Прямой
эфир

Экономика России: вечное отставание от развитых экономик? [Реальное время]

Экономика России: вечное отставание от развитых экономик? [Реальное время]
Как преодолеть "вечное" отставание от развитых экономик?
В студии
Ведущий программы "Реальное время" на телеканале Царьград
Царьград
1284
просмотра

Нынешняя ситуация в экономике – серьезный вызов для России. Государство и бизнес могут перезапустить экономику, вывести на траекторию стабильного роста, но для этого необходимо провести масштабные изменения, как в экономической политике государства, так и головах предпринимателей. И те, и другие должны понять и осознать, что  Россия – страна обладающая всеми необходимыми ресурсами. Страна, которая имеет потенциал, чтобы стать одним из лидеров глобальной экономики. Что необходимо сделать для этого? Как преодолеть "вечное" отставание от развитых экономик? Об этом смотрите передачу "Реальное время" на канале +Царьград+

Гость: Никита Кричевский - профессор, экономист.

__________________________

ТЕКСТОВАЯ ВЕРСИЯ ПЕРЕДАЧИ

ПРОНЬКО: На глобальном рынке нефти вновь наблюдается волатильность. Как следствие, российская национальная валюта  подвержена сиюминутной конъюнктуре. Какие настроения на торговых площадках. К нам присоединяется Александр Егоров – ведущий аналитик группы компаний “TeleTrade. Здравствуйте, Александр.

ЕГОРОВ:  Здравствуйте.

ПРОНЬКО:  Какие настроения? На что бы вы обратили внимание наших телезрителей?

ЕГОРОВ: Вы знаете, в общем-то, настроение сегодня, надо сказать, достаточно оптимистичное. События, которые происходят в мире, в частности в Африке, вы уже о них упомянули. Ну и второй такой момент, вчера были получены данные от Американского института нефти по запасам нефти. Они указали на резкий рост. Но при этом сегодня данные от энергетического агентства Министерства энергетики США показали на значительное снижение. Хотя аналитики ожидали его роста. И нефть на этом фоне достаточно значительно выросла. Российский рубль четко реагирует на эту ситуацию, и сейчас мы наблюдаем укрепление российской валюты. Ушли ниже уровня 66, уже приближаемся к уровню 65 рублей за единицу американской валюты. Поэтому я думаю, что эти события могут привести к тому, что все-таки и стабильность российского рубля повысится. И перспективы нефти в преддверии совещания ОРЕС в Вене 2 июня и  дальнейшего совещания со странами, которые вне ОРЕС, по поводу  соглашения о возможности заморозки дадут повод для того, чтобы нефтяные фьючерсы чувствовали себя достаточно уверенно.    

ПРОНЬКО:  Неужели вы всерьез ожидаете некоего результата по саммиту ОРЕС?  Или мы желаемое выдаем за действительность?

ЕГОРОВ: Я с вами, наверное, соглашусь, что ОРЕС сейчас это уже не тот ОРЕС, которая была в момент ее образования. Во-первых, есть разногласия внутри самой организации относительно того, как же проводить ценовую политику. Во-вторых, уже эти решения не так значительно сказываются на мировых ценах на нефть. Надо отметить, что да, действительно, есть страны, бюджеты которых очень сильно зависят от цены на нефть, и они готовы сейчас пойти на любые сокращения. Но при этом есть Саудовская Аравия, которая заявила о планах по наращиванию поставок. Но это связано с тем, что растет спрос. Вы уже упоминали в своей передаче, что спрос действительно мировой растет. Мы видим, рынки немножко заглядывают вперед. И теперь уже, не обращая внимания на результаты встречи, все просто будут ожидать ребалансировки спроса и предложения, что возможно приведет к тому, что в перспективе нефть стабилизируется выше уровня 50, вполне возможно, даже достигнет уровня в 60 долларов за баррель.  

ПРОНЬКО: Но это произойдет в моменте или это действительно разворот на рынке в сторону повышения?   

ЕГОРОВ: Вы знаете, сейчас сложно сказать. Действительно, многие аналитики уже склонны к тому, что дно нефтяного рынка пройдено. Дело в том, что цены на энергоносители несколько опережают реальную ситуацию. Запасы США, даже сократившись немного, все-таки находятся на максимальных уровнях.  Но рынок заглядывает вперед о том, что же произойдет дальше. Это, конечно, не в моменте произойдет. Это будет процесс достаточно длительный с откатами, с коррекциями, ну как всегда на рынке. Те, кто закладывается на перспективу, в общем-то, показывают свою силу. Настроение игроков нефтяного рынка, мне кажется, сейчас больше смещается в позитивную сторону. 

ПРОНЬКО:  Хорошо, спасибо Вам огромное. Александр Егоров был на прямой связи со студией телеканала +Царьград+.

 

ПРОНЬКО: Нынешняя ситуация в экономике – серьезный вызов для России. Государство и бизнес могут перезапустить экономику, вывести на траекторию стабильного роста, но для этого необходимо провести масштабные изменения, как в экономической политике государства, так и головах предпринимателей. И те, и другие должны понять и осознать, что Россия – страна, обладающая всеми необходимыми ресурсами. Страна, которая имеет потенциал, чтобы стать одним из лидеров глобальной экономики. Что необходимо сделать для этого? Как преодолеть «вечное» отставание от развитых экономик? Об этом сегодня наша главная тема. __________________________________________________________________ 

ПРОНЬКО:  Я с удовольствием вам представляю  моего компетентного эксперта - это Никита Кричевский, доктором экономических наук, профессор. Никита Александрович, здравствуйте.

КРИЧЕВСКИЙ: Здравствуйте.

ПРОНЬКО: Давайте продолжим тему нефти. Вы от предстоящего заседания ОРЕС в Вене ожидаете результата или, собственно, это ни о чем?

КРИЧЕВСКИЙ:  Я не являюсь экспертом на нефтяном рынке, Юрий Алексеевич. Это первое. А второе, я всегда руководствуюсь заветом Нобелевского лауреата Пола Самуэльсона: “Прогнозируйте все, только не цены”. Поэтому от меня Вы какого-либо ценового прогноза не дождетесь.  Тем более на нефть, которую,  как вы только что сказали, регулируют отнюдь не производители, а финансисты. 

ПРОНЬКО:  А что касается российской экономики. Действительно, всю жизнь так и будем догонять? Никогда не сможем выйти вперед?

КРИЧЕВСКИЙ: Давайте отталкиваться от дефиниций. Кого мы будем догонять и в чем мы должны вырваться вперед? 

ПРОНЬКО:  Например, давайте мы посмотрим сейчас на первую инфографику. Это доля экспорта в машиностроении  по странам мира. Это очень интересная характеристика. Никита Александрович, Япония – 63%, Германия 51%, ну и далее зрители видят по другим странам. Россия – 14%. Для меня машиностроение является таким серьезнейшим показателем. 14% на фоне 63-х в Японии. В машиностроении все упущено?

КРИЧЕВСКИЙ: Юрий Алексеевич,  на память приходят такие страны, как Австралия, Норвегия, Швейцария, Нидерланды, Бельгия, - там доля экспорта машиностроения существенно ниже по сравнению с российской, а живут неплохо. Выходит, дело не в развитии машиностроения, как вы думаете?

ПРОНЬКО:  А в чем? Я хочу понять.

КРИЧЕВСКИЙ: Вы говорите о том, что нам надо наращивать экспорт машиностроения. Я не уверен в этом. Потому что я Вам только что привел в пример несколько стран, где доля машиностроения наверняка ниже. Это первое. Второе, а почему в этой инфографике нет, например, Южной Кореи, почему нет Китая. И не кажется ли Вам, что в этой инфографике указаны страны, где наличие природных ресурсов минимально. Ну, например, Япония, Германия. Там практически нет газа, они покупают у нас, да. Уголь есть свой, да, железная руда есть своя. А природных ресурсов энергетических там нет.   

ПРОНЬКО:  То есть главное наше богатство – это именно природные ресурсы?

КРИЧЕВСКИЙ: Главное наше богатство, Юрий Алексеевич, это люди. Людям должно быть комфортно жить в стране. А сколько мы будем экспортировать машиностроительной продукции, это уже вопрос даже не второй, а 25-й.  Я в этом уверен.

ПРОНЬКО:  Хорошо, а, на ваш взгляд, гражданам России комфортно жить в своей стране при нынешней политике финансово-экономического блока? 

КРИЧЕВСКИЙ:  Я не знаю насчет средней температуры по больнице, лично мое субъективное ощущение, что да. Мы привыкли мерить среднестатистического гражданина по жителям, например, Москвы. Причем по недовольному жителю Москвы. А Россия – это отнюдь не только Москва, тем более не внутри Садового Кольца. Это еще Омск, это Сыктывкар, это Ярославль, это юг нашей страны, - и там везде совершенно разные настроения. Я глубоко сомневаюсь, что те проблемы, которые волнуют москвичей, ровно также волнуют жителей Томска и Новосибирска. 

ПРОНЬКО:  Если мы смотрим один из показателей - средняя заработная плата 10-15 тысяч.

КРИЧЕВСКИЙ: Почему вы все деньгами меряете?

ПРОНЬКО:  А как экономику иначе мерить?

КРИЧЕВСКИЙ: Я считаю, что экономика – это, прежде всего, конечное потребление. А заработная плата – это одна из составных частей этого потребления.

ПРОНЬКО:  Потребление формируется на основе чего? На основе  доходов.

КРИЧЕВСКИЙ: На основе предложения, Юрий Алексеевич. Зарплата формирует спрос. А предложение – это другая сторона медали. Так вот в отношении предложения, может быть, нам говорить о том, чтобы предложение расширять, а не заработную плату увеличивать? 

ПРОНЬКО:  То есть вы согласны с господином Улюкаевым, который накануне от лица Министерства экономического развития предложил заморозить заработные платы и индексации пенсий? Так он решил сократить покупательную способность россиян и выйти из стагнации.

КРИЧЕВСКИЙ:  У нас, у наивных и простодушных  обывателей, Юрий Алексеевич, очень распространена точка зрения, когда нам предлагают поиграть на чужой территории в условиях некой абстрактной системы координат, которую не мы придумали, но в которую нас затаскивают. Выходит господин Улюкаев, говорит: “Ну, вот цифры будут такие, снизится это, снизится то, пятое, десятое”. Для чего это делается?  Понятно, что это противоречит не только здравому смыслу и самой махровой экономической теории. Это все очевидно. Против этого выступили все, по-моему, ведущие политики и экономисты страны. Но мы с вами не учитываем, что вполне вероятно господин Улюкаев просто пытался подстелить соломинку для последующих будущих своих неудач. В качестве примера: “Я же тогда предлагал – вы отказались. Вы сказали - нет, тем более, это противоречит майским указам Президента. Ну, вот теперь какие с меня могут быть, что называется, взятки”. Мы влезли на чужую поляну. Он с подачи своих советников пытается подстелить соломку. Пытается себе создать пути отступления.

ПРОНЬКО: А что там стелить уже? Посмотрите на макропоказатели.

КРИЧЕВСКИЙ: Спокойно. Объясняю. Им до 18-го года работать, меньше двух лет, Юрий Алексеевич. Представляете, вылететь из состава Правительства менее чем за два года до его вполне законной ротации.  У нас в 2018-м году плановые выборы Президента.  Естественно, Правительство уйдет в отставку. Но в отставку надо уходить с поста министра, а не со шлейфом, когда тебе осталось меньше двух лет, и ты вдруг вылетаешь по каким-то сюрреалистичным причинам.

ПРОНЬКО: Другими словами, это не глупость Улюкаева, а осознанная, такая циничная и, с ваших слов, прагматичная позиция?    

КРИЧЕВСКИЙ: Плохо одно, Юрий Алексеевич. У такой Великой страны, как наша, столь бездарный, позорный министр экономического развития. Это кошмар.  

ПРОНЬКО: А то, что проводит сейчас Минфин? На Ваш взгляд, это политика? Или это попытка жить здесь и сейчас, одним днем? А то, что будет завтра, в общем-то, этих людей не интересует?  Ну, например, постоянное желание секвестировать бюджетное финансирование. Постоянно Силуанов говорит, что денег нет.

КРИЧЕВСКИЙ: Я не вижу необходимости в секвестре бюджета. Потому что у нас значительная часть (порядка 30% бюджета) формируется за счет поступления нефтедолларов. А дальше вы знаете. Не надо вот этой шумихи ненужной, этого общественного возбуждения по поводу секвестра бюджета. Не дай Бог, бюджетную сферу социальщиков  заденем. Достаточно просто плавно отпускать курс национальной валюты. Тогда рублей больше станет, необходимость в секвестре отпадет. Это ж элементарно. 

ПРОНЬКО:  Я с вами согласен. Как пошагово не то, что можно было бы, а уже реализовано по факту.

КРИЧЕВСКИЙ: Я полагаю, что та схема, которую я обрисовал, это моя личная субъективная схема, я ни в коем случае не настаиваю на том, что она действительно имеет место, будет реализована где-то осенью этого года. Осенью, ближе к зиме. Потому что надо будет исполнять значительную часть бюджетных обязательств. И они будут все исполнены. И потом то, что не было секвестра будет преподнесено как великая заслуга Министерства финансов, и Вы же будете аплодировать в своей программе. 

ПРОНЬКО:  Я в своей программе аплодировать не буду. Потому что вы сказали – вот этот шаг должен быть последовательным после фактической еще одной, третьей или четвертой девальвации российской национальной валюты. Чему же я буду радоваться?  

КРИЧЕВСКИЙ: Юрий Алексеевич, ну я бы не стал говорить о какой-то девальвации. Это вообще никакому здравому смыслу не поддается. У нас же в начале года курс был до 85 рублей за доллар. Вдруг он сегодня у нас 65. Минус 20 рублей. Для чего это делается…

ПРОНЬКО:  А вы можете, как экономист объяснить нашим телезрителям, а для чего, почему?

КРИЧЕВСКИЙ:  Для того чтобы снять напряжение на валютном рынке. Для того чтобы производители, экспортеры и импортеры имели четкий ориентир. Для того чтобы бюджетная сфера, прежде всего Минфин, понимали, по какому курсу они смогут получить те нефтедоллары, которые причитаются от экспорта российского сырья. Все это делается ровно для этого. Во всех “нормальных”, извините, странах. Но у нас страна особенная. Такая маленькая есть страна – Китай. Там курс фиксируется, и изменение курса проводится централизовано решением Народного Банка Китая.    

ПРОНЬКО:  При этом тот же кандидат в президенты США  Дональд Трамп постоянно заявляет о том, что китайцы обманывают и жульничают, меняя курс своей национальной валюты по своей схеме.

КРИЧЕВСКИЙ: Эпатирует. Но дело в том, что по последним опросам, за Клинтон готовы проголосовать 54-55% избирателей, за Трампа – 41%.

ПРОНЬКО:  У меня другая информация. Я видел данные “Fox News”, 52% - Трамп, и только 48% - Хиллари Клинтон. Но здесь можно спорить об источниках информации.

КРИЧЕВСКИЙ: Не будем сбиваться в обсуждение чужих проблем. Нам бы со своими разобраться.

ПРОНЬКО:  Согласен. На Ваш взгляд, перед российской экономикой сейчас какая главная проблема стоит?

КРИЧЕВСКИЙ: Я не понимаю, что есть российская экономика, честно скажу. Я исхожу из того, что есть люди.  Люди – основное богатство, люди – это драйвер, люди – это кровь, воздух, лимфа экономики. Называйте это как хотите. Не деньги - какие-то бумажки. Нам говорят: “Деньги – это кровь экономики!” Ребята, вы что! Натуральный обмен был, денег не было, а экономика жила. А безденежный обмен товарами происходил, экономика работала. И никто не говорил о том, что без денег можно задохнуться. Труд и люди – вот два составных элемента в любой экономике мира. Сейчас еще третий элемент есть - это конечно интеллект. Но какая перед нашей экономикой стоит проблема? Не перед экономикой. Перед экономикой нет проблем. Она жила, живет и будет жить. Конечной целью любой экономической деятельности является потребление. Это не мои слова. Это слова Кейнса, это слова других величайших экономистов. Потребление! То есть мы все работаем на потребление. Даже те, кто работают в угольной шахте, например. Вне всякой зависимости. Вот, мы с вами чем занимаемся? Мы с вами работаем на потребление, потому что люди потребляют информационную услугу в данный момент, в данную секунду, в данное мгновение. Точно также кто-то другой. Скажем, водитель, который привозит продукты в ближайший супермаркет. А если говорить не о проблеме, а о главной задаче даже не российской экономики, а всего, что касается российской системы хозяйствования,  - это мотивация.  Это придать должную мотивацию трудовой деятельности наших граждан. Чтобы они понимали, зачем они это делают. Не ради абстрактных цифр увеличения экспорта машиностроительной промышленности, или повышения ВВП. Я вообще не понимаю, о чем разговор, когда говорят о ВВП.  

ПРОНЬКО:  Я думаю, вы прекрасно все понимаете.

КРИЧЕВСКИЙ: Нет, не понимаю. Потому что инвестиции, потому что ВВП, потому что там какие-то доли, еще что-то. Вы скажите, а люди насколько будут больше зарабатывать вот в этой ситуации? И насколько вырастут или не вырастут цены? А у нас совершенно очевидный перекос в сторону вот этих абстрактных показателей. Хотя весь экономический мир живет совершенно по-другому. Весь мир  живет в направлении решения насущных, актуальных задач непосредственно своего социума. У нас - это отсутствие мотивации. Потому что люди не видят смысла в более активной трудовой деятельности. Можно говорить о чем угодно, но когда у тебя мотивации нет, когда ты не знаешь, ради чего ты работаешь. Когда ты не знаешь, как родить детей, когда у тебя нет жилья. Когда ты не понимаешь, как работает система государственного перераспределения. Когда одни “сволочи” покупают себе яхты и гоняют вместе с супер мега звездами футбола или баскетбола, а мы считаем копейки у магазина. И я тоже считаю копейки у магазина, но у меня не было и никогда не будет этой яхты, потому что власть, Юрий Алексеевич, как и деньги, глупит. От власти и денег люди глупеют. Это не мои слова, это величайшего русского предпринимателя Владимира Рябушинского. 

ПРОНЬКО:  Поэтому не могут ничего и предложить вот кроме этих заявлений?  Тот же Улюкаев уже спрогнозировал, что будет с экономикой в 2020-м году. А что будет в 16-м, он почему-то не может ответить.

КРИЧЕВСКИЙ: Он много чего прогнозирует. Я не могу сказать, что клоуниченье – это ипостась министра финансов Российской Федерации. Или министра экономического развития. Я не могу так сказать. Мне кажется, они какими-то другими вещами должны заниматься. А если вы хотите посмотреть представление – сходите в цирк на Цветном Бульваре.  

ПРОНЬКО:  Или посмотрите на заявления нынешнего финансово-экономического блока.

КРИЧЕВСКИЙ: Не надо. Люди должны заниматься своим делом. Люди должны выйти и сказать: “Так, ребят, ну до 2018-го года прогрессивный подоходный налог вводить не будем”.

ПРОНЬКО:  Честно выходим и говорим.

КРИЧЕВСКИЙ: Так это уже было сказано президентом.

ПРОНЬКО: Президент действительно ввел мораторий на налоговые новые обязательства? Что в итоге?   

КРИЧЕВСКИЙ: Он говорил об этом в совершенно другой экономической ситуации.  Но Президент сказал – Президент сделал. Не обсуждается. Но я бы сейчас инициировал дискуссию и в обществе и в экспертных кругах по поводу того, а какой должна быть эта шкала. Чтобы когда она была введена, чтобы все уже знали. Скажем, с доходов  с годовым нарастающим итогом свыше 100 миллионов рублей или 10 миллионов рублей, вы начинаете платить прогрессивный подоходный налог. Больше того, я провел опрос среди тех, кто получает больше 10 или 100 миллионов рублей в месяц – “Вы готовы платить больше?” Я уверен, что львиная доля тех, кто получает большие деньги, сказали бы: “Да, мы готовы”.  Но при одном условии, если большая часть денег, которую мы будем платить дополнительно, пойдет на то, чтобы освободить от подоходного налога наименее обеспеченные слои населения.  

ПРОНЬКО: Вообще?   

КРИЧЕВСКИЙ: Да. Пример, Германия. Там до определенного предела (до 8.004 евро), если мне память не изменяет, годового дохода, подоходного налога нет. Потом идет постепенно прогрессивная шкала, потом она с 250 тысяч опять становится плоской.

ПРОНЬКО:  На Ваш взгляд это как раз и есть мотивация?

КРИЧЕВСКИЙ: Это один из шагов к восстановлению справедливости в обществе. Потому что общество должно понимать, какая главная цель и как государство, как правительство к ней идет. Вот именно это сделал Франклин Делано Рузвельт в 1933-м году, когда ввел новый курс для забытого человека. Он сказал: “Мы будем повышать налоги!”  Вот, сейчас нам говорят: “В кризис надо налоги понижать!” Кто вам сказал? Вот, господин Рузвельт пришел, говорит: “Сколько прогрессивная высшая ставка, 24? ” 63  - в течение первого срока максимальная ставка. 79 – в течение второго срока. Трумэн до 91-го максимальный ввел.   

ПРОНЬКО:  Вы же знаете, чем на самом деле закончилась вот это реформирование Рузвельта. 

КРИЧЕВСКИЙ: Тремя десятилетиями процветания послевоенного.

ПРОНЬКО:  У меня другое суждение по этому поводу.

КРИЧЕВСКИЙ: Юрий Алексеевич, у вас не может быть другого суждения, потому что есть статистика. Мне наплевать на ваши источники. Есть статистика, она открытая.

ПРОНЬКО:  Вы же не хотите смотреть на статистику российской экономики. На американскую смотрите, на российскую – нет.

КРИЧЕВСКИЙ: Не уходите. Надо закрыть американскую тему. Она в ежегодных отчетах президента США. Там все данные идут по годам. И 29-й, и 37-й, и 41-й, и 45-й. И все это известно по всем нюансам, по всем деталям.

ПРОНЬКО:  И заслуга именно в том, что он увеличил налоговую нагрузку?

КРИЧЕВСКИЙ: Он показал людям путь к справедливости – первое. Он сформировал средний класс за счет повышения налогов – второе. Он уменьшил социальное расслоение – это третье. И это на первый взгляд не экономические моменты, но которые позволили рвануть.

ПРОНЬКО:  Кроме прогрессивного налогообложения доходов физических  лиц?

КРИЧЕВСКИЙ: Наследование и дарение - восстановление налога. Без всякого сомнения. У нас до 2006-го года он существовал. Потому что мы входим в полосу передачи по наследству или по дарению тех несправедливо полученных активов в огромных количествах, которые состоялись у нас в печальной памяти грабительской приватизации. И социум точно также не понимает, почему одним достается все? Ведь работали все. Густав Шмоллер сто лет назад сказал: “100% от того, что вы имеете, дорогие мои, создано не вами, а предыдущими поколениями. И только 10% - это ваш ум, талант и удача ”.  

ПРОНЬКО: Это можно экстраполировать к любой стране.   

КРИЧЕВСКИЙ: К любой стране. Это было сказано сто лет назад. Вот точно так же у нас люди инстинктом не понимают. На интуиции не улавливают, почему у кого-то все, что хочешь, а у меня, который всю жизнь работал учителем, врачом или военным, или еще кем-то, понимаете, который гнил в подводной лодке, извините меня, где-то там под Гудзоном или в Патамаке. Ну, одним словом – нес боевое дежурство. У него пенсия, ну хорошо, там пенсия 20 тысяч рублей. И все.  Вот почему так! А другой, ушлый, нахрапистый, наглый, агрессивный. Пришел, где-то чего-то кому-то дал и сегодня процветает.

ПРОНЬКО:  Прогрессивное налогообложение, налог на наследование. Дальше?

КРИЧЕВСКИЙ: Стимулирование рождаемости.

ПРОНЬКО:  Это задача государства?

КРИЧЕВСКИЙ: Да. Потому что государство – это ключевой главенствующий институт. Потому что государство должно осознавать и должно решать проблемы, которые стоят перед обществом.

ПРОНЬКО:  Смотрите, Президент дал поручение, проработать предметно “зарплату” для мам, так вот, рабочее название. Но я вижу, как Минфин и Минэкономразвития на тормозах это спускают. 

КРИЧЕВСКИЙ:  Юрий Алексеевич, вы меня зачем позвали, чтобы я правительство обсуждал? Не готов.

ПРОНЬКО:  Вы сказали – надо стимулировать. Коим образом?

КРИЧЕВСКИЙ: Коим образом?  Первое – кратно увеличивать материнский капитал. Второе – частично или полностью погашать обязательства по приобретению жилья. Третье – это изыскивать финансовые ресурсы для финансового обеспечения  первых двух предложений. Я неоднократно предлагал восстановить налог на бездетность. 

ПРОНЬКО: Ох, эпатируете Вы сегодня Никита Александрович!   

КРИЧЕВСКИЙ: Вопрос стоит фактически о сползании в демографическую яму. О том, что нам с вами через 15-20 лет пенсию получать будет не из чего. Взносов-то не будет. Но если кому-то не нравится, таких всегда будет много:  “Как же я, да еще у меня детей нет, да я вообще хочу прожить ради себя!”  Давайте сделаем по-другому. О социальных инвестициях вы слышали, Юрий Алексеевич?  А что это такое? Поликлиники, больницы, ансамбль песни и пляски какой-то? – Нет. Это, прежде всего, Центральный Банк, который может опосредованно по примеру  Федеральной Резервной Системы финансировать государственную программу по стимулированию рождаемости через ценные бумаги, например, через какие-то обязательства. Это не предмет для обсуждения в столь короткой программе.

ПРОНЬКО:  Но это уже форма реализации.

КРИЧЕВСКИЙ: Конечно. По сути – это кредит. Но кредит не нам с вами, как например отцам, а кредит государству. Потому что здесь мы возвращаемся к русской экономике. Мы вспоминаем, что Александр Чаянов еще сто лет назад  опытным путем выяснил, что русские начинают работать больше только тогда, когда у него увеличивается число едоков в семье. Будь это крестьянское хозяйство, будь это любое другое хозяйство. Это наша природа, наш менталитет. При этом если нам не хватает по основному виду деятельности, мы начинаем заниматься промыслами. Это было тогда. А сегодня промыслы – это подработка. То есть люди начнут рыскать, люди начнут искать заработок, приработок. Люди начнут рисковать. Люди начнут приходить и говорить: “Дайте мне возможность сделать то-то, то-то и то-то”. Пусть делают, пусть ошибаются, пусть сгорают – не проблема.   

ПРОНЬКО:   Но кто-то обязательно вырастит.

КРИЧЕВСКИЙ: Двигаться начнем. И за счет большей трудоотдачи пойдет  больше налогов в бюджет. И получится так, что можно будет досрочно, или не досрочно, или просто вернуть до времени те деньги, которые ЦБ будет разово на каждую операцию          выделять. Ну, скажем, раз в год. Ну, например, в этом году родилось дополнительно полмиллиона малышей.  Каждой маме надо выделить по миллиону рублей. Поступило, допустим, заявок на 100 тысяч жилищных сертификатов.  Каждый из них стоит определенных денег. Пожалуйста. Через механизм ценных бумаг, обмена какого-то, через госбанки – вариантов масса. Вы только что сказали, что есть Сбербанк, есть ВТБ и так далее.

ПРОНЬКО:  Масса институтов, почему бы не помочь.

КРИЧЕВСКИЙ: При этом дифференцировать по регионам. Там, где рождаемость высокая, путь будет меньше материнский капитал. Сибирь, Дальний Восток , пожалуйста, - не в три раза, а в десять. Я предлагаю схему, я предлагаю механизм. Я не говорю, что должно быть там ровно в три или в десять раз. Это предложение. Детали обсуждаются тогда, когда составляется готовый продукт. Но самое главное, здесь я возвращаюсь и заканчиваю нами, Юрий Алексеевич. Детки-то вырастут и начнут работать. А значит, пойдут взносы в Пенсионный Фонд.  

ПРОНЬКО:  Значит, вот она наша пенсия! Я на самом деле со многим согласен, особенно в части рождаемости. Это серьезнейший вопрос, надо расшивать эту проблематику.

КРИЧЕВСКИЙ: Вы обратили внимание, что все это элементарно?

ПРОНЬКО:   Абсолютно. И самое главное, что действительно есть форма реализации, которая уже апробирована. Да, где-то позитивный, где-то негативный итог.

КРИЧЕВСКИЙ: Обманывали, обманывают и будут обманывать.

ПРОНЬКО:  Но это наши предложения, скажем так. А велика ли вероятность того, что они будут реализованы?

КРИЧЕВСКИЙ: Пока меня среди советчиков нет вместе с Вами, Юрий Алексеевич, вероятность близка к нулю. Если только кто-то не сворует. А своруют – так и хорошо, спасибо скажу, что своровали. Может быть, эту программу послушают, и скажут: “Пронько с Кричевским правильно обсуждали, надо действительно что-то подобное сотворить!” Кстати говоря, мы с вами наивно полагаем, что к Средствам Массовой Информации власть не прислушивается. Я категорически не согласен. Например, у меня 2 недели назад вышла книга “Наследие противоречий”. А предыдущая книга, которую я лично вручил Игорю Шувалову на Валдайском Форуме 2014-го года, содержала предложения о наделении моногородов статусом особой экономической зоны, или территория опережающего развития, говоря современным языком. И что - наделили! Я не приписываю себе авторство.   

ПРОНЬКО:   Но факт остается фактом.

КРИЧЕВСКИЙ: Читают, прислушиваются.

ПРОНЬКО:   Спасибо вам огромное. Я думаю, что действительно наш разговор был не только полезен, он носил прикладной характер. Не какие-то абстрактные цифры, а предметно и по пунктам. А я напомню, сегодня в “Реальном времени” в главной теме был известный российский экономист Никита Кричевский.

comments powered by HyperComments