог переместить наши государственные идеалы из области только лишь интуитивной и чувственной в область сознательного понимания и уяснения. Идея самобытности русского исторического Самодержавия была им возведена на уровень научно-исследуемого факта человеческой истории.

Лев Александрович Тихомиров был, по сути, первым русским мыслителем, подвергшим систематическому пересмотру сложившиеся в европейской политической философии взгляды на государственность.

Его книга «Монархическая государственность» явилась квинтэссенцией, высочайшим достижением всех имевшихся до нее попыток осмысления уникальности идеи Русского Самодержавия.

«Монархическую государственность» нельзя рассматривать отдельно от других работ Л.А. Тихомирова, как критических, написанных в основном до «Монархической государственности», так и апологетических, во многом развивающих основополагающие идеи «Монархической государственности».

Лев Александрович шел весьма долго к написанию «Монархической государственности», что видно даже по структуре и тематике самой книги. Еще в ряде статей о «Монархических началах власти» (1896-1898 годов) в газете «Московские ведомости» и в сочинении «Единоличная власть как принцип государственного строения» он поставил проблемы, рассмотренные подробнее впоследствии в первых трех частях «Монархической государственности». Он вновь и вновь возвращался к одной и той же теме, как бы проговаривая, прописывая те контуры идеи монархической государственности, которые с каждым новым его обращением к этой теме становились более видимыми, а вся идея - основательнее и академичнее.

«Монархическая государственность» вышла в четырех частях. Первые три были напечатаны в июне-июле 1905 года, а четвертая - в августе. Кроме тысячи обычных экземпляров книги, было изготовлено несколько «именных», которые были подарены, разосланы или поднесены членам Императорской Фамилии и некоторым государственным сановникам. Среди восторженно отозвавшихся на книгу был, например, сенатор П.Н. Семенов, который писал так: «Замечательной книги г. Тихомирова по глубине мысли нет... равной в русской литературе».

С выходом «Монархической государственности» признание Л.А. Тихомирова как теоретика государственного устройства выросло еще более в среде правой русской общественности. Он стал желанным гостем многих знаменитых людей своего времени, с ним советовались по разным вопросам, его приглашали для разговоров и министры, и Великие князья.

Л.А. Тихомиров был, прежде всего, православным христианским мыслителем, что очень важно и для понимания его системы взглядов на государство и Верховную Власть. Идея жертвенности, столь понятная религиозным людям, ставится Л.А. Тихомировым в основание мощи государственной. Как Церковь стоит кровью мучеников, укрепляющую дух верующих и пополняющих сонм Небесных молитвенников, так и государство строится разнообразной жертвенностью его граждан. Никакие законы не заменят жертвенности. Юридические законы могут обеспечивать личные права гражданина и сохранность его собственности, но только жертвенность граждан относится к области неписаного нравственного императива, единственного жизненно-необходимого для поддержания самого существования государства. Государство стоит до тех пор, пока граждане видят смысл жертвовать всем или многим во имя общего достояния.

Глубокая христианская эволюция, проделанная Львом Александровичем Тихомировым, преобразившая идейного лидера народовольчества, помогла ему стать крупнейшим государствоведом и тонким аналитиком религиозной борьбы в истории человечества в его другом капитальном сочинении «Религиозно-философские основы истории».

До Л.А. Тихомирова консервативной, традиционалистской мысли не удавалось создать развернутой трактовки философии права и  государственного права. Все рассуждения консерваторов по этой государствоведческой проблематике носили полемический, газетно-журнальный, публицистический характер, не выходя на уровень академической научной теоретики.

С написанием же Л.А. Тихомировым книг «Единоличная власть как принцип государственного строения» и особенно «Монархическая государственность» - русская консервативная мысль в вопросе о государстве преодолела чисто публицистический период в своем развитии и дала академической науке не удававшийся ей синтез - русских государственных традиций и европейского научного знания. Л.А. Тихомирова можно назвать первым русским мыслителем, который внес сильную академическую струю в изучение государства традиционалистами. В свою очередь эта линия «этического монархизма» была поддержана крупными юристами: профессором В.Д. Катковым, профессором П.Е. Казанским и Н.А. Захаровым, а в реалиях эмиграции была публицистически озвучена И.Л. Солоневичем.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх