сегодня: 20/09
Святой дня
Преподобный Макарий Оптинский

Денис Мацуев: Только в России в кризис люди чаще ходят на концерты

Денис Мацуев: Только в России в кризис люди чаще ходят на концерты

В эфире программы "Реальное время" - известный пианист, народный артист России Денис Мацуев

"Для меня не существует разницы, кто сидит в зале - будь то инженер, врач или президент"

Юрий Пронько: Вы были в Давосе несколько дней назад. Политики, бизнесмены, предприниматели говорят о том, что там был чуть ли не ужас от того, что произошло в Соединенных Штатах. Вы как-то это почувствовали?

Денис Мацуев: Знаете, для того, чтобы отвлечься от разных ужасов, нужно прийти на концерт классической музыки - где бы то ни было. И в Давосе тоже. И на этом концерте царила, как всегда, очень милая, дружелюбная и творческая атмосфера.

В Давосе играю, наверное, шестой раз на этом форуме. Атмосфера отличается от концертного зала. Но, в любом случае, там замечательные люди, несмотря на то, что и высокопоставленные, и бизнесмены. Они простые слушатели. Для меня не существует разницы, кто сидит в зале. Будь то инженер, врач или президент. Я одинаково выкладываюсь на 150 процентов.

Но ужаса я не заметил точно. Прекрасная погода, чудные люди, улыбки. И самое главное, когда я играл, была потрясающая тишина в этом небольшом зале.

Ю.П.: То есть сильные мира сего  они умолкают в момент, когда звучит великая музыка?

Д.М.: Они попали под сценотерапию.

"Классическая музыка никогда не станет бизнесом"

Ю.П.: На ваш взгляд, культура, музыка, искусство - это бизнес?

Д.М.: Конечно, нет. Никоим образом. Я имею в виду, классическая музыка никогда не станет бизнесом. Потому что она изначально убыточна. Без меценатства, без поддержки государства или каких-то частных партнеров, это никогда не выживет. В любые времена.

Тем более сейчас, когда, в общем-то, сокращаются большие мировые гастроли больших коллективов, очень сильно это чувствуется. Но тем не менее залы все равно переполнены. Несмотря на это, классическая музыка будет существовать всегда, через сто и через двести лет, это абсолютно точно.

Во время кризисов люди чаще ходят на концерты

Ю.П.: В последние годы глобальная экономика, мягко говоря, находится не в комфортной ситуации. И вы это почувствовали? Или, как вы говорите: залы-то полные.

Д.М.: В том-то и дело. Я считаю, что в разные кризисы публика, по статистике, ходит чаще в театры и на концерты классической музыки. Мне кажется, одно из самых главных завоеваний у нас в стране за последние годы - это тотальное омоложение нашей публики. Такого нет нигде. Может быть, есть в Китае и Корее. Но такого нет ни в Вене, ни в Лондоне, ни в Берлине, ни в Нью-Йорке. Это просто фантастика!

Понимаете, у меня был концерт совсем недавно, в Крокус-Сити Холл. Я в первый раз играл в большом зале. Дело в том, что рискнул сыграть в таком большом зале, потому что огромное количество человек хотело послушать концерты Рахманинова, второй и третий, в одном концерте. Пришло 6 300 человек. Половина из них - молодые лица. Я об этом написал по всему миру всем своим менеджерам, знакомым, дирижерам, директорам оркестров, фестивалей.

Ю.П.: Ориентируйтесь на молодых?

Д.М.: Нет, просто, говорю, вот вам пример, посмотрите, что происходит у нас в России. Причем не все музыканты были, а простые люди, которые приучены ходить на концерты классической музыки. Не только на мои, а вообще, в принципе, в течение сезона они покупают абонементы в филармонии. Посмотрите, что творится, когда открываются кассы абонементов в филармонии - штурмом берут! Это о чем-то говорит.

Аудитория "наелась" ширпотребом

Ю.П.: А с чем это вы связываете, Денис? И омоложение, и такой большой спрос.

Д.М.: Я думаю, что наша аудитория настолько "наелась" ширпотребом, которым откровенно травили последние несколько десятилетий (я имею в виду, в разделе "культура", на разных каналах). Да, есть канал "Культура", безусловно. Это отдушина того, что происходит у нас, в сравнении с другими каналами. Не только телевидение, а вообще.

Просто молодое поколение, на мой взгляд, поняло историю, что это абсолютно настоящее, это просвещает, это обогащает, это отвлекает. И это дает нечто такое, чего ты даже в интернете не сможешь посмотреть. Да, конечно, есть YouTube, где можно посмотреть концерт классической музыки.

У нас сейчас просто уникальное поколение молодых музыкантов, которое идет на международную сцену. Оно беспрецедентное. Я об этом много раз говорил. Которым сейчас 12-13-14 лет.

Ю.П.: А что является мотивирующим для них моментом? Вы сразу сказали, что классическая музыка, классическое искусство - это не бизнес. То есть, сверхприбылей-то там точно не заработают.

Д.М.: Нет, абсолютно нет. Я думаю, что здесь точного ответа не существует. Ответьте на вопрос: почему публика на концерте классической музыки плачет или смеется, или почему ее прижимает к стулу? Почему она уходит и ей хочется дышать, хочется радоваться, звонить своим любимым людям и признаваться в любви? Что-то там происходит? Понимаете, какие-то флюиды включаются. Вот тонкие фибры внутри тебя… Невозможно, так сказать, расшифровать этот код.

Ю.П.: Возможно, бессознательно?

Д.М.: Вполне такое допускаю. Понимаете, на мои концерты приходит абсолютно разная публика, и говорит такие вещи, от которых у меня иногда просто волосы дыбом становятся. Некоторых просто лечит. Некоторые выходят из депрессии. Некоторые, даже бизнесмены говорят: ты просто нам советуешь, как нам идти дальше, после твоих концертов. Они заряжаются. И здесь я вижу такой терапевтический сеанс.

Ю.П.: Люди замотаны, Вы это чувствуете? В отечественной экономике тоже, мягко говоря, не все так просто…

Д.М.: Вы знаете, это понимающая тишина. Будь это в переполненном "Карнеги Холле" в Нью-Йорке, будь то в переполненном зале в Омске, Новосибирске, или Кемерово, или Перми. Везде одинаково эта тишина существует. Но, безусловно, по энергетике я чувствую, что люди, скажем, в регионах, не так избалованы. Они отдают последние деньги, они копят деньги на билеты.

В своем родном Иркутске на фестиваль "Звезды на Байкале" касса открывается в 10 часов утра, а начинают занимать с четырех утра. Это о чем-то говорит? Это фантастика, то, что происходит у нас в регионах, и об этом нужно говорить.

Вот почему у нас показывают плохие новости? То есть хорошие - не есть рейтинговые. Я просто категорически не воспринимаю это, потому что я знаю, что происходит у нас в регионах. Как публика хочет пойти на хорошее. Как публике недостает этого свежего воздуха. И многие акценты нужно переносить туда. И поэтому, когда, скажем, Израильский филармонический оркестр с Зубин Метой приезжает только в Иркутск, без заезда в Москву и Петербург, для меня это гордость и счастье. И то же самое будет в этом году…

Плохие новости и классика

Ю.П.: А может быть, мы идеализируем ситуацию? Опять-таки, применительно к Иркутску. Я ни в коем случае не хочу вас обидеть. Но когда мы видим эти страшные новости, приходящие из замечательнейшего города… Живут миллионы людей, и они не вращаются вокруг классического искусства.

Д.М.: Согласен, что классическая музыка никогда не станет доступной для большого количества людей, это правда. Но то, что она расширяется, и в таком очень быстром темпе, это факт, абсолютно точно. И, конечно, когда всплывают такие трагедии, как с "Боярышником", я не мог смотреть на это без слез, то это мгновенно выходит на совершенно другой рейтинг, нежели десятилетие "Звезды на Байкале", о котором самые центральные мировые газеты пишут, что это сибирский Зальцбург.

То есть мы набираем обороты, а мгновенно за секунду Иркутск идет в сводках таких новостей, и это, конечно, очень печально. Я вспомню один случай, когда был где-то в Европе, и посмотрел тоже новости одного очень известного европейского канала. Я вижу, показывают улицу в Иркутске. Снег. Я думаю, Боже мой, проснулся… Оказывается, сюжеты были о замерзающих бомжах на 50-градусном морозе. Мне настолько стало не по себе, я настолько разозлился, что через несколько лет эта же компания приехала и снимала сюжет о "Звездах на Байкале", о нашем Байкале, о нашей тайге, о наших декабристах, о людях, которые там живут, и я доказал, что у нас там не только это.

Но опять, последние новости - они, конечно, настолько были печальны. Я приношу соболезнования всем семьям, которые погибли от этой чудовищной просто безалаберности, не знаю, из-за чего это произошло. Но это ужасно, когда происходит такое с людьми, тем более, моими близкими людьми. Потому что сибиряки - это близкие все люди, это наднациональность <…>

О ценах на билеты

Ю.П.: Задам этот вопрос - по поводу предпринимательства и успешности. Ни для кого не секрет, на ваши концерты билеты очень дорогие.

Д.М.: Смотря где.

Ю.П.: Да. Сейчас приближается знаковый концерт, в знаковом месте. Я не буду его специально представлять, при желании люди найдут всю полноту информации. Билеты, в общем-то, стоят не одну тысячу рублей.

Скажите, если это не коммерческая тайна, а из каких составляющих состоит этот бизнес-процесс? Я вам не льщу, действительно, гениальный пианист. Дальше все-таки, наверное, включается продюсерская группа, или люди, которые, собственно, организуют это. Потом, вы же тоже выступаете организатором того же фестиваля "Звезды Байкала". И я не поверю, что без денежных средств, я бы даже сказал, массива, вам удается преодолеть.

Д.М.: Да. Вы знаете, я не люблю слово "продюсер". Что-то в нем есть отталкивающее.

Ю.П.: Помощник.

Д.М.: Да, помощник. Но я, может быть, и сам себе продюсер. Потому что на мне 15 проектов, которые я организовываю с большим удовольствием. Началось все с Иркутска. Потом, это фестиваль "Крещендо", где мы с Давидом Смелянским это делаем вместе. Огромное количество региональных программ. Фонд "Новые имена", Фонд Рахманинова, фестиваль в Анси. И много-много чего. Grand Piano Competition - сейчас новый конкурс. Astana Piano Passion. Я могу продолжать этот список очень долго.

То, что касается цен на билеты в России, в регионах, у меня железное правило. Я не повышаю до определенного уровня. 70 процентов зала может себе позволить абсолютно интеллигентская прослойка любого города.

Ю.П.: 70 процентов.

Д.М.: Да, минимум. Я условие ставлю, и за этим очень четко и жестко слежу. Мало того, на каждый мой концерт я пускаю студентов, учащихся на сцены. Я специально делаю, научился у Спивакова, это он меня научил этому - сажать студентов и детей прямо на сцену.

То, что касается Москвы, конечно, здесь это огромный мегаполис, где встречаются и спекулянты, и люди, которые пытаются на этом заработать деньги. И очень сложно следить за этим. Но тем не менее, конечно, если мы говорим о каком-то огромном, крупном проекте, где есть огромные затраты. Если мы приглашаем какой-то топ-оркестр, это огромные деньги: на дорогу, на гонорары, на гостиницы, на рекламу и на многое-многое другое. Понятно, что прибылью от зала это полностью не окупишь.

Но, безусловно, это одна из частей дохода того или иного фестиваля или проекта. Скажем, в Иркутске - у меня тоже там четкий закон - я не повышаю до определенного уровня цены. Но, так сказать, первые билеты, когда они уходят, половина зала, за доступные цены - это основные люди, которая наша уникальная публика, которая стоит в очереди.

Ю.П.: Это та, которая в четыре часа утра занимает очередь.

Д.М.: О чем я с вами говорю, да. Я об этом вам говорил. Поэтому могу сказать, что это огромная махина, конечно, которая без поддержки невозможна. Естественно, мне приходится ходить и в наши разные ведомства, и спонсоры, и к друзьям.

Если ты задумал проводить какой-то большой фестиваль, конкурс, без этого невозможно. И все держится на дружеских отношениях, мне помогают… Я горжусь тем, что в Иркутске к нам приходят мелкие бизнесмены, абсолютно простые люди, не монстры, не какие-то большие корпорации. А приходят и сами предлагают поддержку. Иркутск живет этим, понимаете. Любой таксист вам скажет, где проходят "Звезды на Байкале" и какая программа. И это тоже наше достижение <…>

О спорте: пора ввести чемпионат мира для музыкантов

Ю.П.: Это уже отдушина для Вас - спорт, футбол?

Д.М.: Я без этого не могу. Я страстный человек. Я действительно все свое детство посвящал спорту. Хотя я считался вундеркиндом, но спорт был для меня очень важным. Я болею до сих пор. Я страстный спартаковец. Я верю, что мы станем чемпионами в этом году. Я буду переживать за нашу сборную Станислава Черчесова на Кубке конфедераций и чемпионате мира.

И, конечно, я просто от природы спортивный человек, я очень люблю двигаться.

Ю.П.: Но это отдых?

Д.М.: Для меня это отдушина и вдохновение тоже. Вы знаете, мне это очень помогает, меня это отвлекает. И на фоне того безумства перемещений, это очень помогает. Я очень часто смотрю и старые матчи, и те, которые сейчас. Я в курсе событий. Я раньше знал каждый результат "Спартака" наизусть, вплоть до того, кто когда забил на какой минуте гол.

Ю.П.: А вы чувствуете, что Вы лицо России?

Д.М.: Нет.

Ю.П.: Нет?

Д.М.: Нет. Я боюсь названий таких.

Ю.П.: Не любите пафос.

Д.М.: Нет. Я иркутский парень.

Ю.П.: Парень просто. Сибиряк. Наверняка вы будете выступать на чемпионате мира по футболу?

Д.М.: В качестве игрока? Боюсь, что уже закончил корячиться.

Ю.П.: Хорошо, вы поймали, да. В качестве все-таки пианиста.

Д.М.: Ну, я посол чемпионата мира по футболу. Я хочу предложить, безусловно, сделать некую культурную составляющую чемпионата мира. Потому что к нам приедет огромное количество людей…

Пока только мысли. Я, безусловно, их выскажу. Потому что к нам приедет огромное количество туристов из разных стран, по всей нашей России. Вы знаете, что будет много городов. И, конечно, посмотреть не только матчи, но и наши достопримечательности культурные - это, на мой взгляд, будет очень интересно, как и народное творчество, так и классическая музыка. Потому что в каждом из этих городов есть симфонический оркестр. Можно придумать какие-то интересные истории.

Мало того, я думаю, что параллельно можно придумать чемпионат мира среди музыкантов и среди артистов.

Ю.П.: Ничего себе, неожиданно.

Д.М.: После чего будут играть вместе и концерты. Чтобы это была такая бурлящая культурная атмосфера. Я думаю, что это будет правильно.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх