сегодня: 22/09
Святой дня
Преподобный Иосиф Волоцкий

Протоиерей Андрей Ткачев: Помолимся о китайцах

Протоиерей Андрей Ткачев: Помолимся о китайцах

Недавно в усадьбе "Коломенское" на экскурсии детей я слышал фразу одного молодого человека - лет восьми. Говорит: китайцы оккупировали Россию. Он сказал как бы в шутку, потому что там туристов-китайцев - в два раза больше. А мне кажется, что это не оккупация. Мне кажется, что это скрытое паломничество

Сегодня я предложу вам простую идею - помолиться о китайцах. Впрочем, не только о них, но также о таиландцах, вьетнамцах, камбоджийцах, японцах - о всякой нации и народности, которых мы не различаем, поскольку они все широкоскулые, узкоглазые и более или менее низкорослые, если брать людей преклонного возраста. Мы просто не знаем их. Они-то хорошо себя знают, они различают друг друга.

Почему я об этом говорю. Потому что их очень много у нас. В знаковых местах нашего присутствия, в наших исторических точках. В усадьбах, в музеях, театрах, храмах, монастырях. То есть, там, где сгустилась история, там, где люди молились, проливали кровь, там, где они творили, писали, создавали. Эти места стали местами паломничества или туристических посещений, там полным-полно этих людей с Юго-Востока.

Недавно в усадьбе "Коломенское" на экскурсии детей я слышал фразу одного молодого человека - лет восьми. Говорит: китайцы оккупировали Россию. Он сказал как бы в шутку, а остальные дети загалдели: китайцы, китайцы оккупировали Россию. Потому что там туристов-китайцев - в два раза больше. Два - это они, а один - это все остальные. А мне кажется, что это не оккупация. Мне кажется, что это скрытое паломничество.

Бывая в Троице-Сергиевой Лавре, время от времени, я тоже вижу, как и вы наверняка, если там бываете, этих туристов, гидов с флажочками, которые рассказывают им про Сергия, про Никона, про Михея, про Епифания Премудрого. Где был первый храм, где то, где сё. Про историю всё это. Они ходят, фотографируют, что-то спрашивают, какие-то свечки ставят. Обматываются платками, как и наши бабы в шортах, заходя в храм, платками закутываются. Ходят осторожно, аккуратно, боясь оскорбить святыню. Иногда просто галдя, как любые туристы в любом месте.

Но я вот думаю: неужели это все бесплодно? Я думаю, не бесплодно. Почему? Потому что наши люди первое прикосновение к святыне совершают тоже как туристы. Рассказывают: я поехала на Соловки или на Валаам и там прозрела и вернулась другим человеком. Или я был в Иерусалиме, просто побродить-полазать там. И зашел, увидал и расплакался. И уже по-другому жить больше не мог, как только лишь воцерковляясь. И так далее.

Мы же тоже все туристы. Но мы приходили в свои монастыри, в свои храмы, с выпученными глазами, как дикари, как Маугли, слезший с лианы. И спрашивали: а это что, а это куда, а это как? Да и сегодня миллионы наших людей – это просто Маугли, слезшие с лианы и зашедшие, только что в штанах, а не в тряпке на бедрах.

И такие же они. Им извиняется, это им извинительно, потому что они чужой культуры. Но мы с вами имеем право отложить всякое житейское попечение и сказать Богу, хоть иногда: Господи Иисусе Христе, всех инородцев и иноверцев, пришедших сюда, случайно или намеренно, как туристы, как паломники, Господи Иисусе Христе, просвети, вразуми, спаси и помилуй. Коснись их сердце, открой им глаза, дай им благодать. Чтобы они узнали Тебя и стали христианами.

Если мы так сделаем – хо-хо, я вас уверяю, лет через пять вы не узнаете мир. В хорошем смысле. 

Читайте также:

Трудоголики - это грешники

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх