сегодня: 16/12
Святой дня
Преподобный Савва Сторожевский

Андрей Ткачев: Блудных сыновей - сотни и сотни

Андрей Ткачев: Блудных сыновей - сотни и сотни

Притча о блудном сыне в рассказе Эрнеста Хэмингуэя

Поговорим о литературе. Многие тексты наши вырастают из евангельских семян. Знаем мы об этом или не знаем, от этого ничего не меняется. Но лучше знать, чем не знать. Одним из корневых сюжетов мирового литературного творчества является притча евангельская о блудном сыне.

Множество мальчишек в Испании носят имя Пако. Примерно так начинается роман «Рог быка» Эрнеста Хемингуэя. Пако – это сокращенно от Франсиско. Франсиско, так интересно у них заменяется «ф» на «п». Pater Communitatis сокращенно - это «отец сообщества», Ордена Францисканцев, Франциск Ассизский.

И поскольку Испания католическая страна, там огромное количество детей, мальчишек, носит имя Пако. Пако де Лючия и многие другие Пако. Этих Пако настолько много в Мадриде и его окрестностях, пишет Хемингуэй в начале своего рассказа, что однажды один папа приехал искать своего сына в Мадрид из провинции Эстремадура, обошел там все улицы, все кабаки, все стадионы. Не нашел его. Написал в газете с объявлениями небольшую заметку: «Пако, я жду тебя в отеле Монтана в 12 часов дня, все простил. Папа».

И к этому отелю пришло 800 молодых людей, которых звали Пако, которые нашли себя в этой заметке. Их пришлось разгонять водометами и конной полицией.

Это шутка, с которой начинается повествование Хемингуэя, рассказ «Рог быка». Сам рассказ посвящен молодому человеку по имени Пако, который работает в одном из кабачков, ресторанчиков, кафетериев в Мадриде. Дело происходит в период войны монархистов с франкистами. Той гражданской войны, о которой мы очень мало знаем и про нее просто забыли.

Испания была вдали от мировых войн. В Первой мировой войне она не принимала участия. Во Второй мировой войне не принимала участия. У них было свое кино. Там монархисты и коммунисты дрались не на живот, а на смерть. Там были экспедиционные корпуса и фалангистов, и русских коммунистов, и кого там только не было. Множество писателей прошли через эти войны, например, Оруэлл, или тот же Хемингуэй.

Вот дело происходит в Мадриде вот в эти годы. Какой русский не любит быстрой езды. Какой испанец не любит корриду. Молодые мальчишки, приехавшие из провинции в рестораны, работать поломойками, посудомойками и разносчиками прохладительных напитков, разговаривают о корриде в конце рабочего дня и пытаются изобразить - один быка, а другой тореадора, или матадора.

Говорит: «Да я не боюсь этих рогов быка, ты давай табуреткой изображай рога быка, а я буду уворачиваться, мы изобразим корриду». У них все получается. Но в конце говорит: «Слушай, табуретку можно не бояться, а бык знаешь какой страшный. Морда в пене, рога острые, сила неимоверная». И с быком все страшнее, говорит. «Давай для правдоподобия привяжем ножи к табуретке. Ну, давай привяжем». Они привязали, начали изображать.

Как вы догадываетесь, все закончилось плохо, потому что тяжелый нож попадает в бедренную вену этому неудачнику-матадору, и он истекает кровью на кафельном полу в несчастном ресторанчике в центре Мадрида. Звать его Пако. Ни любви, ни ненависти он еще не узнал, он умер рано.

Но вот этот вступительный рассказ Хемингуэя, этот горький мадридский анекдот о том, что папа приезжает из провинции в столицу и пишет: «Сынок, я все простил. Приходи, я жду тебя, в 12 часов...» И сотни людей, случайно прочитавшие газету, откликаются на этот призыв.

Это только те, которых Пако зовут. А ведь есть еще другие имена. И они такие же все. Они почему-то убежали из семьи. Они почему-то погнали из своих сел или деревень, маленьких городишек в столицу, в поисках любви, в поисках признания, в поисках политической деятельности, в поисках шальных денег, в поисках запретных удовольствий. И вот они там слоняются по подворотням и кабакам, ходят по футбольным матчам и корридам, зарабатывают деньги, приворовывают, пьют, дерутся, вступают в политические партии. И вдруг приходит папа. И говорит: «Сынок, я все простил, приходи». И они все стайкой, как рыбки, бегут туда к этому аквариуму. Потому что все они дети, и всем им хочется, чтобы папа их простил.

Это чистая притча о блудном сыне. Это возвращение блудного сына, последняя картина Рембрандта. Это, в общем-то, Буратино, вернувшийся в каморку папы Карло. Это тоже притча о блудном сыне. И вообще, вся наша литература, как говорил Дмитрий Лихачев, закодирована Евангелием, и в главной степени - притчей о блудном сыне.

Сынок, вернись, я все простил, говорит папа. Сынок бежит. И таких сынков, оказывается, целые сотни, сотни и сотни. Хороший рассказ, хороший писатель. Хорошая тема. Читайте хорошие книги, чтобы душа не засыхала.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх