сегодня: 23/11

Александр Дугин: Нельзя вести идеологическую войну, не имея идеологии

Александр Дугин: Нельзя вести идеологическую войну, не имея идеологии

И здесь выход только один: Четвертая политическая теория, Консервативная революция

Сейчас многие говорят об информационной войне и о войне идеологической между Западом и Россией. Позиции в этой войне не так однозначно определены, как это должно быть, указывает философ и политолог Александр Дугин.

Дело в том, что Запад строит свою критику России и каждого нашего действия, будь то в Крыму, Новороссии или Сирии, с позиции либерализма. Эта навязчивая атака как извне, так и со стороны российской "пятой колонны" постепенно убедила практически все наше общество - да что там общество! - самое главное, убедила президента, что либерализм - это идеология, враждебная России. А значит, ей надо противостоять.

И здесь, продолжает политолог, возникают два принципиальных момента: как искоренить либерализм, пустивший глубокие корни, начиная с 1990-х годов, в экономике, образовании, культуре, и что предложить взамен. Хорошо, мы единодушно отвергаем либерализм, но что мы ему противопоставляем? Эти два момента тесно связаны: мы не сможем искоренить либерализм, если не найдем ему замены.

А носители либерального вируса будут всячески изворачиваться и саботировать изнутри любую попытку утвердить в России полноценную альтернативную идеологию, которая обосновывала бы своеобразие русской идентичности и наш особый путь.

Прежде всего, давайте посмотрим, какие идеологии в Новое время противостояли либерализму. Это коммунизм и фашизм, включая разнообразные формы национализма. "И все?" - спросите вы. Увы, и все. В политологии в последние века мы научились считать только до трех.

Конечно, есть множество нюансов и смешанных версий, но от этого главное не меняется. Если мы отвергаем либерализм, то вынуждены противопоставлять ему либо марксизм и коммунизм, либо, простите за выражение, фашизм. Пусть эти идеологии называются по-другому, и мы прикроем их фиговыми листочками, но суть останется неизменной. И вот тут самое главное: наше общество это явно не устраивает.

Быть может, поэтому мы и боимся браться за идеологию, поскольку либерализм мы отвергаем решительно, а его наиболее разработанные альтернативы - коммунизм и фашизм - наше общество явно не привлекают. Коммунизм совсем недавно на наших глазах развалился, так как прогнил до костей, а с фашизмом мы и так боремся на Украине, а память Великой Отечественной является для общества священной. Получается тупик: нас атакует либеральная идеология, на которой основываются США и страны Запада.

А в ответ мы просто отмахиваемся, и сейчас становится понятно, почему. Потому что мы совершенно не хотим ни коммунизма, ни фашизма, а загоняют нас именно в эту ловушку. Для Запада очевидно, что тот, кто отвергает либерализм, - либо коммунист, либо фашист, либо все вместе. А на это у либералов уже есть аргументы: "Русские строят ГУЛАГ или Освенцим". Все против русских. И это, увы, работает, констатирует политолог.

Дугин убежден, что у нас просто нет никакого выхода, если мы хотим покинуть этот порочный круг в идеологии, кроме как научиться считать до четырех. Если мы отвергаем либерализм и не собираемся принимать его альтернативы, предлагаемые современностью, то есть коммунизм и фашизм, то нам просто жизненно необходима Четвертая политическая теория. Но в Новое время такой теории нет, поскольку либерализм, коммунизм и фашизм исчерпывают все теоретические возможности, заложенные в эпоху Просвещения.

И это не произвол, но факт. Остается одно - строить Четвертую политическую теорию за границами культуры модерна, то есть трех последних столетий западноевропейской истории.

При построении Четвертой политической теории за пределами либерализма, коммунизма и фашизма мы можем идти одновременно в двух направлениях - в прошлое и в будущее. В прошлом мы видим идеал традиции, империи, священной христианской монархии и симфонии властей. Это точно не либерализм, не коммунизм и не фашизм. Но это и не Новое время, не модерн. Поэтому модерном и его аксиомами, подчеркивает философ, придется пожертвовать.

Можно двинуться и в будущее, продолжает Дугин. Постмодернисты показали тоталитарную сущность принципов Просвещения: скинув Бога и отменив сакральное, гуманисты поставили в столь же авторитарную жестокую позицию человеческий рассудок, сакрализировали тело и материю. Поэтому для критиков современности, с точки зрения постмодерна, современная идеология, включая все ее версии: либерализм, коммунизм и фашизм, - это насилие, расизм и тоталитаризм.

В общем правильно, давайте поэтому все эти идеологии - обратите внимание: все три идеологии (либерализм, коммунизм и фашизм) - выкинем в мусорное ведро. И сделаем решительный шаг в будущее, освободив свое политическое воображение. Это футуристический аспект Четвертой политической теории. И, возможно, он окажется вполне совместимым с возрождением традиции. Пусть это будет называться Консервативной революцией. Парадокс? Но другого пути у нас просто нет.

Нельзя вести идеологическую войну, не имея идеологии. А здесь, хотим ли мы этого или нет, заключает философ, выход один: Четвертая политическая теория.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх