Анатолий Аксаков: Закон о криптовалюте защитит рубль и нашу платежную систему
Фото: Телеканал "Царьград"
Экономика Интервью

Анатолий Аксаков: Закон о криптовалюте защитит рубль и нашу платежную систему

Законопроект "О цифровых финансовых активах" наконец внесен Госдуму России

В законопроекте вводятся определения цифровых финансовых активов, к которым относятся криптовалюта и токен, а также законодательно закрепляется новый вид договора, заключаемого в электронной форме, - смарт-контракт. Согласно законопроекту, криптовалюта и токен являются имуществом. Определены и ключевые различия между ними. "При этом законопроектом прямо устанавливается, что цифровые финансовые активы не являются законным средством платежа на территории Российской Федерации", - поясняется в сопроводительных материалах.

Нюансы документа мы обсудили с одним из авторов предложения председателем Комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолием Аксаковым.

Юрий Пронько: Анатолий Геннадьевич, в чем суть данного законопроекта, если обобщить и сердцевину обозначить?

Анатолий Аксаков: Прежде всего, вводятся понятия, которых у нас в законодательстве нет. То есть что такое криптовалюта, что такое токен, майниг и так далее. Это первое. Второе — мы, легализуя это явление, защищаем тех людей, которые реально уже работают на крипторынке — покупают, продают и, к сожалению, зачастую попадаются в сети мошенников. Есть статистика, которая говорит, что более 90% ICO - это мошеннические схемы. То есть люди участвуют в этих проектах, финансируют их.

Ю.П.: Вы так мягко формулируете. Это аферы!

А.А.: Да, на самом деле, это аферы, мошенничество, где обманывают всякими посулами. Собирают деньги и исчезают с ними. Соответственно, должны быть легальные площадки, которые изучают и соблюдают правила продажи этих проектов — токенов, которые продаются, чтобы привлекать деньги для реализации проектов. Ну, и, соответственно, мошенников будут отсекать для защиты инвесторов.

Третье — легализация ICO позволит как раз добросовестным предпринимателям, которые хотят привлечь деньги для проектов, привлекать инвестиции как раз через эти площадки, которые описываются в законе.

Ю.П.: Получается, данные операции вне правового поля находятся?

А.А.: Да. Они реально работают, но, как я уже сказал, это единицы. Большинство идей, реализованных по программе ICO или процедуре ICO, к сожалению, оказались мошенническими.

Но есть и хорошие примеры, когда люди привлекали деньги на реализацию проектов. И инвесторы, те, кто эти деньги привлек, они, естественно, заинтересованы, чтобы работать через легальные площадки, поскольку доверие к соответствующим проектам будет намного больше.

Ю.П.: А удалось решить те противоречия, которые существовали между министерствами и ведомствами? Я знаю, что у Минфина была своя позиция, у ЦБ, как мегарегулятора финансового рынка, - своя. Компромисс был найден или нет?

А.А.: Мы внесли не один законопроект, а два на самом деле. Один законопроект о цифровых финансовых активах, другой - о краудфандинге. Между ними тоже было противоречие на первом этапе, поскольку сумма, которую инвестор непрофессиональный, неквалифицированный может вложить в проект, по замыслу Минфина, не должна превышать 50 тыс. рублей. По идее Минэкономразвития, в законе о крадуфандинге - 1 млн 400 тыс. рублей. Мы эти противоречия сняли очень просто - отдали на откуп ЦБ. Первая проблема или дискуссия по поводу обращения криптовалют - это будут полномочия ЦБ, который своими решениями будет узаконивать или давать возможность обращаться к криптовалютам на соответствующих площадках, которые входят в реестр ЦБ.

Вторую проблему о сумме инвестиций в один проект мы тоже отдали на откуп ЦБ. Это сделано намеренно, чтобы ускорить внесение законопроекта в  согласованном варианте, не буксовать и двигаться вперед. Чтобы уже на площадке Госдумы  еще раз поспорить, подискутировать и определиться и с тем, как должны обращаться криптовалюты у нас в России, и с тем, какая сумма должна инвестироваться в один проект.

Майнинг

Фото: www.globallookpress.com

Ю.П.: Я знаю, что Министерство развития Дальнего Востока имело свое суждение по данной теме и предлагало провести эксперимент, например, в свободном порту Владивосток. То есть взять за основу, провести эксперимент в т.н. "песочнице" - в конкретном регионе. На Ваш взгляд, насколько это реализуемо? Или вы будете настаивать на общенациональном характере?

А.А.: Были предложения от министров Дальнего Востока, от Сколково, где тоже есть более льготные режимы в смысле налогооболожения. Представитель Крыма выступала на Парламентских слушаниях в Госдуме и предлагала Крым в качестве такой территории. Там либеральное пространство такое, налоговые льготы, и можно было бы что-то там точечно подправить. Решили все-таки двигаться не с точки зрения территории, а по пути тестирования, не связывая себя какими-то законодательными решениями. "Песочница" будет работать в свободном режиме, и она направлена на то, чтобы аккуратно, дозированно тестировать криптовалюты, проведение ICO. Уже сейчас должны быть опубликованы критерии доступа проектов и ICO через "песочницу" и, тестируя криптовалюты, можно определять, допускать их в правовое пространство или нет.

Ю.П.: То есть фактически предваряется экспериментом?

А.А.: Да, а затем уже производится практика с тем, чтобы защитить наших граждан от всяких мошеннических схем.

Ю.П.:  Мы так свободно с вами говорим про "песочницу", а в памяти совсем иной объект всплывает. Можете доступным языком объяснить, о чем речь?

А.А.: Это экспериментальная площадка, которая будет тестировать это новое явление криптовалюты - блокчейн, токены. Проэкспериментировав, прощупав, как это работает, что за собой несут криптовалюты, будут допускать их продажу на российских площадках.  При этом есть идеи, в том числе направленные уже в ЦБ, тестированные на "песочнице", по запуску криптовалют, обеспеченных активами. Есть идея по запуску криптовалют, обеспеченных рублями, национальными богатствами или иными осязаемыми богатствами. Таким образом, криптовалюты не должны вызывать сомнения, которое у меня есть, например, к биткоину или другим валютам. Их обеспеченность связана только с тем доверием, которое определенная часть людей на земном шаре испытывает.

Силуанов гарантирует стабильный рубль

Ю.П.: Это даже просто вера, а не инвестиционный проект? Чтобы люди уверовали, что это возможно, а на самом деле это большое зло?

А.А.: Мы знаем, что долг США очень большой, долг ВВП очень большой, и в этом смысле доллар тоже держится на доверии. Поскольку мировой бизнес верит в эту бумажку, считая ее надежной, благодаря этому, доллар является мировой валютой.

Ю.П.: Соглашусь. Недавно пришли новости из Штатов, где одна из инвесткомпаний Signal Capital Management собирается запустить криптовалюту, которую она называет "petrodollar", в качестве ее обеспечения они предполагают нефть и газ.

А.А.: У нас тоже есть идея, чтобы какой-то розничной сети запустить криптовалюты, которые могут использоваться для оплаты через Интернет.

Ю.П.: Все-таки это платежным инструментом становится?

А.А.: Это платежный инструмент у той группы людей, которые доверяют этой валюте. Они готовы продавать товары за биткоины и покупать.

Ю.П.: У меня тогда вопрос: примем ли мы все нормативные акты — я имею в виду не только законы, но и подзаконные акты, которые бы сохранили контроль государства российского, сохранили российский рубль как единственное законное платежное средство в стране?

Биткоин

Фото: www.globallookpress.com

А.А.: В законопроекте прямо записано, что криптовалюты и токены не являются платежным средством на территории Российской Федерации, мы это  жестко прописали, поскольку тем самым мы хотим защитить наше единое платежное пространство и рубль от валют, которые могут разрушить нашу платежную систему.

Ю.П.: То есть законопроект в данном случае о цифровых финансовых активах не меняет основополагающий статус-кво?

А.А.: Нет, при этом я считаю, что даже если крипторубль появится…

Ю.П.: Это такое условное название?

А.А.: Это может быть даже не условное название, рубль обращающийся, обеспеченный эмиссионным центром, в том числе, нашей экономикой, но обращающийся в блокчейне, распределенном реестре. Пока к этому не пришли, потому что скорость транзакции в блокчейне значительно ниже, чем в централизованной системе.

Ю.П.: А почему все-таки отказались от географического принципа? Опыт Казахстана, Белоруссии и даже Швейцарии - у них есть один кантон, где данные операции разрешены  в полном объеме.

А.А.: На самом деле география в цифровой экономике понятие условное, и движение криптовалют все равно будет происходить не на территории Сколково или Крыма, оно будет трансграничным по всей территории страны. Какой смысл тогда привязываться к территории? Тем более, что здесь, на месте ЦБ легче все видеть, тестировать, щупать , дискутировать. А так даже чисто формально надо куда-то ехать или связываться по телефону, для того чтобы почувствовать, что это работает в Крыму или в Калининграде или Сколково.

Ю.П.: С другой стороны, вы подчеркнули, что только через "песочницу", через конкретные эксперименты будет даваться отмашка или запрет на тот или иной цифровой финансовый инструмент.

Между тем, Российская Ассоциация криптовалют и блокчейна раскритиковала внесенный законопроект о цифровых финансовых активах. Так, по словам президента Ассоциации Юрия Припачкина, эта законодательная инициатива создает преимущества для работы с криптовалютами для иностранных инвесторов, ограничивая, при этом, возможности российских. 

Глава Ассоциации также скептично относится и к предложению осуществлять обмен криптовалют на российский рубль через специальные юридические лица операторов обмена цифровых финансовых активов. Статус  таких операторов непонятен, и криптоинвесторы не будут с ними работать, считает Припачкин.

По его мнению, это может привести к утечке криптоинвесторов из России. Анатолий  Геннадьевич, что можете ответить президенту Российской Ассоциации криптовалют и блокчейна?

А.А.: Во-первых у нас сейчас нет правового пространства и говорить об утечке, притечке - пустые слова. Так, есть инициаторы, есть энтузиасты…

Ю.П.: И, как Вы отметили, 80% из них - аферисты.

А.А.: Да. И пощупать, почувствовать их очень сложно. Поэтому как раз принятие закона позволит нам определить, что работает на этом рынке. Что касается майнинга — ну, люди занимаются бизнесом, люди зарабатывают приличные деньги.

Ю.П.: Это бизнес?

А.А.: Раз зарабатывают, и очень большие деньги, естественно, это бизнес. Который должен регулироваться.

Ю.П.: А почему сопротивляются, почему пытаются сказать, что это не предпринимательская деятельность?

А.А.: Кто-то хочет, чтобы его регулировали? Спросите банки, хотят они, чтобы их регулировали или нет?

Ю.П: Банкиры солидные скажут, да, конечно, необходимо. Но подумают совсем другое.

А.А.: А в душе подумают о другом. Никто не хочет, чтобы его регулировали, потому что можно ведь что-то делать и без надзора.

Сбербанк заблокировал деньги законопослушного клиента: Где искать управу на Грефа?

Ю.П.: То есть это контроль и ограничение от соблазна?

А.А.: Это разумное регулирование. Причем, на первых порах предлагается майнеров не облагать налогами, сделать им налоговые каникулы. Но при этом сказать: зарегистрируйтесь в Федеральной Налоговой Службе и работайте легально, тогда вас никто не будет наказывать, поскольку вы будете легально предпринимать какую-то деятельность. В этом плане с Припачкиным трудно согласиться, я его хорошо знаю.

Ю.П.: Он чуть ли не обвиняет вас в преференциях для иностранных инвесторов!

Что осуществляется схема "Россия-Кипр-Россия".

А.А.: Мы говорим, что Центральный Банк будет определять правила обращения, но на самом деле никаких ограничений в законопроекте не вводится. Я, кстати, сторонник подхода Минфина.

Да, были разногласия между Минфином и ЦБ, Минфин считал, что надо ввести все-таки обращение криптовалют, поскольку оно реально существует, просто это легализовать через площадки, продающие и покупающие криптовалюты.

Ю.П.: ЦБ категорически против?

А.А.: Категорически против, потому что он боится, что тем самым мы подтолкнем, простимулируем желание граждан поиграть на этих площадках и поработать с криптовалютой.

Криптовалюта

Фото: www.globallookpress.com

Ю.П.: Вы знаете мою позицию в плане политики Эльвиры Сахипзадовны, но в этой части я с нею согласен.

А.А.: Вы консерватор. А я согласен с позицией Минфина, который за то, чтобы не запрещать.

Ю.П.: Но ведь доиграются! Мы с Вами тоже должны понимать этот риск.

А.А.: Этот процесс все равно существует - покупки, продажи криптовалют. Если даже мы запретим нашим площадкам это делать, ЦБ ограничит, то  будут торговать на зарубежных площадках. Потому что, как я уже сказал, цифровая экономика уже трансгранична, наши граждане будут то же самое делать, только на зарубежных площадках.

Ю.П.: В той же Белоруссии или Казахстане.

А.А.: Белоруссия, Казахстан, Америка, та же Швейцария. А если мы легализуем обращение на наших площадках, люди будут  делать все эти операции здесь, нам будет легче, во-первых, проконтролировать с точки зрения налогообложения, а самое главное - мы сможем защитить наших граждан от мошенников. Потому что были случаи, когда люди перечисляли деньги, а взамен криптовалюту не получали. Были случаи, когда они наличными платили, а им давали какие-то монетки "в мешке". Чтобы этого не было, лучше все законодательно описать.

Ю.П.: В этом вопросе уже поставлена точка? Или ЦБ продолжает настаивать на своей позиции?

А.А.: Мы отдали этот вопрос пока на откуп Центральному Банку, для того чтобы процесс пошел дальше.

Ю.П.: Но ЦБ может и заблокировать данную инициативу?

А.А.: У нас закон будет приниматься в первом чтении в апреле, после этого разворачивается дискуссия с участием Припачкина и т.д. И дальше в ходе дискуссий с Центральным Банком, Минфином, Минэкономразвития, экспертным сообществом мы определимся, как же быть в этой ситуации. Ну, и ко второму чтению вполне возможно и будет предоставлено такое право нашим площадкам, входящим в реестр ЦБ, покупать и продавать криптовалюту с российскими гражданами.

Ю.П.: То есть история только начинается с внесением этого законопроекта?

Двух законопроектов?

А.А.: Да. Мы настроены очень конструктивно — думаю, что всех самых толковых людей с этого рынка мы обязательно будем слушать, Я хотел бы сказать, что есть другое мнение: один из собственников компании Waves как раз положительно отозвался о наших законопроектах и просил как можно быстрее принять их, потому что крупные, солидные игроки хотят работать в легальном поле.

Ю.П.: С одной стороны, безусловно, необходимо принимать подобные нормативные акты, с другой стороны, спешка до добра никогда не доводила. Мне крайне симпатичны позиции авторов этого законопроекта, что Центробанк действительно должен иметь необходимые полномочия, в том числе по регулированию данного процесса, иметь право на подзаконные акты, которые, собственно, и будут влиять на расстановку сил на рынке. Это принципиальный момент -  именно ЦБ, а не Минфин должен быть ведущим игроком.

 

А.А.: Более того, мы с Центральным Банком очень плотно взаимодействовали и при подготовке законопроекта, и, очевидно, при принятии его во втором и третьем чтении мнение Центрального Банка может быть будет ключевым.

Ю.П.: Президент определил дату: данные правовые акты будут приняты до 1 июля, насколько я понимаю.

А.А.: Мы этот график сейчас выдерживаем, поскольку вот наметили законопроект и уже определили, что в апреле он должен быть принят в первом чтении. Конец мая-начало июня  - второе-третье чтения, значит, до 1 июля закон должен быть подписан.

Ю.П.: История только начинается, это даже не запятая, а многоточие. Внесенный законопроект должен, наконец, ввести в российское правовое поле такие понятия, как смарт-контракт, токен, криптовалюта. Будем надеяться, что ЦБ со своей задачей справится.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Торговая война Вашингтона и Пекина толкает глобальную экономику к обвалу Пиррова победа: Инфляция, дефляция, девальвация ЦБ помогает стране, которая публично называет Россию своим "врагом"
Загрузка...