Прямой
эфир

"Разбомбить сирийских женщин": за что могут посадить Антона Носика? [Русский ответ]

"Разбомбить сирийских женщин": за что могут посадить Антона Носика? [Русский ответ]
Блогера Антона Носика, возможно, будут судить за резкие и провакационные высказывания о Сирии в Интернете.
1179
просмотров

В прямом эфире телеканала +Царьград+ блогер Антон Носик прокомментировал новость о возможном предъявлении ему обвинения по статье "Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства с использованием средств массовой информации". Следственный комитет России провел проверку после того, как автор опубликовал материал в своем ЖЖ "Стереть Сирию с лица земли".

Смотрите на телеканале +Царьград+ передачу "Русский ответ" с Андреем Афанасьевым. Эфир от 21 апреля 2016 года.

Текстовая версия передачи:

"Стереть Сирию с лица земли" - с таким заголовком  в прошлом году опубликовал статью в Живом Журнале известный блогер и общественный деятель Антон Носик. И вот теперь он ждет предъявления обвинений по статье "Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства с использованием средств массовой информации". Сейчас Антон Носик на прямой связи с нашей студией. Добрый день.

- Добрый день.

- Антон, я предлагаю для начала в нашем разговоре вспомнить ваше выступление на радио Эхо Москвы как раз по этой теме. Давайте послушаем.

 

Эфир «Эхо Москвы»:

- Россия что делает? Она убивает женщин, детей, стариков.

- И вы это горячо приветствуете.

- Конечно.

- Ну как можно приветствовать.

- Они же сирийцы.

- Но они же люди. Или для вас это совершенно разные категории?

- Они сирийцы.

- То есть вы не называете сирийцев людьми?

- В смысле, они представляют опасность для Израиля.

- Все? И женщины, и дети, и старики?

- А мне все равно. Если они представляют опасность для Израиля.

- Ну какую опасность женщины, дети и старики представляют?

- Женщины рожают сирийских солдат. Если их разбомбят, они не будут рожать сирийских солдат. И слава Богу.

 

Студия: 

- Антон, объясните мне, пожалуйста, такую вещь — почему вы, находясь на территории России, сеяте рознь и ненависть, при этом прикрываясь гражданством Израиля. Вы думаете, вам все с рук сойдет?

- Я не могу никак прикрыться гражданством Израиля, находясь в России. Потому что я являюсь гражданином России, я здесь родился. И все, что я здесь делаю, если за это наступит какая-то ответственность, она наступит по законам России, которые не предусматривают разные ответственности для граждан разных стран. Поэтому прикрываться мне тут нечем. Просто у меня тут есть некоторое мнение, сформированное моей судьбой, моим опытом, моим знанием истории. Ну и в частности, да, тем, что я израильтянин, военнообязанный, служил там в армии. И в общем, имею некоторое представление об истории сирийско-израильского конфликта.

- Я правильно понимаю, что при любом исходе нынешнего дела, вы будете оставаться на территории России? Если что, даже пойдете в тюрьму?

- Да, безусловно. Если дело будет передано в суд, и суд назначит мне наказание, связанное с лишением свободы, ну значит буду отбывать. По этой статье предусмотрено до четырех лет лишения свободы.

- Вы можете вообще как-то объяснить эту позицию? Потому что вот лично для меня это то же самое, что ИГИЛ — организация, которая запрещена на территории России. Вы также говорите, что вот есть какие-то люди, которые хуже, которых можно убивать, уничтожать. Женщины, которые должны быть уничтожены, потому что они рожают там каких-то солдат. И это в порядке вещей. Если бы кто-то сказал, одна европейская страна о другой европейской стране, я думаю, это был бы не просто скандал, это был бы просто крах всего.

- Ну вы немножечко вырываете мои слова из общего контекста тех событий, которым была посвящена передача. События состоят в том, что воздушно-космические силы России с одобрения Нижней и Верхней Палат российского Парламента по приказу Верховного Главнокомандующего российских вооруженных сил осуществляли на протяжении нескольких месяцев тысячи вылетов и бомбежек на территории государства Сирия. Вы можете, конечно, верить, что там было высокоточное самонаводящееся оружие, которое поражало только террористов. А если рядом с террористом оказалась его семья, или чья-то еще семья, потому что террористы, как известно прикрываются живым щитом, то это оружие каким-то образом их обходило и не взрывалось. Я в такие сказки не верю. Я думаю, что в результате бомбежек российских ВКС на территории Сирии были гражданские жертвы также как и при любых других бомбежках. Когда у вас падает большой взрывной мощности снаряд на жилые кварталы. И я высказал поддержку действий российской армии в Сирии как гражданин России, как налогоплательщик России, как военнообязанный в России офицер запаса. Я выразил поддержку тем действиям, которые Россия вела до моего выступления и несколько месяцев после моего выступления в Сирии. Вот, собственно говоря, что я сказал. Если вам угодно приравнивать ВКС России к ИГИЛу, запрещенной в России организации, то это ваша оценочное суждение. Желаю вам, чтобы вас за него не привлекли по 282-ой статье, как привлекли меня.

- Антон, я ни в коем случае не приравниваю вооруженные силы Российской Федерации, любые их подразделения к негодяям, преступникам и кровопийцам, которые уничтожают всех людей, которые сейчас находятся в Сирии. За редким исключением. Но меня покоробило и удивило как журналиста, как человека то, что вы так спокойно говорили о том, что вот женщина погибает, и это хорошо, это нормально. Мы же об этом говорим. Неважно, в результате снаряда, выпущенного с какой стороны, погибает женщина. Меня покоробило не то, что они погибают, это действительно ужасно. Меня покоробило ваше отношение, что вот сирийские женщины погибают, и это хорошо, ну, как я понимаю, для Израиля. Хотя мне кажется, что официальный Тель-Авив с вами, наверное, может не согласиться.

- Ну видите ли, тут же в степени ханжества и лицемерия. Мы с вами одобряем одну и ту же бомбежку, но при этом вы просто находите для себя душевно комфортным умалчивать о том, что бомбардировка населенных пунктов приводит к гражданским жертвам. И уверяю вас, не мало было гражданских жертв, когда советская армия дошла до Берлина. По разным оценкам, погибло от 600 тысяч до 2 миллионов жителей гитлеровской Германии гражданского населения, нон-комбатантов, в результате тех военных действий, которые на территории Германии велись. Можно сделать вид, что этого не было. Можно просто об этом умалчивать, а можно признать. Да, когда ты ведешь войну, которую ты считаешь справедливой, то при этом гибнут люди, которые в общем-то в развязывании этой войны, в начале этой войны не виноваты. Но они гибнут. Надо называть вещи своими именами. Или не надо называть вещи своими именами. Давайте сделаем вид, что нам не понятно, что в Сирии есть гражданские жертвы. Давайте сделаем вид, что мы поддерживаем эту операцию до тех пор, пока мы не знаем, что эти жертвы есть. Я просто всего лишь назвал вещи своими именами, понимая, как выглядит бомбежка жилых кварталов. Любая бомбежка жилых кварталов, кто бы их не бомбил. ИГИЛ, Асад, Израиль, Россия, Турция, Соединенные Штаты. Когда бомбят жилые кварталы, гибнет гражданское население. И дальше вопрос — как к этому относиться. Вот лично вы как к этому относитесь? Вы считаете военным преступлением то, что при российских бомбардировках гибли женщины, дети и старики? Вопрос ребром.

- Антон, вопрос абсолютно понятный и простой. И мой личный ответ как Андрея Афанасьева то, что мирные граждане не должны гибнуть в результате военных операций любых, безусловно. И каждый такой эпизод должен быть расследован. И я уверен, что если бы такие эпизоды действительно были, а мы знаем, насколько сейчас пристально все следят за действиями российских вооруженных сил в Сирии, и любой такой эпизод будет подниматься и раскручиваться изо всех сил всеми возможными способами. А еще могут и взорвать кого-нибудь и сказать, что вот это русские взорвали. Так что тут  все понятно. Мое отношение как человека, как журналиста, как православного христианина, если у нас с вами такой личностный диалог, заключается в том, что нельзя радоваться ни в коем случае, это бесчеловечно, радоваться гибели мирного населения. Поправьте меня, если я не прав. Но, по-моему, вы именно радовались и говорили, что хорошо, потому что женщина, невоенная сирийка, погибшая, не родит сирийского солдата. Это ваши слова, это ваша прямая цитата, которая уже прозвучала в нашем эфире. Плохо радоваться смерти женщины. Вот что плохо.

- Ну по поводу радости, это ваше воображение. Потому что такого слова не было ни в моем эфире, ни в моем посте в Живом Журнале. Если же обсуждать не радость, а допустимость гражданских жертв в ходе ведения боевых действий, то в общем я высказал позицию, с которой вряд ли вы будете спорить. По крайней мере, не припомню, чтобы вы протестовали против действий ВКС РФ в Сирии на основании того, что там могут быть гражданские жертвы.  Просто можно этот вопрос обходить молчанием. Можно говорить, как вы только что сказали, если бы гражданские жертвы были, то их бы заметили. Так их и заметили. Существуют отчеты ООН, существуют отчеты «Врачей без границ», существуют отчеты наблюдателей на местах, которые рассказывают нам, какие гражданские жертвы случились в результате бомбардировок российских в Сирии. Это задокументировано. Про это есть фото, видео.

- Антон, но вы же сказали, ваши слова, что вам плевать. «Плевать» - это очень такое яркое, понятное каждому русскоговорящему человеку слово. Вам плевать на то, что погибает женщина. Мне вот не плевать. Любая женщина, неважно, израильтянка, сирийка, русская. Кто угодно. Не должно этого происходить. Это неправильно, как мне кажется, по-человечески отношение. Бесчеловечное. Скажите, вообще для вас люди делятся на какие-то сорта? Может быть вот гибель представителя какого-то одного народа — это трагедия, а женщина из другого народа, если погибла, - да плевать на нее, какая разница?

- Ну вы знаете, если вам не все равно по поводу гражданских жертв операции российских бомбежек в Сирии, так сделайте что-нибудь по этому поводу, расследуйте, сколько их там погибло, окажите помощь пострадавшим, займите позицию не только на словах. Понимаете. Что я говорю - что известно, что когда падает бомба, есть гражданские жертвы. К этом можно относиться одним из двух способом, либо сказать:  тогда не надо бомбить, чтобы не дай Бог не погибли невинные люди. Либо сказать: это операция имеет военную целесообразность, а что погибнуть люди -  ничего не поделаешь. Напоминаю вам, действия военные на территории гитлеровской Германии.

- Антон, я понимаю, что в случае чего всегда можно все свести к гитлеровской Германии, к Великой Отечественной Войне. Давайте еще раз, просто вместе с вами, с нашими зрителями послушаем ваш синхрон. Мы послушаем синхрон и продолжим. Секундочку, пожалуйста, Антон, подождите.

 

Эфир "Эхо Москвы":

- Россия что делает? Она убивает женщин, детей, стариков.

- И вы это горячо приветствуете.

- Конечно.

- Ну как можно приветствовать.

- Они же сирийцы.

- Но они же люди. Или для вас это совершенно разные категории?

- Они сирийцы.

- То есть вы называете сирийцев не людьми?

- В смысле? Они представляют опасность для Израиля.

- Все? И женщины, и дети, и старики?

- А мне все равно. Если они представляют опасность для Израиля.

- Ну какую опасность женщины, дети и старики представляют?

- Женщины рожают сирийских солдат. Если их разбомбят, они не будут рожать сирийских солдат. И слава Богу.

     

Студия:

- Если женщин разбомбят, они не будут рожать сирийских солдат, слава Богу. Антон, это ваши слова, а не мои. Как с этим быть? Наверное, вы сейчас опять вспомните Великую Отечественную Войну, может быть войну с Наполеоном, или поход на Царьград — что угодно. Но это же ваши слова?

- Ну а почему вы так презрительно отмахиваетесь от памяти Великой Отечественной Войны.

- Я не презрительно отмахиваюсь. У меня дед воевал. У меня в ящике лежат его медали. Это очень важно.

- От славной эпопеи, когда наши войска дошли до Берлина. Наши войска, наши войска, наши войска дошли до Берлина. В процессе этого наступления женщины, дети, старики гибли или нет? Ответьте мне, пожалуйста. Можете прочесть справочники перед тем, как мне ответить.

- Антон, я не спрашиваю, гибли или нет. Понятное дело, что гибли. Вопрос отношения к этому — вот что важно. Конечно, гибли. Но я не думаю, что этому радовались. Я не думаю, что это было злорадство с нашей стороны.

- Я думаю, что если перестать лицемерить, то надо сказать, нам было все равно, мы хотели, чтобы наша армия оказалась в Берлине. Если в процессе погибнут женщины, дети и старики, нам все равно. Нам важно, чтобы фашистская гадина была раздавлена. Фашистская гадина - государство гитлеровская Германия. На сегодняшний день такая фашистская гадина — это государство Сирия. Да. И с ней происходит то же самое. И тоже есть гражданские жертвы, когда эту гадину давят. В том числе и Исламское Государство — гадина.

- Антон, никогда не думал, что скажу это гражданину Израиля, но судя по всему из разговора с вами я понимаю, что фашистская гадина, о которой вы говорите, она раздавлена не до конца. И она как-то очень хорошо мимикрирует под своих бывших жертв. Мне очень больно это говорить, но это просто тяжело, ужасно. Я предоставляю вам возможность защищаться в нашем суде.

- Спасибо.

- Но то, что вы сказали, то, что вы делаете, ваша позиция и ваше сегодняшнее выступление в эфире, ну оно говорит, наверное, ярче любых других доводов для наших зрителей. Я вас благодарю за этот разговор, и за то, что вы вышли с нами на связь. До встречи.

 

 

 

comments powered by HyperComments