El Petro: PR-проект или оружие против экономических санкций?
Фото: www.globallookpress.com
В мире

El Petro: PR-проект или оружие против экономических санкций?

В чём причина экономического "античуда" в Венесуэле? Ведь в середине XX века её экономика процветала

Венесуэла уже достаточно долго переживает тяжёлые времена. Когда-то она была цветущей страной. Например, в 1950 году она занимала четвёртое место в мире по показателю ВВП на душу населения, не намного отставая от лидера тогдашнего рейтинга — США.

Причина её процветания в то время была проста. Во-первых, Венесуэла не участвовала в мировой войне. Во-вторых, обладала крупнейшими в мире месторождениями нефти, осуществляла масштабную добычу и экспорт "чёрного золота". То, что мы видим сегодня в Венесуэле, отличается от послевоенного положения, как ночь от светлого дня. Расписывать тяжелое социально-экономическое положение не буду. СМИ об этом нам сообщают каждый день.

Что же изменилось? По запасам нефти Венесуэла по-прежнему занимает первое место в мире — более 17% мировых разведанных запасов. Опережая даже Саудовскую Аравию, у которой запасы равны примерно 15%.

Так в чём же всё-таки причина такого экономического "античуда" в Венесуэле? В том, что против неё ведётся война. Необъявленная и пока, слава Богу, не "горячая". Война экономическая, информационная, психологическая и дипломатическая. Ведут войну США.

Американская агрессия спровоцирована стремлением этой латиноамериканской страны обрести суверенитет, вырваться из-под колониального гнёта северного соседа.

Одним из ярких проявлений экономической войны против Венесуэлы стал подписанный в августе 2017 года указ президента США Дональда Трампа о введении против Каракаса экономических санкций. Самое главное в указе — запрет на покупку суверенных долговых бумаг Венесуэлы. Это резко повышает риск дефолта страны по суверенному долгу. Не исключаются новые санкции, в том числе блокировка операций по международным расчётам и заморозка зарубежных активов Венесуэлы. Всё это очень напоминает алгоритмы разворачивания экономической войны против Ирана. А также против России.

"Пронько. Экономика" — Строго конфиденциально: Греф "сдаёт" Россию (Гость — Валентин Катасонов)

Не дожидаясь этих ударов от северного соседа, президент Венесуэлы Николас Мадуро ещё в начале прошлого года объявил о том, что страна будет противостоять экономическим санкциям со стороны США с помощью такого инструмента, как криптовалюта. Он имел в виду не те виды криптовалют, которые уже имеются (прежде всего биткойн). К таким частным цифровым валютам президент относится негативно. Хотя следует признать, что решительных мер по их искоренению он не предпринимает. По некоторым оценкам, в Венесуэле майнингом биткойна и других частных криптовалют занимается 1 млн человек (около 3% численности населения страны). Этот майнинг даёт средства для обеспечения жизни нескольких миллионов жителей страны. Альтернативных источников доходов у граждан нет, вот президент и вынужден терпеть этот "теневой" цифровой бизнес. 

Президент Венесуэлы Николас Мадуро. Фото: www.globallookpress.com

Так вот, Мадуро предложил создать новую, официальную криптовалюту, которая естественным образом вытеснит все частные криптовалюты. Тогда, год назад, мало кто обратил внимание на заявление Мадуро. Дело в том, что уже до него о создании национальных криптовалют делали заявления и другие страны (правда, не на уровне президентов или премьер-министров, а на уровне руководителей и высокопоставленных чиновников Минфинов, Центробанков и иных организаций). Среди таких стран —  Великобритания, Япония, Эстония. 

Мадуро продемонстрировал, что слов своих на ветер не бросает. В Венесуэле было создано Главное управление по криптовалютам. В начале декабря 2017 года президент сделал ещё одно громкое заявление по криптовалюте. Оно было уже более конкретным и определённым. Президент сказал, что выпуск официальной криптовалюты начнётся в следующем году. Также заявил, что валюта будет обеспеченной, а в качестве обеспечения будут использованы нефть, золото и алмазы. Криптовалюта названа El Petro от испанского слова petroleo (нефть), что предполагает, во-первых, её обеспеченность "чёрным золотом"; во-вторых, привязку курса к цене на нефть. И тем не менее вопросы оставались.

В третьей декаде декабря 2017 года последовало ещё одно публичное выступление президента по теме национальной криптовалюты. На этот раз оно было подкреплено президентским указом. Этот документ предусматривал выделение месторождения нефти для обеспечения будущей криптовалюты. Его запасы составляют 5,3 млрд баррелей нефти, что эквивалентно примерно 267 млрд долларов. В своём выступлении Мадуро назвал данный шаг "финансовой революцией", которая станет достойным ответом на происки северного соседа. Мировые СМИ прокомментировали указ Мадуро как явный признак того, что Венесуэла становится авангардом мирового процесса замещения традиционных валют на криптовалюты.

И вот наконец в январе нынешнего года последняя серия новостей, касающихся проекта валюты El Petro.

9 января президент заявил:

Я распорядился провести эмиссию 100 млн единиц Petro, поддержанных всем венесуэльским богатством. Каждый Petro будет стоить, как один баррель венесуэльской нефти (около 60 долларов США). 100 млн Petro будет выпущено под ресурсы нефтяного поля №1 блока Аякучо в поясе Ориноко.

Николас Мадуро также сообщил, что виртуальные биржевые бюро будут проводить обмен и торги национальной виртуальной валютой.

Мы идём в авангарде и на финансовом уровне,

— заявил он.

На следующий день депутаты Национальной ассамблеи Венесуэлы единогласно проголосовали против выпуска "подкреплённой нефтью" национальной криптовалюты El Petro.

По мнению парламентариев, выпуск пропагандируемой президентом Мадуро криптовалюты является незаконным и нарушает Конституцию страны. Президент страны проигнорировал резолюцию парламента. Как отмечает издание Prensa Latina, президент страны Николас Мадуро призвал жителей страны "активно бойкотировать" решение парламента. Можно быть уверенным, что Национальная ассамблея будет и дальше предпринимать попытки вставлять палки в колёса проекта El Petro.  Венесуэльский парламент в прошлом году, как известно, был фактически исключён из системы принятия решений в стране. Его функции полностью перешли к пропрезидентскому Национальному учредительному собранию (НУС), которое  взяло на себя всю полноту законодательной власти. В настоящее время НУС занимается  подготовкой изменений в конституцию, которые, как отмечают эксперты, могут легализовать валюту El Petro.

На данный момент остаётся множество вопросов, касающихся новой валюты.

Прежде всего непонятно, почему власти Венесуэлы называют её криптовалютой. Если они собираются использовать Petro только для международных расчётов и защиты страны от экономических санкций, тогда валюта действительно должна быть защищённой и в своём названии содержать слово "крипто". Если же она предназначена для использования внутри страны, тогда все операции с ней, наоборот, должны быть максимально "прозрачными".  Однако до сих пор власти Венесуэлы не дали никаких разъяснений относительно того, где и для чего будет использоваться Petro.

В заявлениях властей постоянно говорится, что эта валюта должна защитить экономику страны и население от гиперинфляции и стремительного обесценивания официальной валюты "боливар". Получается, что Петро и боливар будут использоваться параллельно. Но если первый окажется успешным, тогда новая валюта окончательно "убьёт" нынешнюю официальную валюту "боливар". О том, что будет с "боливаром", власти ничего не говорят.

Самое непонятное в проекте El Petro — то, что обеспечение новой валюты "чёрным золотом" является чисто декларативным. Реальное обеспечение должно предполагать возможность конвертации Петро в нефть. Но нефть ведь даже не в хранилищах, она в недрах Земли. Получается, что конвертация Петро может быть лишь в права собственности на месторождение. Но тогда на базе выделенного в качестве обеспечения месторождения надо создавать акционерное общество, а инструментом обеспечения должна стать долевая бумага (акция) такого общества. Но если Венесуэла пойдёт по этому пути, то не надо ходить к бабке, чтобы сказать, чем всё закончится: моментальной скупкой акций и приватизацией месторождения. Не исключено, что месторождение перейдёт под контроль "северного соседа". Но это расходится с политикой Николаса Мадуро, который является продолжателем дела Уго Чавеса и который строго придерживается принципа: природные ресурсы должны находиться в руках государства.

Для справки скажу, что в течение последних двух столетий не было случая, чтобы денежные власти обеспечивали национальную валюту природными ресурсами, тем более теми, которые находятся в недрах. В качестве обеспечения использовались золото, другие драгоценные металлы. Я не беру в расчёт "декларативные" обеспечения, то есть те, которые не подкрепляются гарантиями конвертации национальной валюты в актив, являющийся обеспечением. Примером "декларативного" обеспечения можно назвать советский рубль. На казначейских билетах (1, 3, 5 рублей) была фраза: "Обеспечивается всем достоянием государства". Советских граждан эта фраза не интересовала. И для государства, и для граждан основным вопросом было обеспечение рубля товарами и услугами, которые создавались реальной экономикой.

Впрочем, сегодня даже на банкнотах любой страны мира вы не найдёте надписей о том, что она чем-то обеспечена или что она может быть конвертирована в какой-то актив (как это было в эпоху "классического" золотого стандарта, когда бумага могла быть обменена на металл). Уже прошло сорок лет с того времени, когда официально прекратила своё существование Бреттон-Вудская валютная система, а ей на смену пришла Ямайская система (в 1978 году вступили в силу решения Ямайской валютно-финансовой конференции). С тех пор все деньги в мире не имеют обеспечения. В учебниках по экономике их называют фидуциарными или фиатными. 

Вернёмся к Венесуэле. При всех моих симпатиях к этой стране и её народу хочу выразить сомнение в том, что проект El Petro способен обеспечить экономическое возрождение Венесуэлы. Распутывать сложный клубок экономических проблем страны следует с восстановления официальной валюты "боливар". А восстановление и укрепление любой валюты начинается с решения вопроса о её обеспечении. Обеспечении как формальном (в виде активов, находящихся на балансе эмитента), так и реальном (товары, услуги, активы в экономике страны).

Обращу внимание на то, что наша страны в первой половине 1920-х годов находилась в положении, очень схожем с тем, которое сегодня наблюдается в Венесуэле. Советская Россия (с декабря 1922 года — Советский Союз) находилась в экономической блокаде, деньги (так называемые совзнаки) стремительно обесценивались, НЭП создавал видимость "экономического оживления", но оно происходило в сфере торговли, а не в реальном секторе экономики. Была успешно проведена денежная реформа, страна получила крепкий рубль. А дальше началась подготовка к индустриализации. Думаю, что уроки тех событий почти вековой давности полезны не только Венесуэле, но и сегодняшней России.

Я не отвергаю полностью идею использования цифровой валюты как средства противостояния экономическим санкциям. Надеюсь, что со временем проект El Petro будет конкретизирован и "заточен" именно под решение задач проведения международных расчётов в условиях санкций. О возможности использования цифровых валют в таких целях неоднократно высказывались также государственные деятели и эксперты Ирана, который, судя по всему, обречён жить в условиях перманентной экономической блокады со стороны США и их союзников. Не исключаю, что и России следует подумать о таком средстве противостояния экономическим санкциям, которые, судя по всему, "надолго и всерьёз".  

Полагаю, что первым шагом в деле использования цифровых валют странами, находящимися под экономическими санкциями, могло бы стать создание многостороннего клиринга, а валютой клиринговых расчётов и станет единая цифровая валюта. И тут на память приходит наш опыт прошлого века. Как известно, страны СЭВ в 1964 году стали осуществлять расчёты между собой на основе многостороннего клиринга с помощью новой денежной единицы, получившей название "переводной рубль". Это был не рубль государства "СССР", это была наднациональная региональная валюта, которая использовалась исключительно для международных расчётов. С её помощью периодически покрывалось клиринговое сальдо и/или кредитовались страны, имевшие устойчиво отрицательное сальдо. Клиринговым центром выступал Международный банк экономического сотрудничества (МБЭС).

Сама жизнь подсказывает, что Венесуэле, Ирану и России следует начать переговоры о создании такого многостороннего клиринга на основе единой цифровой валюты. Такой "цифровой" клиринг мог бы стать "ядром", которое начнёт притягивать другие страны. В первую очередь те, которые находятся под санкциями Запада. А потом те, которые хотели бы ослабить свою зависимость от доллара США. Среди таковых может оказаться и Китай.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Принцип бумеранга: Америку сгубили антироссийские санкции Не оружием единым: Россия накормит Венесуэлу своей пшеницей Россия – Венесуэла. Не только нефть и оружие
Загрузка...
Загрузка...

Пресс-конференция Владимира Путина. Острые вопросы и итоги саммита Россия-США
В прямом эфире: