сегодня: 24/05
Святой дня
Равноапостольные Кирилл и Мефодий

Статьи

Давид Рашлин: Либо система с глобалистами, либо патриотизм с Марин Ле Пен

Давид Рашлин: Либо система с глобалистами, либо патриотизм с Марин Ле Пен

Эксклюзивное интервью Царьграда с руководителем избирательной президентской кампании Марин Ле Пен, сенатором от департамента Вар Давидом Рашлином о кризисе Евросоюза, угрозах французскому суверенитету и будущему Франции по версии "Национального Фронта".

Нужно дать народу слово, дать право высказаться

Дарья Платонова: Сегодня мы - свидетели тяжелейшего, затяжного кризиса Евросоюза, можно даже говорить о его развале. Почему проект ЕС провалился?

Давид Рашлин: Во-первых, это хорошая новость. Мы считаем, что ЕС является антиевропеской конструкцией. Не так давно, в 2005 году, когда народ голосовал против конституции Европейского союза, французский Парламент, в то время под руководством Николя Саркози, все равно продавил эту Конституцию. Против воли народа (напомним, французский референдум по Конституции ЕС проводился 29 мая 2005 года - важно отметить, что против проголосовало 54,68%, когда как "за" - всего 45,32%. - прим.ред.).
ЕС - это технократический союз, антидемократический, который совершенно не соответствует чаяниям европейцев. ЕС запрещает нам проводить политику, которую мы хотим проводить в нашей собственной стране!

Дарья Платонова: Как Вы полагаете, есть ли альтернатива Евросоюзу? А может его можно реформировать?

Давид Рашлин: Марин Ле Пен рассказала обо всем, что планирует сделать в случае победы: она рассчитывает провести переговоры с ЕС, чтобы обрести наш суверенитет - законодательный, бюджетный, территориальный и финансовый. А также - экономический, чтобы иметь возможность вести патриотическую линию и в экономике.
Если Евросоюз примет эти пункты - все сильно изменится. Думаю, и другие государства хотят изменений в отношениях с ЕС: Италия, Австрия, Голландия и другие. Если ЕС откажется, мы предложим французам референдум о выходе Франции из ЕС. Референдум необходим, он позволит узнать мнение французов. Нам важно, что они думают. Нужно дать народу слово, дать право высказаться. Референдум должен быть всеобъемлющим.
И если мы хотим иметь нормальные отношения с другими странами, то эти отношения должны быть взаимодействием свободных и суверенных государств.

Атмосфера во Франции в преддверии президентских выборовАтмосфера во Франции в преддверии президентских выборов. Фото: Robert Poulain/Zuma/TASS

Дарья Платонова: Франция в катастрофическом положении: как выйти из этого чудовищного кризиса?

Давид Рашлин: Есть две составляющие. Во-первых, нужно решить проблемы внутри страны. Во-вторых, добиться того, чтобы эти проблемы не усугубились - мы остановим иммиграцию.
Итак, что касается внутренних проблем: нужно добиться, чтобы французские законы уважали. Лиц, не имеющих права пребывать во Франции, следует отправить за пределы Франции. Они не могут быть в нашей стране, однозначно.

К тем, кто находится здесь - иностранцам, находящимся на территории страны, или имеющим иностранное происхождение, и с которыми могут возникнуть проблемы, связанные с "коммунитаризмом", политическими или религиозными претензиями, нужно применить закон в самой строгой форме, требуя полного уважения законов по части светского государства, равенства мужчин и женщин - все, что держит Францию.

Кроме того, нужно вернуть территориальный суверенитет, чтобы остановить массовую миграцию. Мигрантам сегодняшние французские власти предоставляют более комфортные условия, чем французам, лишившимся своего дома. Я видел в своем департаменте Вар (юго-восток Франции) условия проживания: им предоставлены земли, помощь. А вот в то же время никогда у правительства не было идеи передать свои территории и средства в пользование согражданам, которые находятся "в сложной ситуации".

Французов сделали "людьми второго сорта"

Дарья Платонова: А как такую систему организовали? Как получилось, что мигранты обладают большими правами, нежели коренные французы?

Давид Рашлин: Правительство в своем выборе политики оставило наших сограждан. Я видел людей, которые приезжают в Вар, реквизировали все важные средства, чтобы устроить мигрантов. Так что иногда можно усомниться в реальном статусе людей, которые "ищут политическое убежище". В действительности понятие "убежище" стало куда шире, чем раньше. Это не отвечает разумным критериям.

Правительство выбрало такую политику: сделать граждан Франции людьми второго сорта. В нашей собственной стране! Поразительно! Французы хотят добиться собственного приоритета - именно об этом мы и говорим в нашей программе. Приоритета во всех сферах: это и социальная поддержка, и жильё, и рабочие места.

Дарья Платонова: Если взглянуть на заголовки статей, на обложки изданий, то можно сказать, что французская пресса объявила медиавойну Ле Пен! Больше нет журналистики, но есть суровая пропаганда-"лепенофобия". В чем ее причина?

Давид Рашлин: Сегодня мы ведем борьбу против системы, во главе которой - "сильные" мира сего. Влияние имеют СМИ, банки, финансисты, которые заинтересованы, чтобы во власти были люди вроде Макрона или Фийона. Они хотят свободной торговли без границ, которые делают влиятельных людей еще сильнее, а французский народ - слабее. Макрон и крупные СМИ во главе этой системы.

А мы боремся с этой системой, она очень жестока. Марин Ле Пен свободна, и это мешает системе. У нее нет "лифтов", нет "дружков" и покровителей наверху, которые управляют как минимум Францией и Европой, а, может, и всем миром. Она не связана какими-то договоренностями, связями с влиятельными людьми. Именно ее свобода так раздражает систему. Возможно, именно это и определяет (критический по отношению к Ле Пен - прим.ред.) тон в медиа, крупных банках, системы.

Д.РашлинФото: Дарья Платонова

На этих президентских выборах люди встают перед жестким выбором: остаться с системой, которая причинила им столько бед, или же поставить народ в центр внимания власти.

Макрон - это идеальный представитель глобализма

Дарья Платонова: По опросам общественного мнения (Ifop, Opinion Way) во второй тур помимо Ле Пен может выйти и Макрон. Интересно то, что ни Ле Пен, ни Макрон не являются представителями "классических" партий (социалисты или республиканцы). Можно ли говорить о новом расколе, о новой политической парадигме?

Давид Рашлин: Да, это будет очень интересно. Мы прекрасно видим, что системная партия социалистов оказалась несостоятельной. Выбор понятен: либо глобализация, либо патриотизм. И эти президентские выборы вновь ставят его: либо это система с глобалистами, либо патриотизм с Марин Ле Пен.

Макрон - это идеальный представитель глобализма. Его поддерживают господин Мадлен (Ален Мадлен - министр экономики и финансов при президенте Жаке Шираке, либерал по своим взглядам - прим.ред.), Жак Аттали (Аттали - французский экономист, политический деятель, апологет глобализма, разработал доктрину "номадических элит" - прим.ред.) - все, кто долгие годы проводил катастрофическую для Франции политику.

Дарья Платонова: Ведущие интеллектуалы Европы говорят о том, что сегодня наступает "популистский момент": на первый план во всем политическом пространстве Европы выходят популистские силы, силы, представляющие народ… "Национальный Фронт" они причисляют именно к таким субъектам, носителям этого "популистского момента".

Давид Рашлин: Если популист - это тот, кто рассматривает в первую очередь интересы народа - почему бы и нет? Очевидно, почему мы относимся критически к оппонентам: они постоянно игнорируют интересы народа. Более того, презирают жизнь французов, европейцев.

Мы же полагаем, что самое важное - это жизнь народа. Именно поэтому мы хотим запустить народный референдум, поэтому участвуем во всех выборах. Именно, чтобы народ был представлен на разных собраниях.

В этой связи я полагаю, что мы больше демократы на этих выборах, чем оппоненты. И наши предложения уже свидетельствуют об этом.

Макрон - это реинкарнация глобалисткой системы

Дарья Платонова: А что представляет собой Макрон, который по прогнозам опросов и политологов выйдет во второй тур? Он представитель антинародных сил, часть системы?

Давид Рашлин: Да, он представитель этой системы. Он был советником Олланда, при нем же он был министром (министром экономики - прим.ред.). И поскольку он часть системы, СМИ не задают ему никаких вопросов. В то же время нас каждый день осыпают вопросами. В его отношении не инициируют никаких расследований. И вот эта разница в отношении - гигантская. Этот господин - реинкарнация глобалистской системы власть имущих, которые отказываются видеть и знать жизнь французского народа во всех ее проявлениях.
Мы думаем, что в действительности настоящие кандидаты - это большие корпорации и могущественные люди. Потому что г-н Макрон не более, чем их представитель. За Макроном стоит целая группа людей, Макрон хотел бы их скрыть - но мы-то знаем, кто в действительности рулит французской политикой. Поэтому нужно думать, и понимать, кто стоит за Макроном.

Правые и левые

Дарья Платонова: Вот что интересно в программе Макрона, так это то, что он представился "ни правым, ни левым". Вы уже упоминали, что Ле Пен заявила о новом типе раскола: на патриотов и глобалистов (вместо классического раскола Модерна на левые и правые политические силы). То есть идея политического классического раскола завершена?

Давид Рашлин: Да, совершенно верно! Мы уже давно говорим, кто стоит за этой поляризацией, кто играет с понятиями "левые" и "правые". В действительности это разделение устарело, оно больше не существует. Между правыми и левыми сегодня больше нет никакой разницы! Есть лишь небольшая разница: одни поддерживают Евросоюз, вторые - очень поддерживают Евросоюз, одни поддерживают миграцию, вторые - очень ее поддерживают, одних устраивает недобросовестная конкуренция, других - очень недобросовестная. Но особой разницы в их проектах нет.

Между их проектом и нашим есть базовое различие. Мы - сторонники народа, наций, и мы думаем, что народ - это наиболее действенная модель для защиты нашей экономики, нашей идентичности, наших традиций. И, конечно же, свободы.

Дарья Платонова: Если посмотреть на предвыборную программу "Национального Фронта", то в ней есть как левые экономические элементы, так и правые политические…

Давид Рашлин: Да, программа Марин Ле Пен очень сбалансирована, она адекватна во всех пунктах, на мой взгляд. Это именно то, с чем можно идти к нашему народу. Это очень ясный проект, который не утопает в идеологии, доктринах. В этом проекте - твердая воля отдать голос французскому народу. Потому что именно этого ему больше всего не хватает - возможность говорить о том, что нужно сделать.

Правда в том, что мы хотим ясности во многих вопросах. Мы не думаем, что предложение - "лево" или "право", нет, это общее предложение здравого смысла. Мы приверженцы наших ценностей, наших традиций. Я полагаю, что наше наследие должно быть под защитой. И в то же время, мы выступаем за защиту в экономической и социальной сфере. Наши граждане должны быть защищены от ультралиберального насилия, от экономической модели, которую избрали для нас власть имущие. Мы предлагаем отрегулировать экономическую модель, которая влечет разрушительные последствия - особенно для наименее защищенных слоев населения.

Мы предлагаем выйти Франции из НАТО

Дарья Платонова: Если обратить внимание на внешнюю политику Франции, то в ней сегодня явно переизбыток русофобии. Россия - и ее якобы недемократичный режим - частые объекты критики как президента-социалиста, так и его подопечных… Что движет ими?

Давид Рашлин: Очень странно, что французские политические деятели отказываются от сотрудничества со многими могущественными государствами, среди которых и Россия, с которой, безусловно, нам следует иметь не просто партнерские отношения, но теплую дружбу. Выбор, который они (французские политические элиты - прим.ред.) сделали - катастрофический для внешней политики. Это касается и войны в Сирии, где они поддерживают силы исламистов и террористов, это касается и Ливии и некоторых других стран, где тоже сделан драматический выбор. Они следуют указаниям США и втягиваются в войны, которые не касаются французского народа, с которыми народ не согласен.
Мы предлагаем выйти Франции из НАТО. Мы должны сами найти свободу, в том числе и на международном пространстве. Франция должна быть независимой, должна сама вести диалог с другими государствами в многополярном мире, в котором нет дипломатического превосходства.

Франция должна обрести независимость, вести диалог с тем, с кем сама захочет, рассматривать новые соглашения, добиваться создания нового многополярного мира. Общаться с Россией, с США, с кем угодно - но как равный с равным.

Дарья Платонова: А как глобалисты видят Европу и Францию? Что она для них?

Давид Рашлин: Это прекрасно объяснил г-н Аттали. Он сказал, что Франция - это отель. Простой отель, в котором можно остановиться на несколько дней, чтобы потом съехать. Но для французского народа Франция гораздо больше, чем "отель". Это древнее государство, с собственной историей, родной землей, традициями - которые нужно защищать, которые делают нас особенными. Многие люди приезжают во Францию именно для того, чтобы посмотреть на эти особенности. Я вижу это, например, в своем городе Фрежюс. Это романский город, с археологическим, культурным достоянием. Иностранцы приезжают туда, чтобы увидеть эту красоту. Нужно это защищать.

Глобалисты же выступают за постнациональную модель, в которой народы, культуры, традиции подвержены забвению. Я думаю, это чрезвычайно опасная модель, которая стирает разницу между государствами, больше нет особенностей. Неважно, где вы - в Токио или в Вашингтоне - у вас одни и те же магазины. Ужасная модель, против которой мы и боремся.

Мы будем продолжать предлагать миру эту позицию независимости, различий традиций и культур. Как и некоторые другие политики в этом мире.

Будущее Европы

Дарья Платонова: Какова Европа будущая? Европа не глобалистская, Европа свободная?

Давид Рашлин: В первую очередь, основанная на настоящем патриотизме, настоящей демократии - потому что невозможно продолжать строить Евросоюз вопреки воле народов. Нужна Европа, в которой будет защита нашей культуры, наших ценностей. И одновременно независимость государства для самовыражения, чтобы не быть должным НАТО, Евросоюзу, США. Обрести настоящую свободу! это самое важное для народа, который прежде всего хочет быть свободным. А быть свободным в капкане, в котором мы живем сегодня, невозможно.

Дарья Платонова: Каковы Ваши прогнозы по поводу предстоящих выборов?

Давид Рашлин: Думаю, что Марин может выиграть эти президентские выборы. Именно за это мы боремся каждый день. Несомненно, даже если битва тяжелая, за ней - невероятная динамика. Куда бы она ни приехала во Франции, народ принимает ее очень тепло. Думаю, это приведет к тому, что большинство отдадут свой голос за Марин, и Франция обретет свою свободу. Именно мы должны убедить народ в актуальности программы Марин. Думаю, она отличный кандидат, чтобы управлять нашей страной. У нее большой талант, невероятная энергия - я думаю, у нее все получится.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх