сегодня: 14/12
Святой дня
Праведный Филарет Милостивый

Андрей Ткачев: Музей - тоже святое место

Андрей Ткачев: Музей - тоже святое место

Протоиерей Андрей Ткачев о том, что православный человек должен быть еще и образованным

Музей и церковь - это вещи, порой абсолютно противоположные. Храм строили наши предки для молитвы, писали иконы для молитвы, а потом какой-нибудь неверующий управляющий директор говорит: "Свечки не зажигать, Богу не молиться, шагом марш отсюда, здесь теплоконтроль". То есть сами Богу не молимся, и вы не молитесь.

Это явное противоречие. С другой стороны, нужно понимать, из какой эпохи мы вышли. Еще недавно была эпоха, когда все рушилось. Когда именно музейные работники сохранили для нас огромное количество святынь, которыми можно достойно гордиться. Икон, раритетов, артефактов, мощей святых - они же тоже в музеях хранились. Мы же Серафима Саровского в музее нашли. Иосафа Белгородского в музее нашли, тела святые. Иначе это все сожгли бы и выбросили. Музеи сохранили храмы, святыни значимые, такие как Владимирская икона Богородицы.

И многие люди ходили, например, в Третьяковку молиться. Тайком ходили молиться туда перед чтимыми образами, потому что они были в музее.

То есть музеям нужно, в общем-то, отдать поклон. Нужно снять перед ними шапку. Даже более того, верующие люди в те старые времена, ушедшие времена, часто устраивались именно в музеи работать для того, чтобы хранить, описывать, работы писать по древности, по русской старине, по нотным текстам, по рукописям, по иконографии. Молиться, сберегать для будущего, в надежде на будущее возрождение. И более того, некоторые храмы, некоторые иконы столь дороги, что у простого прихода не будет средств для охраны, содержания и эксплуатации.

Действительно, мы можем древний образ XV века зацеловать до неузнаваемости за полгода. Надо его, извиняюсь, в стороночку - и под стеколко. В этом есть своя логика.

Поэтому с точки зрения истории, с точки зрения сложностей быта и всех этих узлов, которые завязаны в человеческом общежитии, музей нам не враг. В музее может быть идеологическая установка на то, что "церковь - это мракобесы, закоптят там свечками великие фрески, а мы будем туда иностранцев водить, чтобы они смотрели и нам копейку платили!". А может быть другая - "мы сохраним, а вы молитесь", "мы вас пустим, молитесь, только не каждый день", "мы приходу не отдадим, потому что приход не поднимет это все, мы поднимем".

Государство отреставрирует, государство будет содержать, сделаем так, чтобы турист пришел и верующий пришел. Верующий через одни ворота, турист через другие. Тот за деньги, тот без денег. Тот будет молиться, тот будет смотреть. И тогда все хорошо.

Вот об этом Святейший Патриарх говорил на встрече с руководителями крупнейших музеев. Говорил, что у нас нет больших, грандиозных противоречий. Я вам больше скажу: хороший экскурсовод, гид, рассказчик - это ведь проповедник.

Я свою юность вспоминаю, когда я ходил совершенно темным молодым человеком по разным музеям, и я замирал, слушая грамотных экскурсоводов. Они тебя остановят перед каким-то полотном старого мастера или перед какой-то иконой и расшифруют тебе ее язык. И там будут стоять, например, сорок олухов, которым до лампочки все, что ему рассказывают. Они будут фотографировать, стоять, смеяться, в носу ковырять. Но там будут два, три, четыре человека, которые замрут и будут слушать. Потом еще раз придут и сами посмотрят.

И вот эти экскурсоводы - они были проповедниками. Они были трансляторами священных знаний из древних эпох в современную дикую эпоху. Современная эпоха более дикая, чем древняя. Там, где мы думаем, жила дичь, там жила великая культура. А сегодня, где мы думаем, живет великая цивилизация, живет подлинная махровая дичь.

И вот трансляторы знаний между махровой дичью и настоящей культурой - это писатели, архивариусы, специалисты, экскурсоводы, хранители древностей и так далее. У нас с ними дружба, они наши помощники. Пока молодой человек придет в храм молиться Господу Иисусу и его Пречистой Матери, до этого, быть может, он придет в составе школьной экскурсии в какой-то музей, и тетенька в пуховике и в тапках, от холода скрюченная, покажет ему, что такое высокое и великое. И так хорошо расскажет ему об этом, что молодой человек потом не забудет. А потом придет молиться в храм и станет со временем верующим человеком.

В духе сказанного я считаю, что музей - это святое, несмотря на то что храм святее всего. Музей - тоже святое, на ступеньку ниже. И у нас с ними вражды нет. Нужно понимать просто друг друга. Ведь гора с горой не сходится, а человек с человеком сходится. Только нужно понять друг друга: что вы делаете, что мы делаем. Вы для страны работаете? И мы для страны. Вы для вечности? И мы для вечности. Вы ради красоты, и мы ради красоты. Так давайте найдем общие точки соприкосновения и не будем ссориться. А поможем друг другу работать для красивого, доброго, вечного.

Поэтому ходите не только в храм - православный должен быть образованным человеком. Он должен быть и в театре, и в музее, и в выставочном зале. Ходите, думайте, смотрите.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх