сегодня: 29/03
Святой дня
Святитель Серапион Новгородский

Статьи

Утро Империи. Русский классицизм

13 августа 1799 года скончался русский архитектор и художник Василий Иванович Баженов – основоположник русской школы классицизма. Помимо влияния, которое Василий Иванович оказал на школу русской архитектуры XVIII-XIX веков, он также стал одним из зачинателей русской псевдоготики в архитектуре. Наиболее ярким его творением остался ансамбль Царицынского парка и его зданий, по лекалам его Дома Пашкова впоследствии было создано множество зданий в царской России, а сам стиль перекочевал даже в СССР и оставил следы в сталинском монументальном ампире.

Отреставрированный ныне Царицынский дворец и окружающие его Хлебный дом, Фигурный мост, Оперный дом, Первый и Третий Кавалерийские корпуса и виноградная гроздь в арочных воротах, поражающие воображение современных посетителей парка Царицыно ажурностью и легкостью конструкций, полностью отражают задумку Баженова. Василий Иванович в этих архитектурных формах сделал попытку соединить нарышкинское барокко и западноевропейский готический декор в убранствах зданий.

А если обратить свой взгляд на знаменитый Дом Пашкова, расположенный на Воздвиженке, то в нем мы увидим тот самый северный русский классицизм, который оставил столь большой след в русской архитектуре. Греческие и византийские колонны, помпезные фасады и мощный фундамент, вазы и статуи и, как корона, увенчивающий здание бельведер. Сочетание несочетаемого и «нарушение» канонов (например, при создании коринфских ордеров колонн) определило всю форму и вид именно русского классицизма.

Здание, находящееся за тысячи километров от древних греческих храмов и Константинополя, между тем было легким и монументальным одновременно. Баженову удалось придать актуальность традиционно южной архитектуре в суровых российских реалиях. Галереи Дома Пашкова, увенчанные флигелями, напоминают Камеронову галерею в Екатерининском парке Царского Села, а внешний подъем на второй этаж с главного входа придает зданию вид дворца с центральной парадной лестницей.

Баженов вообще отличался масштабностью своих архитектурных замыслов: он ни много ни мало рассчитывал полностью перестроить Москву (и частично даже Кремль). По его задумке стены Кремля должны были быть заменены сплошной линией зданий, а венчать это великолепие должен был монументальный «Форум великой империи», к которому, как к единому центру, должны были сходиться все улицы центральной Москвы. Проект Баженова успел даже перейти с бумаги на землю, и стены Кремля начали разбирать, но, по воле императрицы Екатерины, проект был сначала отложен, а после – отменен. Чуть позже Баженов и вовсе впал в немилость у императорского двора, и его звезда, ярко вспыхнувшая, закатилась.

Но распространение русского классицизма по стране это уже не остановило. Купцы и дворяне заказывали своим исполнителям дома «как у Пашкова» и, в меру своего бюджета и возможностей, наполняли Петербург и Москву подобиями Пашкова дома.

Российская империя наконец-то обрела свою законченную архитектурную форму: не такую чопорную и высокомерную, как у британцев, не такую вычурную, как у французов, не такую скованную, как у недавно побитых шведов. Русский классицизм оказался просторным, стремящимся ввысь и полным воздуха.

Более всего идеи русского классицизма прижились, однако, не в Москве, а в Петербурге, чье бурное строительство пришлось именно на конец XVIII – начало XIX века. Молодая столица Российской империи широко и просторно выстраивалась по обоим берегам Невы и выводила из себя западных архитекторов, которые приходили в неистовство от простора российской столицы, непривычного их взгляду.

Неожиданное развитие русского классицизма, предложенного Баженовым еще в конце XVIII века, произошло в 1930-е годы. Новый помпезный советский стиль позднее получил название «сталинский ампир», но его истоки следует искать именно в традиционном русском классицизме. Как и Баженов, архитекторы сталинской эпохи использовали комплексный подход к застройке улиц и целых районов, строили колоннады и галереи, а здания, имеющие функциональный и приземленный первый этаж, начиная со второго этажа, взлетали вверх.

К сожалению, после окончания сталинской архитектурной эпохи в СССР было принято решение отказаться от излишеств при строительстве, и вся страна была заполнена утилитарными дешевыми «хрущевками». Это оставило след и в советской архитектурной школе, когда студенты проектировали не здания, а коробки для жилья и соревновались в планировке малометражных квартир, а не в обеспечении внешней и внутренней красоты зданий. Изжить это наследство не удается и по сей день: современная архитектура по-прежнему практически обезличена, утилитарна и не имеет ярко выраженной национальности и стиля.

Возрождать же имперскую архитектурную школу просто необходимо, потому что человек должен жить в окружении прекрасного, а не в окружении стекла и бетона. К счастью, сейчас однообразие новостроек начинают разбавлять православные храмы, но их число пока еще исчезающе мало.

Фото: Антон Тушин/ТАСС/Фото ТАСС

Новости партнеров

Новости





Наверх