Андрей Ткачев: Бикини - атомная бомба

  • Андрей Ткачев: Бикини - атомная бомба

Протоиерей Андрей Ткачев о том, почему женщинам перестали писать стихи

Мы сегодня, друзья мои, поговорим о знаковой странице в жизни мира. А именно, о появлении раздельного купальника. "Отец Андрей, ты чего, забыл, кто ты такой?" Я не забыл. Я сознательно хочу рассказать сегодня о появлении бикини.

Итак, в 1946 году в Тихом океане, в цепи Маршалловых островов, а именно, на атолле Бикини, был взорван заряд ядерной бомбы. Там прошло очень много испытаний, взрывов, ядерных, может быть, и термоядерных, но я не берусь утверждать.

Атолл - это кольцеобразная гряда островов и рифов, которая образует такое или плотное, или разорванное кольцо вулканических образований. И вот там внутри американцы взрывали много-много раз всякие бомбы, разных зарядов. Туда помещали корабли, там их бомбили. Наблюдали, изучали, как, вообще, действует ядерное оружие на военно-морской флот. Там много всякого лежит на дне.

Ну, а четырьмя днями позже, или пятью, но не больше шести, после этого испытания в 1946 году ядерной бомбы на атолле Бикини, в Париже прошла демонстрация мод, где впервые на подиум вышла женщина, в принципе, голая, прикрытая тряпочками, в пахе и на молочных железах. Прошлась там, музычка проиграла, все сказали "о-го". И не поняли, что это такое было.

А потом это был взрыв, взрыв в нравственности, европейской, американской, а потом и в нашей. И люди сказали: слушайте, тут бомбу взорвали, на атолле Бикини, тут баба голая прошлась. Ну, почти голая. Ну, так, с намеком. Это же одно и тоже. Говорят: точно, назовем этот купальник бикини. И назвали. Так что мини-бикини, все эти якобы такие тряпочки на разных железах и в разных местах – это, в принципе, прикрытие открытой уже наготы. Которые равны по значению взрыву атомной бомбы. Так решили западные журналисты. При всей их безбожности, почти тотальной, тем не менее они прозорливы, по-своему, и мы с этим соглашаемся.

Интересно, что когда французский инженер-механик, придумавший раздельный купальник, решил найти для себя какую-нибудь такую девочку, модельную такую, которая ходит странной походкой по подиуму, ни одну не нашел. Ни одна модельная актриса, демонстрирующая одежды на людях, не согласилась в 1946 году идти по подиуму вот в этой одеже. Так сказать, вот в этом – "никогда, я что, шлюха, что ли". Это можно показать любимому мужчине, причем при свете свечей, только одной паре глаз. И если я его люблю, и он меня любит тоже. Но не больше.

А вот так всему миру – это сатанизм, это порнография. Кого же они нашли? Нашли стриптизершу. Которая давно уже перешла порог раздевания, и раздевалась уже всю свою сознательную жизнь перед глазами самых разных мужчин, и этих пар было не одна, а 185, 615 там, или там больше, меньше. И вот эта девочка прошлась по подиуму – и взорвала бомбу. Четыре дня назад была взорвана бомба в атолле Бикини. Там, кстати, туземцы пострадали, потом они за американские гроши лечились от того, что были облучены и изуродованы последствиями ядерной бомбардировки. А в Париже прошел показ моды.

И, друзья мои, это вещи вполне сопоставимые. Во-первых, нельзя сказать, что важней, что страшней. То ли голым пройтись, то ли бомбу взорвать. Скорее всего, это все очень вместе. Это вместе. То есть раз ты взрываешь весь мир, или хочешь его взорвать, значит, ты когда-нибудь и морально взорвешь его. То есть ты назовешь нормой то, что ненормально. И ты возведешь в ранг доступного, разрешенного то, что за пределами сознания.

То есть сегодня мы на пляжах смотрим на этих, в принципе, голых баб, которые без совести всякой стали раздеваться везде и всюду. А почему нас не любят? А почему с нами не вздыхают? А где здесь под окном серенады? А где стихи? Стихи уже в одном месте. Потому что раз ты голая всю жизнь, значит, стихов тебе петь не будут. Тебя будут просто пользовать.

Ну такова серьезная се ля ви. Началось это все параллельно с взрывом атомной бомбы. И это вторая атомная бомба, которая сняла с женщины стыд. Женщину, по Иоанну Лествичнику, Господь одарил избыточным стыдом. И если она сей стыд потеряет, она будет искать мужика с настырностью, и никто не спасется. Это в простом перефразе для современного уха я вам излагаю цитату, почти буквальную, из Иоанна Лествичника. Вот и думайте, друзья мои, где мы живем. После взорвавшейся бомбы. До свидания.

Загрузка...

Оставить комментарий

Алекс Джонс: В ближайшие 30 дней, может быть, начнется еще война Убийство посла - попытка дестабилизировать отношения с Анкарой и Вашингтоном
Новости партнёров
Загрузка...