Александр Бородич: Цифровой рубль – реальность ближайшего времени
Фото: Телеканал "Царьград"
Экономика Интервью Технологии

Александр Бородич: Цифровой рубль – реальность ближайшего времени

В России, как и во всем мире, последнее время на слуху модные слова типа "цифровая экономика", "цифровизация", "блокчейн"

Правда, иногда создается ощущение, что люди абсолютно не понимают, о чем идет речь. Разъяснить эти понятия мы попросили основателя блокчейн-платформы Univers Александра Бородича.

Александр Бородич: Нужно понимать, что технология блокчейн – это невидимая технология, которую нельзя потрогать и пощупать. Если вы вспомните интернет, каждый раз, когда вы заходите на любой сайт, у вас перед названием сайта есть буковки htpp, но никто этого не замечает: ни буковок, ни то, как работает сам протокол. Обычный человек на улице, скорее всего, не знает, как работает htpp и что это такое. Также и с блокчейном. Пока у нас с вами нет простых приложений, которые мы каждый день бы использовали, мы не понимаем ни что это, ни как нам это будет помогать в дальнейшем.

Юрий Пронько: Давайте попытаемся простым языком объяснить, о чем мы говорим. С точки зрения конкретного человека, что это ему даст?

А.Б.: Давайте начнем чуть раньше. У нас были информационные системы. Был производитель, который вел учет, чего и когда он произвел. Была логистическая компания, которая забирала товар и везла его в центр дистрибуции. Был центр дистрибуции, который вел учет того, кто и что ему привез. И был ритейлер, который продавал этот товар. У каждого была информационная система, но до блокчейна они не были соединены. У нас у каждого товара фактически не существовало цифрового паспорта, где было бы написано, кто и когда его произвел, кто и когда его привез, истек или нет его срок годности, кто им должен заниматься и так далее.

Блокчейн создает эту самую технологическую шину для склеивания информационных систем. Что нам это даст? Нам это даст, в первую очередь, цифровые паспорта каждого товара, вещи или услуги. Цифровую историю вещей, если хотите, которая до сегодняшнего дня нигде не хранилась.

Ю.П.: То есть можно перемотку сделать?

А.Б.: Можно. Второе: блокчейн позволяет нам гарантировать, что в эту базу данных, цифровую историю, не вносились изменения. А если вносились, то они записаны. То есть нельзя стереть запись, которая сделана раньше. И это очень важно. 

Ю.П.: То есть невозможно фальсифицировать?

А.Б.: Невозможно. Например, мы с вами решили перекроить с помощью блокчейна государственный бюджет Российской Федерации. Это цифровые деньги, где каждая трата записывается в блокчейн. Если мы записали какую-то трату, обратно ее уже нельзя будет переписать. Никакой коррупции, никакого нецелевого использования средств в случае использования блокчейна будет невозможно. Это одну часть населения должно радовать, а другую - пугать.

Но выгодно ли это государству? Очевидно, это выгодно. Если у нас с вами все транзакции между контрагентами записаны в блокчейн, государство сможет налоги собирать автоматически. Просто от каждой транзакции будет отщипываться кусочек государству, ровно столько, сколько необходимо собрать налогов. Это удобно. Цифровые наличные.

Ю.П.: О чем идет речь? Сейчас технологии позволяют делать переводы со счета на счет, уже не обращаясь в операционное управление банков, дистанционно. Но вы говорите, совершается еще один шаг?

Биткоин

Фото: www.globallookpress.com

А.Б.: Дело в том, что наличные отличались от того, что у нас с вами внутри банков хранится. Потому что это специальная купюра, выпущенная ЦБ РФ, на ней есть водяные знаки, номер, и эта конкретная купюра была выдана мне в качестве оплаты моего труда. И я ее уже мог отнести в банк. Она у меня лежит в кошельке, я хочу ей расплатиться. И ее цифровая копия, цифровая купюра может быть выпущена, до этого не было такой технологии. Может быть выпущена по аналогии с криптовалютами на технологии блокчейн, то есть Центробанк выпускает цифровые наличные, которым ведет учет.

Ю.П.: То есть Центробанк остается эмиссионным?

А.Б.: Да, конечно, по закону Российской Федерации. Он производит цифровые наличные. У нас с вами появляется цифровой рубль, который нельзя ни подделать, ни украсть, все транзакции по нему видны органам мониторинга и контроля, это удобно, это дешево и это гораздо более перспективно, потому что все транзакции будут проходить мгновенно и практически бесплатно.

Ю.П.: При этом государство сохраняет контроль?

А.Б.: Государство сохраняет контроль. Поэтому я верю, что криптовалюты -  это такой промежуточный этап перехода к национальным цифровым валютам.

Ю.П.: А в чем отличие криптовалют? Линеек много, кто-то на них зарабатывает, кто-то теряет. В чем отличие от цифрового рубля?

А.Б.: Первое: центр эмиссии. Биткоин – это децентрализованная система, где майнеры тратят электричество для того, чтобы посчитать сложную эллиптическую функцию, этой эллиптической функции подписать блок и получить новую цифровую монетку, которая называется биткоин. Такой аналог цифрового золота. Почему это цифровое золото? Потому что биткоины, как и золото, и алмазы, и бриллианты, не имеют сами по себе стоимости, пока мы с вами не поверим, что эта стоимость вообще существует. Поэтому есть группа лиц, которые верят, что биткоин – это цифровое золото, у него существует какая-то ценность.

Если взять эту технологию и перенести ее в цифровую технологию хранения и учета цифровых купюр, но выпущенных Центробанком, мы отказываемся от майнинга, потому что ЦБ выпускает столько цифровых рублей, сколько определено по бюджету и по его правилам учета эмиссии. Но все операции с этими цифровыми купюрами заносятся с блокчейн. То есть мы берем лучшее, что было у криптовалют, и применяем это для цифровой трансформации существующих бумажных денег в цифровую форму.

ПМЭФ 2018: несмотря на США, у России в Европе конкурентов нет

Ю.П.: Как долго будет сохраняться мода на криптовалюты? Это пирамида?

А.Б.: Это не пирамида. Это временное увлечение новыми технологиями, которые позволили создать первую, наверное, в мире валюту без страны-эмитента. И в этом притягательность самого биткоина. Но нужно понимать, что биткоин не практичен в нашем повседневном использовании. Пока вы отправите мне за чашку кофе кусочек биткоина, он сейчас стоит 8 тысяч долларов, во-первых, комиссия за перевод этого кусочка биткоина дороже, чем стоимость чашки кофе, что делает бессмысленной такую передачу. А во-вторых, такая транзакция идет порядка двух часов. Это не практично. Если это золото, и мы храним цифровое золото в цифровом банке, то, наверное, в этом есть какой-то смысл.

Ю.П.: То есть это увлечение?

А.Б.: Увлечение.

Ю.П.: Проходящее?

А.Б.: Надеюсь, что да.

Ю.П.: Цифровые деньги и контроль над потоками бюджетными, государственными. Мне рассказывали, что даже торговля на финансовом, фондовом рынке будет меняться как-то. Что произойдут невероятные изменения, которые изменят принцип торговли.

А.Б.: Здесь есть две больших области применения технологии блокчейн. Первая связана с тем, что часто в нашей старой экономике большое количество задач можно было решить, создав централизованный оператор какого-то действия. Например, у нас с вами есть крыша небоскребов, есть дроны, которые будут осуществлять доставку, и станция зарядки. Крыша небоскреба принадлежит владельцу здания, дронами владеет компания, которая их производит, зарядками владеет электросетевая компания.

В старом мире, когда вы заказываете доставку чего-либо или вас перевозит аэротакси, как планируют сделать в Московской области, часть оплаты должна быть списана владельцу здания, часть - владельцу зарядки и часть - владельцу дрона. В старой экономике мы бы создали оператора летающих такси, и там был бы штат, информационная система, он бы брал себе какую-то комиссию, как это делает Uber. В случае блокчейна робот берет часть вашей оплаты, снимает часть налогов. Остальное распределяет между контрагентом и системой. Это эффективнее, быстрее, удобнее. Это первый вариант.

Второе. Это переход от бумажного документооборота в смарт-контракты. Что такое смарт-контракт? Это тот же самый бумажный контракт, который сделан в электронной форме, подписывается электронными подписями и к нему прикладываются денежные средства по правилам использования, описанным в контракте. Фактически вместо классической ситуации, когда у нас с вами через 60 дней после конца контракта бухгалтер по требованию гендиректора отправляет платеж контрагенту, в данном случае сам смарт-контракт при наступлении условия А, В и С, которые прописаны и нами с вами подписаны в электронно-цифровой форме, сам списывает денежные средства контрагенту.

Криптовалюта

Фото: www.globallookpress.com

Ю.П.: Другими словами, вы и ваши коллеги в ближайшее время уволите миллионы бухгалтеров, и их функция потеряет смысл?

А.Б.: Вы утрируете, конечно. У нас с вами останется старший бухгалтер, который будет за роботом-бухгалтером подтверждать основные транзакции.

Ю.П.: Искусственный интеллект не может заменить человеческий разум?

А.Б.: У нас с вами существует привычка контролировать своих подчиненных. И если у нас подчиненными станут роботы, то будет привычка контролировать роботов.

Ю.П.: То есть разговоры о том, что цифровизация экономики приведет к массовому высвобождению нанятых сотрудников, она не беспочвенна?

А.Б.: Она не беспочвенна. Средний уровень менеджмента - бухгалтера, аудиторы, юристы, которые выполняют сейчас рутинные операции, очевидно, их роль будет уменьшаться, пока совсем не исчезнет. Им на смену очень быстро придут алгоритмы искусственного интеллекта.

Ю.П.: Утопия становится реальностью?

А.Б.: Нет, технологии все глубже проникают в нашу жизнь, и нам с вами предстоит переучиваться. И это нормально.

Ю.П.: Какой временной лаг? Год, 2, 5,15?

А.Б.: На горизонте 5 лет очень сильно изменится технологический ландшафт. Для нас летающие такси, беспилотные автомобили, умные дороги, которые сами разговаривают с автомобилем, пытаясь разобрать пробки и не  допустить эти пробки, это все станет реальностью. С одной стороны, жизнь станет легче, безопаснее и комфортнее, с другой стороны, очень большому количеству людей предстоит переучиваться на новые технологии.

Ю.П.: Когда Вы говорите о таких тектонических изменениях в экономике, в жизни людей, Вы имеете в виду, в том числе, и Россию?

А.Б.: Конечно же! Более того, я считаю, что у России есть шанс стать лидером в блокчейн-экономике. Российские разработчики все еще лучшие разработчики в мире. Российская математическая школа.

Ю.П.: Это не высокопарные слова, это реальность?

А.Б.: Если Вы спросите любого производителя программного обеспечения, где лучшие разработчики, он ответит: в России, в Китае и уже потом назовет какие-то другие страны. Более того, большая часть производителей блокчейн-приложений на рынке говорит по-русски. Я думаю, процентов 70 блокчейн-рынка говорит по-русски, не все они обязательно в России. Так получилось, что регуляторка в РФ пока не позволяет нам комфортно работать над блокчейн-проектами.

Ю.П.: Вы подсказываете органам государственной власти, чтобы они побыстрее регулировали?

А.Б.: Чтобы они быстрее разрешили нам работать. Облегчили и помогли. Чтобы возглавить блокчейн-революцию, нужно создать условия, когда не мозги уезжают из РФ, а в РФ создаются программные продукты.

Ю.П.: О чем идет речь?

А.Б.: Нам необходимо создать среду, в которой блокчейн-предприниматели разрабатывают приложения для блокчейн, готовые программные продукты на территории России. Соответственно, нужно максимально облегчить им работу, создать условия, чтобы они хотели здесь находиться. Налоговую нагрузку, визовую поддержку, если мы говорим о зарубежных предпринимателях, специальные экономические зоны, где будет разрешено этим заниматься. Более того, будет поощряться создание программного обеспечения по технологиям блокчейн.

Ю.П.: Не запрещено же сейчас?

А.Б.: Если вы прочитаете закон о цифровых активах, который вот-вот будет принят Государственной Думой, там сильно лимитируется то, что можно и то, как должно регулироваться то, что происходит.  Как должны регистрироваться токены, как должна проходить эмиссия этих токенов. Всё сложно.

Пока мы находились в серой зоне, можно было делать все, что угодно. Но когда появляются достаточно жесткие правила, я уверен, если этот закон будет принят, большое количество предпринимателей опять-таки начнут покидать Российскую Федерацию.

Второе: необходимо срочно менять программы обучения в технологических ВУЗах, чтобы производить как можно больше разработчиков, которые понимают и умеют программировать по технологиям блокчейна. Сейчас таких программ нет. А подобных программистов потребуется очень много.

И третье. Нужно помогать. Нужна государственная поддержка, чтобы выводить на экспорт эти программные продукты. Потому что сфера применения блокчейн-продуктов – это весь мир.  И мы можем, производя на территории РФ программные продукты, поставлять их всему миру. Это очень большой рынок. И в этом очень большом рынке у нас может сохраниться лидирующая роль, если мы все сделаем правильно.

Ю.П.: Добавим ключевое слово "пока".

А.Б.: Да, пока. Нам на пятки, конечно же, наступают Китай, Корея и, несмотря на то, что у нас есть заделы в виде технологий, которые уже произведены российскими программистами, у нас не так много времени. Думаю, пара лет. Это достаточно короткий промежуток.

Ю.П.: Есть надежда, что это случится? Или, исходя из того, что вы говорите о законе, который вот-вот будет принят, понимание еще не полное?

А.Б.: Мы совместно с Российской ассоциацией криптовалют и блокчейна подготовили целый набор правок  к этому закону, которые просили рассмотреть для того, чтобы сделать его более комфортным и лояльным по отношению к предпринимателям, которые работают в данной сфере. Будем надеяться, что наш голос будет услышан, и какие-то позитивные изменения произойдут.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Цифровизация - двигатель роста и инклюзивного развития Криптовалюты и homo-digital Уничтожить здоровье: Жадность, кумовство и коррупция в Орловской области
Загрузка...
Загрузка...