сегодня: 23/05
Святой дня
Апостол Симон Кананит

Статьи

Борьба за Сирию на персидском ковре

Борьба за Сирию на персидском ковре

Любой сценарий сирийского урегулирования невозможен без Ирана

Древняя страна с уникальной цивилизацией претендует на роль лидера исламского мира и уже, как минимум, является лидером шиитского «полумесяца», охватывающего помимо самого Ирана, большую часть Ирака, и в разных пропорциях, страны суннитского ислама - Бахрейн, Йемен, ряд Эмиратов, а также Саудовскую Аравию. Тема антииранских санкций, еще недавно занимавшая первые пункты повесток мировых и крупных региональных форумов, была оттеснена на периферию сирийским кризисом. Однако, от сценария отмены санкций в значительной степени зависит формула всего ближневосточного урегулирования, состав ее участников и сроки возможного воплощения. Исторически за контроль над Персией боролись Россия, Великобритания, США. Сейчас борьба идет уже не за политический контроль, а за высокое, желательно первое, место на партнерской шкале Тегерана. Правда, освобожденное Лондоном место уже практически занял Китай, активно продвигающий свой геостратегический проект Великого Шелкового Пути с Тегераном в заглавной роли.

Подход Вашингтона особой новизной или избытком принципов явно не блещет. Американцы, не моргнув глазом, просто меняют на фасаде своей региональной политики обветшавший за 35 лет баннер – «Цитадель Зла» на постер «Партнер Года». Главная задача, о которой публично не сообщается - приманить инвестиционным «пряником» и любым способом разложить режим изнутри, считает генеральный директор Института национальной энергетики, кандидат исторических наук, журналист Сергей Правосудов. 

«Отношение к снятию санкций с Тегерана в каждом политическом лагере свое. Кто-то горюет, кто-то радуется, но почему-то почти никто не задается вопросом, а почему, собственно, после 35-летней блокады американцы вдруг решили отменить санкции, хотя никаких особых предпосылок, на первый взгляд, не было?

Основатель Stratfor Джордж Фридман в своей книге «Следующие 10 лет», выпущенной в 2011 году, написал, что США как можно скорее должны снова восстановить отношения, подружиться с Ираном. Смысл заключается в том, чтобы сохранять баланс противовесов — не должно быть какого-то слишком сильного государства, мешающего их интересам. Вспомним времена шаха. У Ирана ведь и тогда была ядерная программа, но почему-то это не было проблемой для Штатов, как и поставки оружия персам.

После исламской революции США резко озаботились проблемой демократии в Иране, хотя, если подумать, сейчас-то выборы проходят каждые несколько лет, а кто и когда выбирал шаха? Как известно, он пришёл к власти в 1953 году в результате государственного переворота, организованного ЦРУ.

Но вернемся к Фридману. Он пишет, что США совершили большую ошибку на Ближнем Востоке, убрав естественный противовес Ирана — Ирак. Государство фактически распалось на три части, одна из которых — шиитская — добавила силы и влияния Тегерану. В результате шииты стали более мощным игроком региона, чем Саудовская Аравия и их сателлиты. Учитывая иранское влияние в Сирии, Палестине и Ливане, а также некоторое количество шиитов в Йемене, Омане, Бахрейне, Саудовской Аравии Тегеран становится фактически ведущей силой в ключевом для всего мира регионе. Это очень сильно напрягает саудитов и особенно Израиль. «Страна одной бомбы», как иронически называют арабы Израиль, страшно боится появления у кого угодно на Ближнем Востоке атомной бомбы, она видит в этом свою верную смерть.

США остается только «задушить в объятиях» Тегеран, попутно убеждая возмущенных израильтян в том, что это «наши стратегически важные партнеры», а не террористическое государство и могильщик страны Сиона. Традиционный способ борьбы Штатов со своими геополитическими оппонентами — получение контроля над элитами государства, после чего, еще желательно завести военную базу. Но пока американцы выглядят в глазах мирового сообщества довольно глупо довольно. Они публично объявили, что снимут с Ирана санкции, признают их мирную ядерную программу и возобновят с ними торгово-экономическое и другое сотрудничество. А Тегеран в ответ даже на словах не пытается отказаться от своих друзей из известных организаций, которые так, мягко говоря, недолюбливает Израиль.

Что же заставляет США так вести себя и выглядеть в этой ситуации полными идиотами?

Неизбежность. Они поняли, что методом кнута победить Иран не получится. Штаты не могут сменить там режим, не могут построить там свою военную базу. Поэтому в американском меню для Тегерана, пока, сплошное сладкое. Причем выдаваться это десерт планируется по кусочкам — в виде поэтапной отмены санкций.

Логично, что ситуацией поспешат воспользоваться и другие крупные игроки: Россия и Китай. Продавать современное оружие, разрабатывать месторождения, строить электростанции. Но американцы тут же кричат: «Нет-нет, стойте, куда вы?! Мы еще не отменили санкции! Нужно дождаться победы демократии!».

Кроме того, раньше иранское законодательство позволяло иностранным инвесторам заключать только сервисные контракты, у них не было права распоряжаться добытыми нефтью и газом. В том числе и наши компании вкладывали деньги, например, «Газпром» инвестировал в проект «Южный Парс». Деньги отбились, все хорошо, но в целом на таких условиях мировым нефтегазовым гигантам работать неинтересно. Все хотят сами реализовывать добытые объёмы. И вот, пошел слух, что персы готовы смягчить законодательство для привлечения инвесторов.

Поэтому можно отметить, что если даже на Генассамблее ООН иранский вопрос разрешится положительно, то это не будет концом, это будет только началом общемировой борьбы за Иран как за крупнейшего игрока в ближневосточном регионе,  который располагает ключом почти ко всем лакомым периферийным проектам в Африке и Центральной Азии».

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх