сегодня: 27/05
Святой дня
Блаженный Исидор Ростовский

Статьи

Сенатор Алексей Кондратьев: Выставлять Россию агрессором - это модно

Сенатор Алексей Кондратьев: Выставлять Россию агрессором - это модно

США продолжают раскачивать нашу лодку и при этом обвинять во всех смертных грехах

В Сирии продолжается война. Складывается ощущение, что Вашингтон намеренно затягивает конфликт - более того, мешает России проводить антитеррористические операции. О том, как американцы повышают ставки в Сирии и зачем Вашингтон выставляет Россию агрессором, рассказал член Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности, полковник Вооруженных сил России Алексей Кондратьев в программе Андрея Афанасьева "Русский ответ".

США раскачивают нашу лодку в Сирии

Андрей Афанасьев: На ваш взгляд, американцы сейчас специально обостряют ситуацию в Сирии?

Алексей Кондратьев: И не только в Сирии. Дело в общей ситуации, как в Сирии, так и на Украине и в других регионах вокруг Российской Федерации, в Центральной Азии - все они являются сферой интересов Соединенных Штатов. Вынуждая нас втягиваться в разных регионах в противостояния, в вооруженные конфликты, в политическое  противоборство, Соединенные Штаты раскачивают нашу лодку.

И поэтому сирийский вопрос - один из важнейших. Мы потом увидим, что и Украина в этом плане тоже периодически всплывает. Но Сирия приобретает особое значение в том смысле, что там разыгрывается ставка уходящей администрации Обамы, которому крайне необходимо завершить пребывание на посту президента Соединенных Штатов реальными результатами.

А.А.: На мажорной ноте.

А.К.: Да, на высокой мажорной ноте.

А.А.: Судя по последним усилиям США в Сирии, складывается впечатление, что Вашингтон специально провоцирует конфликт, уже напрямую с нами.

А.К.: Здесь нужно понимать, кто и что преследует в войне на сирийской площадке. Если говорить о Соединенных Штатах, то, конечно, это прежде всего борьба. Во-первых, выдавить Асада, во-вторых, выдавить Россию из региона. Мы должны понимать, что было год назад. Год назад фактически Асад контролировал чуть более четверти территории страны. Естественно, если бы мы в сентябре сдали Асада, то Россия в этом регионе потеряла бы все.

А.А.: В том числе и свою базу.

А.К.: В том числе и свою базу, в том числе экономическое, политическое влияние. Это все-таки Ближний Восток. Это одна из тех точек, которые очень серьезно влияют на мировую политику.

И если говорить о нашей стране, то мы, естественно, защищаем сами себя в том числе от терроризма. Мы уже проходили это в 1990-е. Мы видели потоки мирового террора на территорию Северного Кавказа и в другие регионы нашей страны. Если говорить об этих противоречиях, нужно понимать, что в договоренностях, которые были осуществлены 10 сентября, есть два ключевых момента. Первый - это обязательство США обеспечить разделение террористов. Это "Джабхат Фатх аш-Шам" (прежнее название - "Джабхат ан-Нусра", запрещенная в России террористическая организация - прим. Царьград). И соответственно, второй аспект - это проводка гуманитарных конвоев со стороны Асада.

Естественно, ни та, ни другая сторона не выполнили свои обязательства. То, чем это чревато, мы видим сегодня. Этим американцы и воспользовались для того, чтобы бездоказательно обвинить Российскую Федерацию во всех смертных грехах.

Воюя против террористов в Сирии, уничтожая их материальную базу, уничтожая их физически, мы в принципе уничтожаем и те американские деньги, которые выделены на подрывную деятельность против России. Ослабим хватку в Сирии - активизируются на Украине. Наши успехи и неуступчивость по сирийскому вопросу приводят к тому, что в том числе и Нуланд появляется у нас и готова идти на переговоры. 

Американцы оттягивают войну на неопределенный срок

А.А.: О Нуланд мы еще поговорим. Если я правильно понимаю, вы ведете к тому, что воевать нам придется в любом случае. Мы в принципе уже воюем. Просто за нами остается выбор, воевать в Сирии или у нас - в Ростовской области или в Средней Азии…

А.К.: В принципе, ничего нового я не говорю. Эта позиция была озвучена еще в послании президента зимой. Вся дальнейшая политика, все дальнейшие события только это подтверждают. И обратите внимание, что когда Джон Кирби сделал свое знаменитое заявление, что война может быть перенесена на нашу территорию, та же Мария Захарова оценила это как команду "фас" - это имеет под собой определенную почву. Поэтому мы должны понимать, что те люди, которые сегодня якобы не могут разделить террористов на хороших и плохих…

А.А.: …скорее всего, просто этого не хотят делать.

А.К.: Естественно. Тем самым влияют на то, что мы оттягиваем сроки их уничтожения. Мы в любом случае их уничтожим, в этом смысл всей операции - восстановить территориальную целостность Сирии и покончить с мировым терроризмом. Именно поэтому американцы требуют прекратить боевые действия в Алеппо - чтобы спасти наиболее боеспособные отряды, дать им  перегруппироваться и вооружиться и заставить продлить эту войну на неопределенный срок. 

А.А.: Пока мы воюем, все получается. А как только садимся за стол переговоров с Вашингтоном, происходит какая-то перегруппировка, внезапно наносят удары по позициям наших союзников, и абсолютно "случайное" массированное нападение радикалов из ИГИЛ (террористическая группировка, запрещенная в РФ - прим. Царьград). Не много ли совпадений?  

А.К.: Совпадений на войне вообще не бывает. Все достаточно предопределено. Если посмотреть на события с 10 по 20 сентября, с момента достижения договоренностей, в том числе по прекращению огня и разведению сторон вдоль дороги на Кастелло, нужно признать некоторые вещи. Первые четыре дня, с 12 по 16 сентября, прекращение огня действовало активно.

А.А.: Просто другая сторона занималась перегруппировкой.

А.К.: Вот я к этому и веду. Дело в том, что пока наши ВКС и сирийская армия не делали ни одного выстрела - фактически с той стороны шла перегруппировка. Но с 17 числа риторика Соединенных Штатов резко изменилась. И вы помните, как после звонка Керри нашему министру начались непонятные претензии и нежелание разделить боевиков. После, как только пошли гуманитарные конвои, сразу стало понятно, что начинаются подвохи. Риторика резко изменилась.19 числа в течение часа наносились удары четырьмя самолетами коалиции по позициям сирийской армии. Более 60 военнослужащих были уничтожены сразу, потом до 82…

А.А.: Почти две сотни бойцов вывели из строя.

А.К.: Две сотни вообще было выведено из строя. Говорить о случайности применения бомбы штормового удара в течение часа - тогда, извините, что за разведка у наших коллег по западной коалиции?

Следующий шаг - это уничтожение конвоя. По заранее выделенному коридору, который обеспечивали  боевики, который проводился американцами. По данным нашего объективного контроля, в небе висел боевой беспилотник Predator - хищник, который в состоянии нести боевое вооружение. И после этого сразу пошли резкие обвинения России в том, что якобы мы и сирийцы виновны в уничтожении этого конвоя. Хотя ни одного подтверждающего материала не было предоставлено. Цель - выгородить себя на фоне неспособности повлиять на боевиков и подставить Россию, заставить ее оправдываться, тем самым обвинив в срыве договоренностей.

Мода выставлять Россию агрессором

А.А.: Это у них замечательно получается. Вообще информационный аспект сирийской  войны войдет в учебники по международным отношениям, безусловно.

Почему у американцев такая истерика из-за того, что мы разместили С-300? В соответствии со всеми международными договоренностями, по приглашению сирийской стороны…

А.К.: Это повод в очередной раз выставить Россию агрессором, как это модно говорить в прозападных кругах. Год назад я был в Сирии - как раз в то время, когда размещали С-400. Потом в "Твиттере" размещали информацию, что мы в ответе за те события, когда был сбит наш Су-24.

Идет война, и масштаб этой войны серьезный. И обязанность любого руководителя - обеспечить жизнь, здоровье своих военнослужащих. То, что касается С-300, он был размещен практически сразу для усиления группировки в Тартусе. И это, раз мы партнеры, не должно расстраивать наших коллег по западной коалиции. Это обязанность. Это аксиома, азбука военной науки. Все наземные объекты, все расположения сил, средств всегда прикрываются в том числе и от воздушного противника. Есть ли это оружие, нет ли его на этом театре военных действий или в зоне боевого применения - это обязанность.  

А.А.: Я не удивлюсь, если у экстремистов со временем появится и авиация. Откуда-то танки и тяжелая техника у них появляются. 

А.К.: Мы же с вами чуть выше говорили о том, что американцы снабжают в том числе и "умеренную" оппозицию. И в том числе ПЗРК. Ведь совсем недавно были сбиты наши вертолетчики, получили звание Героев Российской Федерации за выполнение своего долга. Есть данные по сбитым истребителям и бомбардировщикам сирийских вооруженных сил. Если уже началось это противостояние и американским оружием сбивают тех, кто борется с терроризмом, тогда вопрос: американцы-то вообще собираются бороться с кем-нибудь? 

А.А.: Они, видимо, не очень собираются. Любопытно заявление замминистра иностранных дел России Сергея Рябкова по позиции Соединенных Штатов в сирийской проблеме. Он говорил о том, что нам с ними не по пути, если они собираются разделять Ближний Восток, если их целью является переформатирование политической геометрии Сирии.

В нашем дипкорпусе и в среде людей, отвечающих за международные отношения - все ли понимают это? Потому что, кажется, у нас тоже есть некая раздвоенность. Там есть Сергей Викторович Лавров, его заместители - вот они понимают, с кем мы на самом деле воюем. А есть люди, которые говорят: надо переговоры, надо о чем-то договориться. И как только мы садимся за стол переговоров, происходит перегруппировка нашего противника. Это шизофрения? 

А.К.: Нет, на самом деле есть замечательная формула: худой мир лучше доброй войны. С другой стороны, когда у наших якобы партнеров по 8 тузов в каждом рукаве, то непонятно, с кем мы вообще общаемся. И поэтому здесь все-таки нужно выходить на решение проблемы больше дипломатическим путем. Та же ситуация в Сирии. Если бы американцы извне не подкармливали отряды сирийской оппозиции, четыре года назад Алеппо не стал бы захваченным городом. Это же был замечательный город, второй по величине в Сирии. Тот же Дамаск не превратился бы в руины на три четверти. Я уже не говорю про кладезь мирового наследия и его историю - это Пальмира. Вот эти вещи нужно очень четко разделять. Что решение военным путем - это уже решение болезни.  

А.А.: Это хирургия.

 

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх