Александр Дугин: Михаил Глинка был отцом-основателем идеологической Русской классической музыки

  • Александр Дугин: Михаил Глинка был отцом-основателем идеологической Русской классической музыки

Благодаря таким, как Иван Сусанин, и миллионам таких, как он, стоит наша Держава, ими держится наша вера

9 декабря 1836 года в Санкт-Петербурге впервые была поставлена на сцене опера Глинки "Жизнь за Царя", ставшая величайшим произведением русской и мировой классики, напоминает философ и политолог Александр Дугин.

После Отечественной войны 1812 года в русском обществе, продолжает философ, начинается основательный и глубокий патриотический подъем. Ярче всего его почувствовали и отразили философы-славянофилы Киреевский, Хомяков, братья Аксаковы. Всем стало понятно, что увлечение Западной Европой – это болезнь русского общества, которая ведет только к моральному вырождению и распаду. И в поисках вдохновения и спасения русские интеллектуалы обратились к тому неизменному, чистому источнику, откуда брала свое начало Святая Русь – к глубинам народной традиции, к православной вере и христианской монархии.

Под влиянием славянофильских настроений русский античник и государственный деятель Сергей Семенович Уваров вводит в качестве главного вектора просвещения и образования страны триаду Православие, Самодержавие, Народность. Именно это и должно было стать для платоника Уварова основой русской пайдейи, то есть модели созидания полноценной русской личности, православного гражданина Святой Руси, верного Христу и Царю.

И в этой же атмосфере взрывом рождается великая русская симфоническая музыка, насквозь православная, монархическая и народная. Славянофильская музыка, ставшая нашей и мировой классикой, отмечает Дугин.

Михаил Иванович Глинка был отцом-основателем этой музыкальной славянофильской классики. И вся плеяда великих русских композиторов - включая Даргомыжского, Мусоргского, Римского-Корсакова, Бородина, Чайковского - считала Глинку своим родоначальником. В советские времена из-за большевицкого интернационалистского догматизма нас заставляли забыть, чем была на самом деле русская классическая музыка. А была она насквозь идеологической.

Только идеология эта не имела ничего общего ни с западными политическими теориями Модерна, ни с коммунизмом. В основе этой идеологии стояла православная вера, верность монархическому строю и личности царя, и глубокая любовь к богоносному и светоносному русскому народу - народу-герою, народу-страдальцу, народу-мученику, народу-творцу, подчеркивает философ. И великая опера Глинки, до этого писавшего произведения преимущественно для итальянцев, была манифестом этой идеологии. Так она и называлась - "Жизнь за царя". Другое предлагавшееся название "Смерть за царя" было более точным, но немного напугало царскую бюрократию. Зря, кстати.

"Смерть за царя" - отличное название. Мы можем отдать свою жизнь только за настоящие ценности. За Бога, за Родину, за ближних - и… за Царя. Значит, это настоящий царь и это настоящие мы, кто готовы жертвовать за него жизнь.

Сам сюжет оперы Глинки такой же идеологический: Смута завершилась. Поляки изгнаны из Кремля. День Народного Единства состоялся. Русский народ на Земском соборе избрал нового царя Михаила Романова. Все ликуют и играют свадьбы. Но не до конца осушили мы еще мировое "Болото", отмечает Дугин. Есть темные силы на Западе – в этом качестве у Глинки выступают поляки, сегодня мы взяли бы американцев, НАТО и глобалистов, – которые хотят погубить молодого русского царя, украсть у суверенной Московской Руси, выходящей из смуты, победу. Польский король посылает отряд убить царя. Кто встанет у них на пути?

Не гвардия, не бояре, не аристократия, к сожалению, в Смутное время они увлеклись интригами и эгоизмом, и чуть было не предали православную веру и русское царство проходимцам и завоевателям. И в XIX веке это звучит актуально – ведь наряду со славянофилами появились и западники. Да и сейчас актуально. Ведь и в наши годы недавно закончилась Смута, и западников в стране еще, увы, довольно много. Естественно, прежде всего среди компрадорских либеральных элит. Но на пути врагов, отмечает Дугин, встает Русский Мужик. Простой русский человек. Крестьянин села Домнино Иван Сусанин. Кстати, село есть и сейчас, в Сусанинском районе Костромской области. Недалеко оттуда в Костромской области в 1613 году и жил молодой царь Михаил Романов в своей вотчине.

Поляки были уверены в своем успехе: стоит только найти проводника из местных, заплатить ему, и русский царь будет убит, а Смута снова вспыхнет. Но Иван Сусанин заводит отряд в болото и гибнет вместе с врагами. Вот кто герой, вот кто субъект русской истории. Простой русский человек, воплощающий в себе всех нас, русских людей. Это и есть народность из уваровской славянофильской триады, указывает философ. Именно благодаря ему и таким, как он, миллионам таких, как он, стоит наша Держава, ими держится наша вера, на них покоится верховная власть. Их жизнь - полная и крепкая жизнь русского человека - принадлежит не им. Она принадлежит Царю. Земному царю, но в еще большей мере - Царю Небесному. За него и отдает свою жизнь Иван Сусанин в великой опере Глинки.

Не надо бояться идеологии, заключает Дугин. Ведь наша идеология выражена в последних словах оперы Глинки: "Славься, славься, Святая Русь!" И далее: "Празднуй торжественный день Государя. Ликуй, веселися, твой ЦАРЬ грядет! Царя-Государя встречает народ".

Оставьте email и получайте интересные статьи на почту

Загрузка...

Оставить комментарий

Правительство одобрило бесплатное детоубийство Андрей Ткачев: Всеядная Индия побеждает завоевателей
Новости партнёров