Андрей Фурсов: речь Путина - бархатная форма ультиматума

  • Андрей Фурсов: речь Путина - бархатная форма ультиматума

Директор центра русских исследований Московского гуманитарного университета, директор Института системно-стратегического анализа, российский историк, социолог, публицист Андрей Ильич Фурсов дал интервью телеканалу «Царьград», приводим стенограмму беседы.

Несколько важных вещей в этом выступлении проговорено очень четко. Путин выступил в защиту ООН и принципа вето. Вообще в мире последние десять лет ведутся разговоры о том, что ООН устарела, что нужно что-то другое… Путин ясно дал понять, что ООН нуждается в реформе, но реформа должна быть грамотной. Если вы помните, в последние годы речь все время идет об отмене права вето в Совете безопасности. По сути дела это направлено против России – чтобы у России отобрать право вето. На самом деле это не реформа – это управленческий коллапс.

Право вето позволяет упорядочить работу ООН. И я хочу напомнить, что СССР постоянно использовал это право, чтобы защитить слабые, молодые, освободившиеся страны от агрессивных поползновений. И это работало, потому что за СССР была вся мощь наших Вооруженных сил, Военно-морского флота и ядерного оружия.

Право вето получили те державы, которые внесли наибольший вклад в победу над нацизмом – СССР, США, Великобритания. И по целому ряду причин они поделились этим правом с Францией и Китаем. Таким образом, было зафиксировано, что победители получают право вето, и это естественная вещь.

Второй момент, который я хотел бы подчеркнуть, – Путин недвусмысленно выступил в защиту такого феномена как государственный суверенитет.

Западники говорят, что глобализация создала новый мир, что государственный суверенитет устарел и является помехой. Помехой для чего? Государственный суверенитет – это последняя линия обороны государств против транснациональных корпораций и закрытых наднациональных групп мирового управления. Крайний случай того, что происходит, когда рушится государственный суверенитет, мы видели в Ираке и Ливии.

Государственный суверенитет в современном мире нужно сохранять. И нужно помнить, что его уничтожение – это и разрушение ООН, созданной как организация суверенных государств.

Уж Россия точно никому свой суверенитет отдавать не должна.

Еще один интересный и важный момент – тезис Путина о необходимости создания международной коалиции в борьбе с ИГ. Кому-то может показаться, что ИГ – чисто ближневосточный феномен, который не должен нас волновать. Это опасное заблуждение. Дело в том, что ИГ – это структура с потенциалом экспансии. В их планах – северная часть Африки, Балканы, территория Евросоюза, Закавказье, Иран, Центральная Азия, север Индии. Если учесть, что в этом списке много государств, ослабленных действиями США, то эти регионы – легкая мишень для ИГ. Тем более если учесть, что в этой зоне проживает много мусульман-суннитов, которые могут поддержать ИГ.

Здесь следует помнить уроки истории. Сам ислам возник и его экспансия началась после того, как в середине V века рухнул Рим, а потом стали загибаться бывшие эллинистические монархии или их наследники. И в результате в VII веке начинаются подъем ислама и мусульманская экспансия. То есть это было связано с ослаблением геополитической ситуации, с ослаблением окружающего мира.

История повторяется дважды: один раз в виде трагедии, второй – в виде фарса. То, что мы сейчас видим на Ближнем Востоке, – результат действий США. Они пытаются раздробить государства Ближнего Востока, чтобы каждый из кусочков был удобен для эксплуатации транснациональными корпорациями. И американцы создали пространство для экспансии ИГ.

И когда наш президент говорит, что необходима международная коалиция, в его словах есть (помимо прочего) два момента, которые в дипломатии не принято произносить в лоб. Во-первых, по сути, он сказал американцам: «Ребята, вы обгадились. Вы создали условия для ИГ – значит, вы должны участвовать в международной коалиции».

Второй момент связан с пониманием, что американцы сделают все, чтобы втравить нас во все эти дела, а самим остаться в стороне. Так же, как сделала Великобритания в начале XX века, когда великие европейские державы заставили Японию отказаться от целого ряда завоеваний после победы над Китаем. Британцы пошли на союз с Японией, чтобы затем бросить ее против России, заключив англо-японский договор 1902 года.

Поэтому Путин между строк говорит американцам: «На этот раз отсидеться в стороне у вас не получится – иначе вы будете пособниками ИГ». То есть в этом плане тезис Путина – вежливая, бархатная форма ультиматума. И умные люди поняли, что на самом деле было сказано.

Я думаю, нас ждет еще очень много сюрпризов на Ближнем Востоке, но уже совершенно понятно, что стратегия управляемого хаоса, которой руководствовались американцы, начав спецоперацию «Арабская весна», зашла в тупик. Управляемый хаос стал неуправляемым, и вот в этой ситуации надо решать проблему.

Решая проблему ИГ, Россия решает и свои проблемы, потому что среднеазиатское подбрюшье – это очень уязвимое место для удара по нашей стране. Потенциального противника нужно бить на дальних рубежах. Нельзя позволить потенциально враждебным в политическом и идейном плане целостностям возникнуть по периметру наших границ. Их нужно отодвинуть как можно дальше.

Путин, по сути, предложил глобальную повестку дня. И подтекст был совершенно ясен: существующие проблемы создала миру Америка и она должна отвечать за это.

Что касается использования российских войск за рубежом, я надеюсь, что мы не повторим ошибок Афганистана. Ни в коем случае не стоит ввязываться в сухопутную войну. СССР в экономическом отношении был намного более мощной державой, чем нынешняя РФ – мы не можем позволить себе даже 10% того, что мог себе позволить Советский Союз. И тем не менее проблемы растущих угроз на дальних рубежах нужно решать. 

И нужно помнить, что участвуя во всех международных коалициях, англосаксы постоянно ведут свою игру. Они стараются подставить союзника так, чтобы после окончания военно-политических действий с ним разделаться.

Сейчас в нашей внешней политике мы видим очень удачные броски, выражаясь спортивным языком. Но бросок должен завершаться болевым приемом и нужно, чтобы от него соперник начал молить о пощаде. Тогда мы сможем говорить, что у нас – блестящая внешняя политика.

Но здесь вот такой момент: внешняя политика не может быть блестящей, если такой не является внутренняя политика. А у нас – колоссальный диссонанс между внутренней и внешней политикой. С одной стороны – выступление президента Путина в ООН, с другой – программная статья Медведева в «Российской газете». Это совершенно разные векторы.

При реализации внутриэкономической программы, заявленной премьер-министром Медведевым в «Российской газете», никакой блестящей внешней политики быть не может. При такой внутренней политике страну бы сохранить. В этом контексте подход Глазьева значительно более перспективен, чем программа Медведева.

Возвращаясь к выступлению Путина, на мой взгляд, его обращение к исламским лидерам и слова о том, что ислам – величайшая мировая религия, действительно можно считать знаком о возвращении России на Ближний Восток. Мы потеряли этот регион во времена поздней горбачевщины и ельцинщины – сейчас мы возвращаемся, причем не только на Ближний Восток.

Но кроме того, здесь есть еще одна вещь: Россия всегда была веротерпимой страной. В отличие от других стран, которые в своей эволюции растворяли этнические группы, Российская империя, расширяясь, никакие группы не растворяла, никого не заставляла насильно принимать православие. Россия очень терпима к иным верованиям и иным этническим группам – до тех пор пока они не подрывают мощь государства.

Россия может многих поучить тому, как создавать взаимный учет интересов, если не их гармонию. В русской истории нет таких позорных страниц, как уничтожение индейцев (испанцами и американцами в США), нет того, что делали британцы в Индии и Африке… Мы всегда были терпимы и добры к тем, кто думал и жил иначе, чем мы. В этом отношении нам не надо учиться у Америки и всех других, кто пытается нас учить. «Поучайте лучше ваших паучат», – как пелось в фильме «Приключения Буратино».

При этом в нашей внешней политике вектор от украинского кризиса ни в коем случае никуда не уходит. Не вижу никаких признаков того, что мы якобы сдаем Донбасс.

 На вопрос о том, как он оценивает позицию либералов по сирийской операции Москвы, Фурсов сказал:   

Вспомним, как наш «либерастический серпентарий» радовался нашим поражениям в русско-японской войне, как он всячески превозносил японские успехи… Сейчас история повторяется – нужно просто знать, с кем мы имеем дело, но ни в коем случае нельзя позволять пятой колонне (особенно в условиях военного времени) открывать рот шире положенного.

Меня поражает интеллектуальная убогость всех этих людей и то, во что они выродились. На «Эхе Москвы» происходит такая вакханалия, что оттуда побежали даже старые сотрудники: развязное поведение нескольких молодых недоучек разрушает радиостанцию… Ну что ж, как говорится, ступай отравленная сталь по назначению.

Наша так называемая «оппозиция» – это прихлебатели тех, кто грабил страну, обеспечивающие идейное прикрытие этого процесса. Но если в 1990-е годы они были адекватны своему времени, то сейчас они – как та змея из «Книги джунглей», которая пережила свой яд. Они становятся просто смешными. Можно их только пожалеть.


Обсудить
Читать комментарии
Православный обзор 02.10.2015 Медиаураган уперся в стену
Новости партнёров
Загрузка...
Загрузка...

Подписаться на уведомления, чтобы не пропустить важные события

Подписаться Напомнить позже
регистрация