сегодня: 27/07
Святой дня
Преподобный Никодим Святогорец

Андрей Ткачев: Чего боятся в России?

Андрей Ткачев: Чего боятся в России?

Протоиерей Андрей Ткачев о страхах в России

Мы, дорогие друзья, перейдем с вами к теме страхов, фобий. Фобос - это сын, вернее брат Деймоса, брат смерти. "В общем, страшно жить на свете", - говорит Рената Литвинова. И мы сейчас поговорим про то, чего боятся в России.

Люди всю жизнь чего-то боятся. С развитием цивилизации мы не стали боятся меньше, стали боятся больше. Мы не боимся гриппа, скажем, хотя его тоже стоит боятся, потому что пилюли не всегда действуют. Но мы стали бояться глобальных проблем, потеплений, озоновых вторжений, дыр каких-нибудь, солнечной активности. Какого-то бреда начали бояться.

Вот то, что прекрасный Трамп сказал: "Да плевать на ваши всякие экологические штуки, там всякие потепления, озоновые дыры, - это все манипуляция, это все какая-то чепуха, чтобы деньги сказать в мировое правительство". Ну, в принципе, я об этом тоже так думаю.

Но мы стали бояться больше, подчеркну эту мысль. Чего же боятся россияне? На первом месте страхов является страх мировой напряженности. То есть нас, как того чукчу, вечно тревожит Гондурас. Мы боимся, что будет то или то.

Это неплохо. Это принцип глобального мышления. Человек, живущий где-нибудь в Техасе, или в Иллинойсе может думать, что город Москва - это город, находящийся где-нибудь во Флориде. Там есть город Москва, город Петербург, город Одесса. Он может вообще не знать, кто там, чего там. У него горизонт заужен.

«Международная напряженность» - было такое слово. И вот мы этого боимся. 

А наши - нет. Наши с детства привыкли к политинформациям, привыкли к глобальному мышлению. Привыкли к тому, что на Марсе будут яблони цвести. И мы боимся международной напряженности. Такое было словосочетание, когда еще Зорин и Бовин вели "Международную Панораму", там такое слово было -"международная напряженность". А не равен час там нажмут на кнопку и полетят ракеты в разные стороны, и что тогда? Тогда ничего, никому ничего.

Чего еще боится народ? Роста цен и обесценивания сбережений. Если сбережения есть, то в принципе можно еще улыбаться. Есть такая притча про тех, кто плачет. Плачут те, у которых есть что терять. Когда уже тебя ободрали до конца, тогда можно смеяться, потому что уже все. Уже не страшно. То есть, бедные не банкротуют. Банкротом бедный быть не может. Он голый, что святой - ничего не боится. Если мы боимся обнищания, значит, у нас-таки есть, что терять. В носках, в подушках, матрацах, на банковских счетах, на черный день, на пятое-десятое, то есть мы себе там еще жирок накопили. Поэтому мы боимся потерять - это нормально. Боимся мировой войны, и боимся потери или обесценивания накопленного.

Конечно, мы картин с этими борзыми щенками не копим, мы копим чисто в банальных тугриках, всяких рублях, долларах. Но оно все же мусором становится в одну секунду. Поэтому мы боимся, и правильно делаем. Надо бояться.

Чего еще боимся? Боимся роста криминала и преступности. Потому что обнищание населения приводит, в общем-то, совершенно закономерно к тому, что страшно выйти на улицу. Нас пока еще так это не кусает, не щемит, потому что преступность была всегда и будет всегда. Будут убийства на почве ревности, будут всякие грабежи и драки на малолеток. Но так, чтобы совсем страшно было, это нужно, чтобы ослабло государство, обнаглели преступники и совсем деморализовался народ. То есть, страх есть, но он не очень реален.

Страх потерять работу. Этот страх - один из самых главных. Он четвертый по списку, но в общем-то очень серьезный. Потому что если ты работаешь и тебя кормят за сделанное тобою, то это хорошо. То есть, ты не воруешь и не просишь милостыню, ты зарабатываешь хлеб свой. Можешь помочь кому-то. И ты боишься потерять это. Это в принципе естественный страх.

То есть, суммируя, мы приходим к такому выводу, что граждане боятся совершенно обычных вещей. Всемирной войны. В глобальном мире чихни в Твери, слышно будет в Квебеке.

То есть, все очень маленькое стало. Боимся просто цен и обесценивания сбережений. Боимся преступности. Боимся потерять работу. Чего нам принесла цивилизация? Чего не боялись люди, скажем, во времена Смутного времени в XVII веке? Того же самого: бандитов, грабежей, потери работы, войны. Ну то же самое. А что изменилось? Ну что изменилось? Бренды новые появились, магазины всякие, "Тойота", "Макдональдс".

А дальше что? Того же самого и боимся. Войны - боимся, безработицы - боимся, кражи или грабежа - боимся, старости и бесполезности - боимся. Жизнь, друзья, не изменилась. То есть, в России боятся всего того же, чего боялись и до царя Гороха.

Вот и все. Вывод ВЦИОМ, это все, конечно, в цифрах, в графиках, красиво, креативно, современно. А в принципе это все одно и то же. Как жил человек на земле, хлеб жевал и в землю ложился по смерти, так он и живет на земле, хлеб жует и в землю ложится по смерти. Ничего нового.

Верьте в Бога, на Него надейтесь. "Надеющиеся на Господа - как гора Сион: не подвижется во век живущий в Иерусалиме". Горы окрест его, и Господь окрест людей своих, отныне и до века. Верьте в Бога и никого не бойтесь. 

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх