Прямой
эфир

План Глазьева [Реальное время]

План Глазьева [Реальное время]
Сергей Глазьев назвал абсурдным "нулевой или отрицательный" рост российской экономики
4010
просмотров

Известный российский экономист академик Сергей Юрьевич Глазьев на телеканале +Царьград+ в передаче "Реальное Время"с Юрием Пронько

За прошлый год объем нарушений при распределении бюджетных денег превысил 516,5 миллиарда рублей. Эти бюджетные потери сопоставимы с недостающими доходами казны в нынешнем году, которые составят около 1,3 триллиона рублей. Таким образом, если снизить бюджетные нарушения, то можно компенсировать чуть ли не половину потерь казны от низких нефтяных цен.

К неэффективным расходам бюджета можно отнести и предоставление субсидий и взносов различным госкорпорациям. По данным Федерального казначейства, на 1 апреля 2016 года объем неиспользованных субсидий юридическими лицами составил более 134 миллардов рублей. Из них более 78 миллиардов рублей - это как раз средства корпораций, которые были выделены на соответствующие цели, для конкретных работ, но поставленные задачи не были решены и средства не были использованы. Как правило, эти средства находятся на счетах в банках, с них получаются депозитные проценты, которые не являются доходами бюджета, они являются доходами соответствующих "эффективных менеджеров".

Вдумайтесь, государство выделяет многомиллиардные ассигнования на конкретные проекты, а они "крутятся" на банковских депозитах!

Чью волю выполняют ЦБ и Минфин? Почему в стране, которая обладает беспрецедентным потенциалом в мире, экономика зашла в тупик? Есть альтернатива той ущербной финансово-экономической политике, которая поводится Силуановым, Улюкаевым, Набиуллиной? В чем суть "плана Глазьева"?

__________________________________

Текстовая версия передачи:

 

- В прямом эфире телеканала +Царьград+ специальная аналитическая программа "Реальное время", меня зовут Юрий Пронько, здравствуйте. Сегодня мой компетентный собеседник - известный российский экономист академик Российской академии наук Сергей Глазьев. Сергей Юрьевич, здравствуйте.

- Здравствуйте.

- Я предлагаю эти ближайшие 60 минут отработать в жестком режиме и показать нашим телезрителям, что есть план Сергея Глазьева. Но я начну все-таки с заявления, которое пришло накануне из правительства. В частности, премьер заявил следующее: "Рост экономики будет нулевым или в отрицательной зоне". Я потрясен этой фразой. Я не знаю, как вы ее восприняли. Для меня это означает, что кабинет министров расписался в своей неспособности, по крайней мере по текущему году.

- С точки зрения семантической, помните, была сказка "Королевство кривых зеркал", где плохое выглядело хорошим, красивое - уродливым и наоборот. Вот такого рода фразы - это из этой сказки. Если бы мы имели дело с математической зависимостью, даже математики так не выражаются. На самом деле, рост должен быть около 8 процентов в год по всем параметрам нашей экономики. Наличие производственных мощностей: 40 процентво стоит, потому что нет возможности взять кредит под оборотные средства. Под загрузку мощностей. Занятость: скрытая безработица позволяет нам говорить о возможности увеличении выпуска продукции примерно на 15 процентов к существующему уровню без найма дополнительных работников. Это даже без внедрения новых технологий. Природные ресурсы мы отправляем на экспорт, хотя наша бывшая провинция Финляндия сегодня десятикратно больше на кубометр леса производит готовых изделий. С научно-технической точки зрения наш потенциал востребован процентов на 20, судя  по тому, сколько людей уезжает за границу реализовывать там свои проекты. Уезжают, потому что там нет проблем с деньгами. Там их можно взять, в Европе, под отрицательный процент.

- Вчера Евроцентробанк подтвердил.

- Вам дают их с премией, лишь бы вы работали, производили продукцию, осваивали новые технологии. Если у вас есть идея и хорошая репутация, вы можете взять любое количество денег на любой срок под разумный бизнес-план. У нас же, наоборот, искусственно создан дефицит денег. И при наличии огромного количества простаивающих ресурсов мы падаем вниз.

- То есть вы утверждаете, что даже без структурных изменений, о которых все говорят, талдычит даже Ксения Юдаева и другие руководители, даже при нынешней структуре возможен серьезных рост российской экономики?

- Даже при нынешней структуре, при грамотной денежно-кредитной политике, при контроле за целевым использованием денег бизнес обеспечит рост производства на 8-10 процентов в год. Об этом говорили бизнесмены из "Деловой России", из "Опоры России", об этом говорят наши макроэкономические расчеты. И объективно, и с точки зрения мотивации бизнеса есть возможность, желание и готовность выйти на быстрый экономический рост. Поскольку имеется огромное количество свободных ресурсов. У людей множество идей и планов. Но, во-первых, высоки процентные ставки, безумны для производственной сферы, они в три раза выше рентабельности обрабатывающей промышленности. Чудовищная волатильность курса рубля, которая делает невозможными никакие долгосрочные планы, оставляет людей без работы. Потому что в таком макроэкономическом хаосе, который создан, планировать деятельность ни один рыночный предприниматель не может. Могут только государственные структуры, которых страхует бюджет. А с точки зрения частного бизнеса - условия созданы нашими псевдолибералами просто убийственные. 

- Вот заявление Эльвиры Набиуллиной, которое прозвучало буквально на днях. "Отрадно, темпы падения все-таки замедляются", - утверждает глава Центробанка, если не будет каких-то новых внешних шоков. Вновь ссылаются на внешние шоки. "Мы рассчитываем, что к концу года экономика начнет переходить в положительную область и начнет расти". То же самое. Я не понимаю, это мантры такие?

- Утверждение о том, что все идет к лучшему, потому что падение замедляется, это, в общем-то, тоже из серии "Королевства кривых зеркал". Потому что ситуация усугубляется в действительности. Для того чтобы мы вышли на экономический рост, нужен рост инвестиций. Сначала рост инвестиций - потом рост производства. Если мы говорим о структурных изменениях. Чтобы были структурные изменения в плане повышения технического уровня производства, диверсификации экономики, нужны инвестиции, которые обеспечат рост производства и повышение эффективности, а значит, снижение инфляции. То есть для снижения инфляции нужны инвестиции. И для экономического роста они нужны. Центральный банк своей политикой делает инвестиции бессмысленными. Предприятия, которые вложились до этого перехода к свободному плаванию курса рубля и повышению процентных ставок, сегодня практически все банкроты. Потому что они не рассчитывали на то, что будет полный хаос с курсом рубля. Они не рассчитывали на такую дороговизну кредитов. Те, кто инвестировал сегодня в тяжелейших условиях, мало кто может продолжать инвестиционные проекты. А кто воздержался, сегодня хранят деньги в иностранной валюте. И при таком макроэкономическом климате выйти из стагфляционной ловушки невозможно. Это только в абстрактном мышлении монетаристов возникло представление о том, что чем меньше денег, тем ниже инфляция, а значит, больше предпосылок для роста инвестиций.

- Вы тогда мне объясните, почему Центробанк, не то чтобы как мантру, а как концепцию взял именно таргет инфляции. При этом они не достигают его. Сколько бы они из года в год не объявляли, они не достигают тех уровней, которые заявляются. Сейчас вновь Юдаева, первый зампредседателя Центробанка, объявила, что если мы не достигнем, если мы не проведем структурную реформу, то нас ждет вечная стагнация. Я не понимаю фразу с точки зрения русского литературного языка "вечная стагнация". Это из той же области, как Силуанов заявил: "Рост российской экономики достиг своего дна". Ну, ладно, опустим моменты использования родного языка. Но держатся же мертвой хваткой. Это некомпетентность или это что?

- Это сочетание некомпетентности, ангажированности, и кто-то на этом зарабатывает. Потому что никакая абсурдная политика не может продолжаться долго, если это кому-то не выгодно.

- Есть бенефициары?

- Если звезды зажигают, как известно, значит, кому-то это нужно, как сказал великий поэт. С точки зрения экономической науки, таргетирование инфляции - это нонсенс. В том виде, в котором они его понимают. Потому что под таргетированием инфляции они понимают не как инженеры или ученые - есть цель, есть системный анализ, есть достижение этой цели, есть программа ее достижения.

- Поэтапность.

- Поэтапно. если мы с вами захотим снизить инфляцию, что мы должны в первую очередь сделать? Стабилизировать курс рубля.

- Это первое, что необходимо сделать?

- Потому что 80 процентов роста цен в прошлом году и 40 процентов в этом году - это колебание курса. Причем практически любой знающий человек понимает, что когда курс рубля летит вниз, автоматически это инфляционный шок для всей экономики. Поскольку импорт сразу дорожает. И в отсутствии кредитных ресурсов предприятия, вместо того чтобы расширять производство, просто поднимают цену вслед за импортом.

- Я хочу, чтобы телезрители телеканала +Царьград+ особо обратили сейчас внимание на слова Сергея Глазьева. 80 процентов роста цен в минувшем году, 40 процентов роста цен в этом году обеспечено за счет этой волатильности, если говорить рыночным языком, а на самом деле - бардака, который сотворил Центробанк на валютном рынке.

- Когда рубль поднимается, цены вслед за этим не опускаются. Есть небольшая корректировка. Но когда, допустим, рубль качает несколько раз в диапазоне 60-80, когда он идет вниз - цены растут, когда он поднимается вверх - очень небольшая корректировка - процентов на 10-15. Потому что торговля тоже имеет инерцию. Люди заключают контракты, соответственно, калькулируют издержки и договоры не переписывают.

- Конечно, там есть временной лаг.

- И если вы несколько раз качаете, то несколько раз провоцируете инфляционные шоки. Волатильность курса валют - это страшное зло для экономики. Все макроэкономисты это знают. И когда Центральный банк под таргетированием инфляции понимает запуск курса рубля в свободное плавание, он уходит с валютного рынка. И второй постулат этого таргетирования инфляции - переводить всю денежное регулирование на ключевую ставку. Думая, что поднимая ключевую ставку, он погашает инфляционные волны. И при этом не вводит никаких ограничений на трансграничное перемещение спекулятивного капитала. Экономика попадает автоматически в стагфляционную ловушку. Потому что повышение процентных ставок давит производство, раскачка курса рубля поднимает инфляцию, и все это вместе ведет к резкому падению инвестиций. То есть это рукотворная стагфляционная ловушка. О том, что это будет так, я предупреждал еще 3 года назад, когда мы обсуждали впервые идею таргетирования инфляции. Впервые это еще при Кудрине возникло. Валютный фонд всячески эту идеологию поддерживает. Никакого научного обоснования под этим нет. Есть небольшие эмпирические исследования, которые доказывают на материалах статистики 30-х годов прошлого века, что денежные власти европейских стран в период Великой депрессии не могли одновременно проводить автономную денежную политику, то есть управлять денежными индикаторами, и обеспечивать стабильность курса национальной валюты в условиях отсутствия золотого стандарта. Ну и что, спрашивается, из этого? Из этого никаких системных выводов сделать нельзя. Вот такая была ситуация тогда. Сейчас она стала гораздо сложнее. Сейчас появились фиатные деньги в огромном количестве. Американцы печатают доллары под свои  государственные обязательства, пропуская их на финансирование дефицита бюджета. Это финансовая пирамида, которая сегодня растет как снежный ком. Только за последние 8 лет после начала финансового кризиса количество долларов выросло более чем в 3 раза в экономике. Евро - в 1,5 раза.

- Вы имеете в виду с 2008 года?

- С 2008 года. И у нас нет никаких валютных ограничений. Западная финансовая система разбухает, а наша скукоживается. И в результате что мы получаем? Любой американский хедж-фонд или банк европейский или японский может легко, зайдя на наш рынок, который очень маленький, который по своим активам меньше одного крупного западного банка...

- ...скальпировать его, получить прибыль и уйти.

- Раскачать его как угодно. И никакая ключевая ставка здесь роли не играет. Поэтому я математически могу доказать это. Опубликована работа, что если мы не защищаем нашу финансовую систему от спекулятивных атак из-за рубежа, то мы не можем ни гарантировать стабильность валюты, ни управлять денежной политикой. Потому что в этой ситуации погоду на нашем финансовом рынке задают иностранные спекулянты. 80 процентов сделок на финансовом рынке происходят в пользу нерезидентов. А в валютном сегменте эта цифра иногда доходит до 90 процентов. То есть сверхприбыли, которые спекулянты получают на раскачке курса рубля, уходят за границу. И что мы в итоге получили? Наши ученые, я сам вел эти дискуссии, предупреждали еще 3 года назад, что в результате ухода Центрального банка с валютного рынка и перехода на свободное плавание валюты у нас курсами будут манипулировать спекулянты, которые загодя расселись на Московской бирже.

- И, собственно, это реализовано.

- И я думаю, это неспроста. Мне кажется, в этом есть определенный план. Согласитесь, что никакой научной логики и здравого смысла в этом нет. Если что-то в экономике происходит, как говорится, всегда ищите, кому это выгодно.

- И вы можете назвать бенефициаров?

- Достаточно посмотреть на динамику доходов в разных секторах нашей экономики. Что госпожа Юдаева понимает под "структурной реформой", я в принципе не могу разобраться. Это только она знает.

- Ей очень сложно объяснить, она никак не может это сделать.

- То, что идет у нас - серьезнейший структурный сдвиг в результате политики, которую Центральный банк проводит, это очевидно любому макроэкономисту. У нас падает производство, довольно ощутимо. Падают инвестиции резко. Сокращается внешнеторговый оборот. При этом растут валютные спекуляции. Объем валютных спекуляций на Московской  бирже вырос пятикратно и достиг астрономической суммы 100 триллионов рублей в квартал. Это больше в 10 раз всего валового продукта. Возникает вопрос: если у нас сжимается внешнеторговый оборот, падают инвестиции, прекращен приток денег из-за рубежа, то кто ж там торгует валютой, кому она нужна в пятикратно выросших объемах?! И ответ очень простой. 95 процентов сделок в валютном сегменте Московской биржи - это чисто спекулятивные сделки, за которыми нет ни экспорта, ни импорта, ни иностранных инвестиций или кредитов. Это раскачка рынка. Если бы это была честная игра, то тогда количество выигравших и проигравших было бы примерно равным. Тем более что у курса рубля сегодня очевидная заниженность. И по отношению к паритету покупательной способности, и с точки зрения торгового баланса - он положительный. Это означает, что курс рубля занижен относительно точки равновесия.

- На ваш взгляд, какой реальный курс в нынешней ситуации?

- Это надо специально считать. Но если брать интервал, то курс можно было бы стабилизировать в интервале 60-80, и надолго стабилизировать, для того чтобы снять инфляционный навес волатильности. Спекулянтов отодвинуть от манипуляции курсом рубля. И обеспечить защиту нашей экономики от внешних шоков.

- Ваши оппоненты пугают всех тем, что, мол, Глазьев предлагает ввести валютное регулирование, и, обращаясь к физическим лицам, к нашим соотечественникам, говорят: "Вот он придет за вашими долларами, евро и той валютой, в которую вы вложились".           

- Вы знаете, они ведь вообще до абсурда договорились. Я читаю некоторые высказывания. Например, руководители наших экономических ведомств и президенту, и публично говорят о том, что все привыкли к высокой волатильности курса рубля, что это нормально, это новая реальность, что мы должны жить в таком сумасшедшем доме, где мы не знаем, какой курс валюты будет через 10 дней. И ответ, который мы получили на нашу программу в Столыпинском клубе от чиновника Центробанка - вдумайтесь, официальный представитель Банка России пишет: "Ваши предложения по стабилизации курса рубля будут иметь негативный эффект, потому что экономические агенты приспособились к высоким колебаниям, и если мы вдруг сделаем курс рубля стабильным, это будет означать смену политики и вызовет шок у бизнес-сообщества". Вот представьте, до какого абсурда можно договориться.

- То есть в Банке России работают... - я даже подбираю подходящее слово.

- Я могу фамилию вам прислать этого человека. То есть они пытаются внушить нам, что это новая реальность, при которой курс рубля скачет, так сказать, как сердце, разорванное инфарктом. При инфаркте сколько можно жить человеку? Так же и экономика не может жить, когда такие перепады экономических оценок происходят. Но вопрос - кому это выгодно. Любой математик вам скажет, что если идет рост объема валютных спекуляций, значит, люди, которые там работают, знают и могут предвидеть движение курса.

- Чистый матанализ.

- Теория вероятности.

- Да.

- Если бы там работали честные брокеры в теории совершенной конкуренции, не знающие, что там будет завтра, и рискующие своими деньгами в условиях полной неопределенности, как должно быть на рынке, то тогда бы не было такого притока денег.

- К сожалению, у нас большинство людей не владеет ни азами матанализа, ни теорией вероятности.

- Это очевидно, понимаете. У нас вырос огромный финансовый пузырь на валютном рынке. Вырос пятикратно с момента начала таргетирования инфляции в кавычках. Если эта пирамида растет, значит, люди, которые занимаются этими операциями, точно понимают, как будет двигаться курс рубля. А это происходит потому, что они сами задают его движение. Если Центральный банк ушел с рынка, а до этого приватизировал биржу, посмотрите, кто собственники Московской биржи. Это крупнейшие финансовые структуры. Это структуры, которые финансируют валютные спекуляции в том числе. Если Центрального банка нет на рынке - значит рынок у них в руках. И они легко могут манипулировать курсом рубля, совершая множество притворных сделок между собой.

- Да, я знаю один госбанк, крупнейший в России, который также участвует в этом. Тогда возникает вопрос: это что, сговор?

- Я считаю, что признаки манипулирования курсом рубля очевидны. То, что это преступление, знают все. То, что это преступление никого не волнует - это очень странно. Потому что на этом страна теряет. По некоторым оценкам, объем прибыли, которая получена за счет манипуляции курсом рубля, достигает уже 50 миллиардов долларов. Это деньги, которые утекли из реального сектора. Источником этих доходов является обесценение рублевых сбережений и доходов граждан и предприятий. То есть оборотной стороной является снижение уровня жизни на 10 процентов.

- Глава СКР Александр Бастрыкин попытался выразить в своей известной статье позицию. Так вы посмотрите, как его облили грязью, в буквальном смысле.

- Возьмите Америку или Лондон, или Китай, или Японию. Малейшие признаки манипулирования курсом - это предмет...

- ...состав преступления.

- Признаки - это предмет обеспокоенности всех, кто следит за стабильностью в обществе. У меня есть друг, замминистра финансов Японии работал, потом в Валютном фонде, он говорит: "Я видел, кто на рынке занимается спекуляциями. И когда они начинали это делать, я публично обращался к прокурору с требованием возбудить уголовные дела и называя признаки манипуляции курсом рубля. Эти люди моментально уходили с рынка".

- Значит, получается, Центральный банк, простите за жаргонизм из 1990-х, "крышует" спекулятивные валютные операции. Знает, что совершается преступление, но при этом никаких обращений в Генпрокуратуру не происходит.

- Я бы не высказывался столь резко, потому что для того, чтобы дать возможность спекулянтам развлекаться путем манипуляции курсом рубля, Центральному банку просто достаточно самоустраниться. Вот он и самоустранился. Как говорится, умыл руки. То, что это противоречит его конституционным обязанностям, это 100 процентов. Поэтому можно утверждать, что политика свободного плавания курса рубля идет вразрез с конституцией, которая обязует Центробанк обеспечивать стабильность национальной валюты.

- Вы готовы сказать, что в Банке России работают дилетанты? Я просто хочу понять взгляд профессионального экономиста.

- Там разные люди работают.

- Ну, хорошо. Руководство?

- Могу сказать, что те оценки, расчеты, которые мы видели, поражают, во-первых, наивностью, во-вторых, необоснованностью, а в-третьих ,недостоверностью исходных предпосылок. Мы ведем диалог уже четвертый год, я плотно взаимодействую с Банком России через Национальный финансовый совет. И каждый раз, когда мы обсуждаем направление денежно-кредитной политики, я пишу особое мнение. И все 3 года мое особое мнение абсолютно точно подтверждается, все те прогнозы, которые я даю в своих записках, а мы же их обсуждаем в Академии наук.

- Почему вас не слышат?

- Я же вам говорю - ищите, кому это выгодно.

- То есть ваши оппоненты- это очень серьезные, очень циничные люди?

- Поймите, на кону стоят гигантские сверхприбыли. Сверхприбыли спекулянтов, достигаемые на манипулировании курсом рубля , это 60-80-100 процентов годовых. Их никакая ключевая ставка не остановит. Центральный банк сам снабжает при необходимости через операции валютного РЕПО и рублевого РЕПО, при необходимости расширяя денежное предложение, бирже предоставляет огромный кредитный рычаг под 10. То есть они  на один рубль могут десять рублей кредита привлечь для своих спекуляций.

- И за эти серьезные деньги они будут бороться.

- Никаких объективных, понимаете, никаких объективных причин для таких колебаний курса нет. Весь мир на нас смотрит с изумлением. Только Норвегия - единственная из развитых стран, которая декларирует свободное плавание курса своей валюты. Но в Норвегии все валютные потоки под контролем государства.

- То есть, другими словами, вот эти суперрыночные экономики - американская, европейская, японская - нигде подобного не происходит?

- Более того, если бы это происходило, сейчас были бы уже громкие уголовные дела, были бы штрафы, были бы серьезные санкции и так далее.

- Вообще это страшно все.

- Ведь в этом ничего сложного нет. Как устроен механизм биржевой спекуляции, может выучить даже человек без высшего образования. Вот мы с вами договариваемся, предположим, мы знаем точно, что Центральный банк на рынок не придет. А у нас с вами есть друзья в американских хедж-фондах, источники денег, и мы с вами начинаем сделки заключать. У нас роботы есть, которые все это делают. Мы начинаем очень быстро валить курс. Друг с другом совершать сделки на понижение курса рубля. Вызываем панику на рынке. Весь народ начинает сбрасывать рубли поскорее, покупать доллары. Мы дожидаемся, когда эта паника достигнет пика, фиксируемся, продаем доллары, которые мы прикупили заранее, и уходим с рынка. Поскольку курс у нас занижен, в наше отсутствие он автоматически поднимается обратно. Один такой качок - это миллиарды долларов сверхприбыли. Опять же, за счет утечки денег из реального сектора и обесценения наших с вами  рублевых доходов. Расследовать эти вещи - пару пустяков на самом деле. Почему это никого не волнует? И самое интересное, почему нас приучают к жизни в такой реальности перманентного инфаркта? 

- Да, это точно. Вот как раз про реальный сектор. Я хочу, чтобы телезрители телеканала +Царьград+ сейчас увидели государственные расходы по 1916 году. У меня на прошлой неделе были станкостроители здесь, в студии. На отрасль выделено 2,7 миллиарда рублей из Фонда поддержки промышленности. Весь фонд - 20 миллиардов! Это не то что копейки на фоне тех цифр, которые вы назвали. Но правда нам стало известно после выхода этой программы в эфир, чтр было принято решение в два раза увеличить финансирование на станкостроение. Я не умаляю достоинства органов государственного управления. Но мне представляется,  что когда эта публичная составляющая начинает давить в том числе на правительство, она играет свою роль. Ну, посмотрите, на всю промышленность - 20 миллиардов рублей. На покрытие криминальных банкротств российских банков - вы посмотрите, новую схему придумали, как вымывать денежные средствами сотнями миллиардов рублей! - на гособлигации более 90 миллиардов направлено. Я имею в виду гособлигации Соединенных Штатов. Вот это что? Объясните мне, как это может происходить? Притом что мы говорим о необходимости сохранения суверенитета собственной страны.

- Вы так много вопросов сразу задали. Надо по частям их разбирать.

- Давайте.

- Первое. Что такое деньги правительства, бюджет? Это государство собирает налоги, в основном платит налоги  у нас бизнес. Не богатые люди, как во всех странах. Если в передовых странах главная тяжесть налогообложения - на рантье, на тех, у кого огромные доходы. То у нас главная тяжесть налогов - на предприятия. А в производственной сфере - на труд. То есть основой всей системы налогообложения является труд. Это социальные налоги, налог на прибыль - это все налоги на добавленную стоимость, значит, на труд. Государство забирает, по сути, часть добавленной стоимости, которая могла бы оставаться в экономике, и затем распределяет так, как считает нужным. То, что государство забрало с промышленности деньги в виде налогов, а потом вернуло в промышленность эти 20 миллиардов - это просто из одного кармана переложили в другой. То есть для экономического роста это все бессмысленно.

Главным источником финансирования экономического роста в современной рыночной экономике является кредит. Является создание денег за счет государственной монополии на эмиссию денег. С точки зрения экономической теории, кредит - это главный способ авансирования экономического роста.

- Но по тем ставкам, которые сейчас есть, это же невозможно.

- Как сказал Шумпетер, процентная ставка - это налог на инновации. Чем выше процентная ставка, тем хуже развитие экономики. Когда процентная ставка выше рентабельности обрабатывающей промышленности, кредит теряет смысл. Производственная сфера начинает жить только за счет собственных доходов. Она не может развиваться. И все современные экономики мира создают деньги для кредитования роста производства. Классический пример, который для нас очень поучителен был бы, это пример восстановления послевоенной Европы. Некоторые наивные люди думают, что это американцы планом Маршалла сделали европейское экономическое чудо. План Маршалла - это от силы 5 процентов этого экономического чуда для торговли между европейскими странами  в условиях валютных ограничений. А главный источник восстановления и роста Европы после войны - это банальная кредитная эмиссия. Центральные банки Германии, Франции и других государств, которые лежали в руинах, кредитовали коммерческие банки под векселя производственных предприятий. И таким образом деньги создавались под обязательства предприятий по наращиванию производства. Схема, кстати, близкая к китайской современной, где деньги создаются под обязательства предприятий наращивать производство, модернизировать его, выпускать новую продукцию.

- То есть апробировано уже несколько раз и в разных странах.

- Да. Более примитивный вариант, который сегодня реализует современная Европа и Соединенные Штаты, также отчасти Япония. Это эмиссия денег под долги государства. Под финансирование дефицита бюджета. Практически вся эмиссия долларов, которая резко выросла, я говорю, в три раза за последние восемь лет, идет на покупку облигаций американского Казначейства. И когда американцы планируют свою денежную эмиссию, ФРС, первое, с чего они начинают — оценивают потребность бюджета в новых займах. В том числе для обслуживания старых долгов. И эта цифра ФРС известна, которая печатает доллары. И это две стороны одной медали. Законодатель обязует  ФРС США эмитировать деньги исключительно под государственные обязательства. Это либо впрямую дефицит бюджета, либо обязательства ипотечных фондов государственных, либо каких-то других государственных структур.

- Разные инструменты.

- Так вот, когда наше Министерство Финансов для финансирования дефицита бюджета начинает занимать деньги за границей, это очень странно. Понимаете, нам лишние деньги не нужны в иностранной валюте. У нас положительный торговый баланс. У нас нет проблемы отсутствия денег для импорта.

- А для чего тогда это делается?

- Потому что хотят в Вашингтоне. В Вашингтоне им дают определенную методичку, по которой собственно говоря и организуется работа.

- Подождите. Остановите. Вот это не эмоции, да? Реальные рекомендации даются в Вашингтоне?

- Ну они более того даются для нас одни, для Америки другие. Например, миссия МВФ России рекомендовала поднимать процентные ставки, и внушала нашим денежным властям, что для борьбы с инфляцией нужно поднять процентные ставки, при этом не вводить валютных ограничений. В расчете на то, что повышение стоимости денег привлечет сюда множество иностранных инвесторов, которые обеспечат стабилизацию макроэкономической ситуации и так далее. Да, инвесторы пришли, но только спекулянты, которые раскачали ситуацию еще больше . Так вот возьмите американскую модель или европейскую. Европейский Центральный Банк эмитирует евро под облигации европейских стран в соединенных в зоне евро. Поэтому для Министерства Финансов самый легкий способ финансирования дефицита бюджета — просто использовать западный опыт. А именно, договориться с Центральным Банком о том,что Минфин выпускает казначейские обязательства, Центральный Банк выкупает эти обязательства либо сам, либо через коммерческие банки с тем, чтобы система была сбалансированная. Она имеет свои пределы. Этого нельзя делать бесконечно. Но в нашей ситуации и экономическая наука, и современные нобелевские лауреаты  - все удивляются, говорят: «Почему вы этого не делаете?»    Это общепринятый в мире способ. Финансируется дефицит бюджета за счет внутреннего долга. А внутренний долг кредитуется Центральным Банком. Вместо этого Министерство Финансов идет занимать деньги за рубеж.  А что это означает? Допустим, вы заняли миллиард евро за границей.  Вы же не будете этот миллиард тратить в бюджете. Его надо продать на рынке. Вы его продаете, получаете рубли. Центральный Банк выкупает эту валюту, расширяя валютный резерв. Для чего это все делается? Если все современные страны создают деньги под обязательства своих агентов, будь то предприятия, банки или правительство. Под их нужды эмитируются деньги. А у нас деньги эмитируются под обязательства других стран. То есть, по сути вся наша кредитная эмиссия привязана к чужим долгам.

- Слушайте, это признание дорогого стоит. То есть, фактически, Центробанк России, Минфин, можно сказать, выполняет указания МВФ, Вашингтона. Но это же, простите за пафос, это предательство собственной страны. Это по меньшей мере не в интересах страны.

- Я бы не давал оценок. Значит здесь я применяю термин, не я его придумал, называется "когнитивное оружие". "Когнитивное оружие" означает, когда людям внушаются некие саморазрушительные идеи, которые они дальше внедряют в жизнь. Таких примеров когнитивного оружия полно. Начиная с небезызвестного Михаила Сергеевича Горбачева с его идеями о европейских ценностях. Это было чисто когнитивное оружие. Что такое европейские ценности, мы убедились на Украине сейчас, как они выглядят эти европейские ценности с нацизмом, с расстрелами людей, с военными преступлениями, с политическим террором тотальным. На Украине сегодня в полном объеме реализованы европейские ценности в  рамках Ассоциации, насильно куда Украину Евросоюз загнал. Это же химера, которая была внедрена в голову человека. Он, всерьез расшатывая систему государственного устройства, думал, что он создает пространство для формирования европейских ценностей, которые закончились великой криминальной революцией, по выражению Говорухина, 90-х годов, когда после перестройки, как и предупреждали многие, наступила перестрелка.

- То есть, то же самое и сейчас пытаются сделать в России?

- Смотрите, аналогия очень свежая. 98-ой год – дефолт. Ситуация в стране гораздо хуже, чем сейчас. К нам приезжает носитель этого когнитивного оружия господин Кавалло, который знаменит тем, что разрушил экономику Аргентины. Его преподносят как лучшего министра финансов и лучшего финансиста мира. Этот Кавалло, который из Буэнос-Айреса сделал кладбище заводов. Он приезжает и говорит нам то же самое, что сейчас говорит МВФ, и что сейчас на практике делается. После дефолта у нас не было валютных резервов тогда, почему дефолт собственно и произошел. Точнее он произошел из-за финансовой пирамиды гособязательств, которая сопровождалась колоссальным оттоком капитала, а не притоком, как думали те, кто раскручивали финансовую пирамиду ГКО. Они думали, что высокие процентные ставки обеспечат приток капитала со всего мира, и они будут бесконечно в этой финансовой пирамиде паразитировать. На самом деле, западные финансисты умные вовремя ушли при помощи наших консультантов.

- Как правильно сказали - инсайдеров.

- Я почему этот пример привожу. Тогда нам предлагали сделать то же самое, что мы делаем сейчас. Резко поднять процентную ставку, не вводить никаких валютных ограничений, зажать денежную массу, и все само собой стабилизируется. Примаков с Геращенко поступили прямо наоборот. Он хватило ума, хватило знаний, понимание механизмов, чтобы проводить разумную политику. Именно ту, которую мы сегодня предлагаем. Ввести ограничения против валютных спекуляций. Не против валютных сбережений граждан или еще, чем пугают людей. А именно защитить наш финансовый рынок от спекулятивных атак из-за рубежа и изнутри. Для этого Геращенко применил очень простую меру – зафиксировал валютную позицию коммерческих банков. То есть коммерческие банки не могли наращивать валютные активы. Кстати, если бы это было сделано в 2008 году, 2 триллиона рублей, которые выделены были Центральным Банком, замечу, напечатаны для спасения коммерческих банков, не улетучились бы на валютный рынок  и за границу, а работали бы на рост экономики. Уже тогда мы допустили серьезный промах - начав денежную эмиссию, не ввели валютных ограничений. В итоге, Президент принял решение антикризисную программу ввести в действие, указав, что коммерческие банки, получая эти триллионы денег, должны направить их в реальный сектор. Вместо этого они их направили на валютный рынок.

- То есть это не исполнение?

- И произошла утечка капитала. Пользы от этого никакой не было. В итоге российская антикризисная программа 2008-го года была самой дорогостоящей относительного валового продукта и самой низкоэффективной. У нас самые большие падения произошли в реальном секторе и на финансовом рынке. Сейчас происходит то же самое. Но, возвращаюсь к этому опыту. То есть защитить систему – не вопрос. Это легко сделать. Любой финансист знает, как защитить валютную систему от спекулянтов и от утечки капитала. Второе - повышение процентной ставки, которая убила сегодня экономический рост. Тогда, вместо повышения Примаков с Геращенко сохранили ставку низкой, отрицательной в реальном выражении. То, что делают сегодня все банки мира. Они держат процентные ставки отрицательными для того, чтобы дать возможность бизнесу взять столько денег для расширения производства и внедрения новых технологий, сколько у них идей, бизнес-планов и интеллектуальных ресурсных возможностей.

- Для наращивания.

- Потому что мир проходит технологическую революцию. Мир смещается к новому технологическому укладу. Это и есть та структурная перестройка, не в смысле Юдаевой, а настоящая структурная перестройка - это освоение новых технологий. Для этого нужны длинные дешевые деньги, потому что это высокие риски и высокий период окупаемости. Но высокие риски не должны трансформироваться в высокие процентные ставки. Высокие риски должны демпфировать государство путем финансирования научно-исследовательских работ, путем разработки долгосрочных прогнозов, путем формирования стратегических планов, которые у нас отложены теперь на 2019 год. То есть государство должно помогать бизнесу делать эту структурную перестройку, указывая, где перспективы в направлении роста. Правительство Примакова только подошли к этому вопросу. Когда они стабилизировали экономику вопреки тому, что рекомендовал МВФ. Эти простые инструменты, а именно: валютные ограничения против спекулянтов, низкие процентные ставки, рефинансирование под расширение экспорта, стабилизация тарифов на услуги естественных монополий при резком падении курса рубля, которое тогда произошло, - дали взрывной эффект. Рост промышленного производства на 1% в месяц и снижение инфляции в 3 раза. А вот сегодня мы делаем все прямо наоборот.

- Вы знаете, я с вами соглашусь.

- Первое, о чем я скажу, это, безусловно, поражение ума денежных властей когнитивным оружием. У них в голове эмвээфовские мифы,

- Это ЦБ, это Минфин, это Минэкономразвития?

- Не только. У нас огромное количество экспертов, которые обслуживают эти интересы. Второе. Насчет национальных интересов. Когда мы проводили расследование в Совете Федерации о причинах дефолта 98-го года, мы с удивлением узнали много поразительных фактов. Люди, которые вели переговоры с МВФ тогда, мало того, что им предоставляли информацию, которая была закрытой, так они еще давали такую утечку информации, при которой американские держатели российских государственных обязательств, получали предложение обменять рублевые обязательства краткосрочные, которые уже болтались в ситуации преддефолтной, на долларовые среднесрочные бумаги. И эти предложения американские спекулянты получили до того, как правительство приняло официальное решение это сделать. То есть, либо они сами готовили это решение, либо здесь инсайдерская явно игра в ту сторону. Поэтому граждане, которые этим занимались, их фамилии известны, в определении Совета Федерации получили признаки состава преступления в плане измены национальным интересам, и дело было передано в Прокуратуру. К сожалению, не смотря на решение Совета Федерации, оно опубликовано в открытом доступе, могут прочитать, встретить много знакомых фамилий.

- Некоторые из них уже в Америке.

- Совет Федерации рекомендовал этих людей не допускать ни на какие государственные посты, и не подпускать и близко к государственным деньгам. К сожалению, почти все фигуранты сегодня снова на постах и на государственных деньгах. У меня очень простая рекомендация. Если мы имеем дело с сознанием человека, который считает, что государство должно уйти с валютного рынка, и так будет лучше для всех, надо этого человека направить в частный сектор, поработать частным бизнесменом, дать ему миллион рублей, и пусть он развивает свой бизнес в условиях этого хаоса. Поэтому людей, которые считают, что государство ничего  не должно делать для стабилизации и развития, нужно всех отправить в частный бизнес.

- Вы предлагаете всех чиновников аппарат ЦБ и Минфина направить в промышленность, в тот хаос, который они создали?

- Всех, кто нам пытается доказать, что хаос для бизнеса – это хорошо, и что бизнес в отсутствие планирования, в отсутствии стабильности курса может нормально развиваться, вот командировать их, дать им кредит в миллион рублей и посмотреть, вернут ли они эти деньги через хотя бы 3 года.

- Они предпочитают трудоустраиваться в Госбанке и госкомпаниях.

- Второе. Если мы хотим победить коррупцию, потому что главный контраргумент, который нам высказывают вот эти ультралибералы, сидящие на государственных деньгах, заключается в том, что нельзя давать дешевые кредиты, потому что все разворуют, деньги не вернутся, это приведет к инфляции. Действительно, есть правда в том, что если все разворуют, то действительно будет инфляция. Потому что мы говорим о том, что деньги нужны целевым образом доводить до производственной сферы, контролировать их движение, формировать вместе с бизнесом индикативные планы, где бизнес отвечает за рост производства, модернизацию, создание рабочих мест, а государство обеспечивает бизнес стабильной макроэкономикой и дешевым кредитом. И каждый  отвечает за свою часть. Если бизнес не будет выполнять эти обещания, как имело место с нашими коммерческими банками, некоторых до сих пор ловят за границей, которые утащили деньги, которые Центральный Банк напечатал специально для антикризисной программы, то конечно будет инфляция. Будет давление на курс, курс буде скакать, потому что государственные же деньги будут использоваться против самого же государства.

- Эта схема и сейчас реализуется.

- Воровство у нас сопряжено с офшорами и с перечислением денег за рубеж. Потому что этот пузырь на Московской бирже он для налоговой службы теневая зона, там сплошные убытки, якобы. А на самом деле, через цепочку притворных сделок деньги перегоняются в офшоры. Так вот, для того, чтобы защитить нашу систему от воровства, очень простой способ. Возьмите список людей, которые внесены в санкции США и Евросоюза. Этим людям запрещено иметь там счета, собственность, недвижимость. Все будет арестовано моментально. И вот только тех людей, которые включены в санкционный список, допускайте к государственным деньгам. Они точно ничего не украдут, потому что они вывести не смогут, а здесь они под контролем.

- Кстати, яркая иллюстрация для зрителей программы "Реальное время" - средний размер взятки. Несмотря на кризис, Юрий Сергеевич, все растет. В Подмосковье - 114 тысяч теперь средняя взятка. В Москве средняя взятка, держитесь, - 654 тысячи. Официальные документы, официальные данные. А мы говорим о кризисе. Я хочу, чтобы вы прокомментировали.     

- Вы знаете, очень просто с этим бороться. Давайте мы примем решение о том, что если у человека вымогают взятку и он сообщает об этом правоохранительным органам, то он автоматические получает от государства ту услугу, ради которой у него вымогают взятку. И тогда не будет смысла давать взятки.    

- По крайней мере, это первый шаг, который позволит нивелировать эту проблему.

- С коррупцией без широкого участия общественности бороться невозможно. Коррупция  порождается безответственностью, а безответственность бесконтрольностью. Если мы привлечем общественность через такого рода условия к борьбе с коррупцией, я вас уверяю, что скоро коррупция исчезнет.

- Я хочу, чтобы вы прокомментировали ситуация на банковском рынке. Я не понимаю, это что за новые схемы, когда сотни миллиардов теперь идут по погашение обязательств, ушедших банковских учреждений? Вот официальное заявление АСВ. 550 миллиардов рублей украли банкиры.  80% криминальные схемы. Как Банк России это мог не заметить? Ведь ежедневный банковский баланс никто не отменял.

- На счет криминальных схем, во-первых, это дело суда. Сначала суд должен доказать, установить, что кто-то чего-то украл. Я могу сказать, что в ситуации, когда сегодня процентные ставки запредельные, и  предприятия, которые сделали раньше инвестиции, взяв деньги в кредит, не могут сегодня их вернуть, потому что цена на импортное оборудование из-за падения курса рубля подскочила в 3 раза, а они не закладывали это дело, они банкротятся и тянут вниз банки. Поэтому все эти банки, которые не имеют устойчивого рефинансирования, либо от государства, это крупнейшие наши госбанки, либо от заграницы, это крупнейшие частные банки, они в очень сложном положении. Их клиентура  на грани банкротства, а некоторая вообще обанкротилась. Поэтому большинство коммерческих банков сегодня объективно макроэкономическими условиями поставлены в тяжелейшее положение. Поэтому, когда у банков отбирают лицензию и при этом одновременно возбуждают уголовные дела против их руководителей, у меня возникает вопрос, ведь для того, чтобы доказать состав преступления, нужно серьезно поработать. А тут вдруг раз, действительно, вы правы, получается так, что 10 лет менеджмент банка занимался воровством, никто на это не обращал внимания, и тут вдруг осенило – вот, какие жулики сидят? У менял лично другая точки зрения. Я просто знаю немало примеров, когда банки были искусственно положены на лопатки. И для того, чтобы банковских менеджеров и людей, которые отвечали за эти банки, сразу выбить из игры и не дать им возможности оправдаться, доказать свою позицию, сразу же возбуждается уголовное дело, и большинство этих людей просто бегут. И получается, что некому не за что ответить. Вот это обвинение в криминализацию, в разграбление.

- Причем, со стороны Госкорпорации и Агентства по страхованию складов.

- Мне кажется, это очень вилами по воде писано. Потому что у нас есть пример, «Мой банк» такой, господин Фетисов. Он вернул. Ему инкриминировал, что он якобы похитит 2 миллиарда рублей. Он вернул, не будучи акционеров уже, под свою личную гарантию 15 миллиардов. Человек возвращает 15 миллиардов своих личных денег вкладчикам, не имея на то никаких юридических оснований. Это просто акт его доброй воли. А его по-прежнему обвиняют в том, что он украл 2 миллиарда. Это же абсурд.

- Ну, то есть, опять схемы, схемы, схемы.

-  И точно также вызывает удивление, когда нам говорят о том, что мы не можем снизить процентную ставку, ключевую ставку, потому что будет инфляция. Мы не можем дать экономике дешевые деньги целевым образом под контролем государства под согласованные планы, под надзором уполномоченных банков. Сейчас мы ввели уполномоченные банки, которые обязаны следить за расходами клиентов. И те целевые деньги, которые мы хотим дать экономике, они до счета предприятия вообще даже не доходят. Уполномоченные коммерческие банки финансируют расходы предприятий, они перечисляют деньги на счет по его поручениям. У нас такая практика была, и все банкиры умеют это делать. В этой ситуации нам говорят, что мы не можем дать дешевый кредит, потому что разворуют. И в то же время дают кредиты под полпроцента годовых на санацию уже разворованных с их точки зрения банков. То есть это механизм, поощряющий воровство получается. Когда нормальным банкам не дают под дешевый процент, а тем банкам, которые уже разграблены, им назначается некоторый куратор, которому дают деньги под полпроцента. В общем, это такой театр абсурда, который не может долго существовать, еще раз подчеркну, если это не выгодно тем, кто заказывает музыку.

- То есть, есть конкретные бенефициары. Вы знаете, то что меня очень серьезно беспокоит, это доходы наших с вами соотечественников. Вот заявление вице-премьера Ольги Голодец. Она сообщила, что «у нас обозначилась очень резкое падение доходов, резкое и по реальному уровню заработной платы». Все заявление вице-премьера вы видите сейчас на экране. А следующая характеристика, Сергей Юрьевич, это количество россиян, живущих на минимальные доходы. Динамика страшная. Из года в год, если сравнивать 14-й, 15-й и 16-й года, сейчас более 22,5 миллионов россиян живут, правильнее даже сказать существуют, на минимальные доходы. Что делать?

- Этот отрицательный рост, который мы наблюдаем.

- Отрицательный рост. Хорошо сказано.

- Вызван исключительно создавшейся макроэкономической ситуацией. Вследствие тех действий, которые предприняли денежные власти, экономика оказалась не просто в стагфляционной ловушке, она оказалась в трясине. Это порочный круг, как это называют экономисты. Когда падают инвестиции, падает производство, затем падают доходы, падают сбережения, еще больше падает спрос, еще хуже производство. Эта спираль закручивается все туже. И

- И заложниками становятся россияне.

 - Экономическая теория в этой ситуации и практика говорит следующее. Если вы сталкиваетесь с экономическим спадом, вам нужно стимулировать инвестиции и спрос для того, чтобы не допустить втягивание экономики вот в эту стагфляционную спираль. Поэтому, с точки зрения экономической теории, сейчас нельзя сокращать бюджет. Сейчас нужно, наоборот, наращивать и социальные расходы и, самое главное, инвестиционные расходы, расходы на стимулирование инноваций. Если вам кто-то скажет, что это раскручивает инфляцию, это абсолютно не научная точка зрения, которая основана на некоторой обывательской психологии, когда люди думают, как монетористы, что деньги, это золотые монета. Деньги сегодня - это не золотые монеты. Это, прежде всего кредиты, институты кредита, механизмы кредита. А монетористы, которые нам эту политику навязывают с подачи Валютного Фонда, всерьез думают, что чем меньше денег, тем ниже инфляция. Современная наука, уже наши даже соотечественники, я адресую к работам Нижегородцева и Горитько, доказали математически и эмпирически, что для каждой экономики в каждый момент времени существует оптимальный уровень монетизации. Если экономика с этого уровня сдвигается в сторону сверхмонетизации, действительно наступает инфляция. Как говорят монетаристы, денег становится больше, чем экономика может переварить. Ну, если она сдвигается в сторону ниже оптимальной монетизации, тоже наступает инфляция. Причем, это симметрично, это такой график. Демонетизация влечет такую же инфляцию, как и сверхмонетизация. Мы живем в условиях сильно недомонетизированной экономики. В этой ситуации любое сокращение количества денег автоматически сопровождается падением производства. Западные санкции привели  к оттоку 250 миллиардов долларов. А наш Центральный Банк вместо того, чтобы компенсировать эти деньги внутренним кредитом, снял с рынка еще 5 триллионов к этому. В итоге нас загнали в жесточайший дефицит денег. Что говорит экономическая теория и практика? В этой ситуации все страны занимаются антициклической политикой. Наращивают государственные расходы. За счет чего? За счет эмиссии денег. Как я уже говорил, и в Европе, и в Америке по сути основной, даже единственный канал эмиссии денег, это покупка государственных обязательств.

- Ну, что же наш финансово-экономический блок и Банк России не возьмет на вооружение опыт своих же коллег, которые их консультируют?

- А вы знаете, дело в том, вы знаете, это политика двойных стандартов, присущая американцам. Это во всех сферах. И также Валютный Фонд. Он американцам говорит: «Не поднимайте процентные ставки». Хотя у них они отрицательные, и все только и говорят, что это скоро приведет к инфляции, скоро все лопнет.  Он уже так 10 лет, он не лопается. Америка благополучно выкарабкивается из кризиса

- Она решает свои проблемы

- Новый технологический уклад. Наши ученые и бизнесмены туда уезжают, берут там кредиты, расширяют производства. Сколько там наших соотечественников сегодня преуспели. Здесь  что ли они не могли преуспеть? Вполне могли бы ни в Силиконовой Долине жить, а сделать из Сколково настоящий научно-технический центр мощнейший, если бы правильно все было организованно. 

- Одни консультации для Америки...

- МФВ поразив нас когнитивным оружием, говорит: "Поднимайте процентные ставки". И они слепо, как котята поднимают процентные ставки. И как я уже сказал, это возможно только потому, что это кому-то выгодно. А если уж говорить о наших корифеях экономической политики, в кавычках, то я думаю, случайно так не бывает. Когда приватизируется Московская биржа, отдается спекулянтам. Поднимаются процентные ставки, деньги перетекают на спекулятивный рынок. Постулируется отказ от валютных ограничений, и человек, который все это сделал, садится на пост Председателя Наблюдательного Совета Московской биржи, как ни в чем не бывало возглавляет самый мощный в стране источник генерирования сверхприбыли за счет обнищания всех остальных.

- Но более того, этот человек возглавил или возглавит Центр стратегических разработок, исследований, ваш личный оппонент господин Кудрин. Или его ученики или соратники, я уж не знаю, как правильно сказать, которые сейчас работают в Минфине, Центробанке, и так далее. Вы ожидаете, вот очень много сейчас разговоров, дескать, напишут новую программу для Президента Путина. Что там будет? Продолжение той истории, которая сейчас наблюдается?

-  Во-первых, я хочу сказать, что моим реальным оппонентом являются не люди, которые транслируют здесь позицию вашингтонских организаций, а сами вашингтонские организации. Поэтому я так думаю, я в списках так глубоко и нахожусь во всех санкционных. Потому что люди эти они только транслируют. Они сами ведь не ведут дискуссий, они не обсуждают, они не задумываются. Они просто исполняют установки.

- Но тем не менее, они получают назначения, Сергей Юрьевич.

- Да. Ну, потому что они внушают, что они проводят самую современную, самую распространенную общепринятую в мире политику. Что является неправдой. Та политика, которая у нас, она экзотическая с точки зрения мирового опыта.

- Потрясающе, вы уже два определения сделали: в Центробанке работают котята, а политика наша экономическая  - экзотическая. Хорошо.

- Я  не говорил, на счет котят.

- Нет, они повторяют указания. Это цитата ваша.

- Экзотическая, в том числе, что ни одна большая страна, тем более самостоятельная, не применяет сегодня свободное плавание курса рубля. Это экзотика. Также как экзотика – сжатие количества денег, повышение процентной ставки в условиях кризиса. И так далее. Наши денежные власти ведут себя абсолютно противоположно и мировому опыту передовых стран с передовой рыночной экономикой, и рекомендациям науки, и всему остальному здравому смыслу. На счет сегодняшней политики я вам скажу, что она ведь была заложена еще 5 лет назад. Уже тогда говорили про таргетирование инфляции, уже тогда приватизировалась Московская биржа. То есть все предпосылки для создания нынешней экономической ситуации были заложены 3-4 года назад, и все решения были приняты тогда. Поэтому то, что мы сегодня имеем, это результат продолжения той политики, которая велась последние 5-7 лет. Когда было объявлено это новомодное слово «таргетирование инфляции», под которым на самом деле понимается хаос, и была приватизирована биржа. И только тогда, когда мы полностью раскрылись и отдали все под контроль иностранному спекулятивному капиталу, доля которого в сделках, я еще раз напомню, устойчиво превышает три четверти, только тогда американцы врубили свои санкции.

- Но это будет продолжение иметь.

- Они врубили санкции, когда они точно понимали, что эти санкции нанесут нам ущерб, поскольку мы сами полностью открылись и отдали весь наш финансовый рынок на откуп иностранцам.

- Я все-таки дожму этот вопрос. Вот мы сегодня в течение часа излагали план Глазьева. А вот в плане Кудрина, как вы думаете, что будет, продолжение вот этого нынешнего хаоса?

- Так это и есть его план. Он же его сам и заложил.

- Сергей Юрьевич, спасибо вам огромное. Этот час, я думаю, был полезен и для нас двоих и для зрителей телеканала «Царьград». Вот мне важно, как журналисту, донести до вас, господа, мысль – есть реальный план Глазьева. Есть те соратники, которые с ним работают. Не надо замыкаться вот только на тех людях, которые себя почему-то самопровозгласили вундеркиндами экономической и финансовой науки. Это «Реальное время» на телеканале "Царьград". Каждый вечер мы анализируем главные события в области экономики, финансов и политики. Это был специальный выпуск. Меня зовут Юрий Пронько. Удачи вам и вашим близким.

comments powered by HyperComments