сегодня: 22/02
Святой дня
Святитель Тихон, Патриарх Московский

Статьи

Уинстон Черчилль: политик, офицер, писатель, журналист, художник, оккультист… уфолог

Фото: skeeze/ Pixabay.com

Личность выдающегося британского политика и лауреата Нобелевской премии по литературе дополнена новой гранью

Автор
648 просмотров

В списке самых популярных британцев сэр Уинстон Черчилль (1874-1965), занимавшийся пост премьер-министра в годы Второй мировой войны (1940-1945 гг.) и в 1951-1955 годах, важнейшие государственные посты до Первой мировой, неизменно занимает первую строчку среди 100 самых популярных британцев всех времен. Впереди Ньютона, Шекспира, Кромвеля, Диккенса, Нельсона, Леннона, королевских особ, даже леди Дианы и Дэвида Бекхэма. 

И это не удивительно, ведь это был не только политик, спасший Британию от порабощения Гитлером, политик, постаравшийся для вступления США в обе мировые войны в качестве союзника Лондона, благодаря чему Британия оказалась во многом в числе победителей. Это был еще и выдающийся писатель, "перехвативший" в 1953 году у Эрнеста Хемингуэя Нобелевскую премию по литературе. Талантливый журналист, прославившийся репортажами из всех "горячих точек" своего времени, из самого пекла, в котором сгорали окружавшие его люди, а он выходил без единой царапины, как заговоренный. А в свободное от офицерских обязанностей, государственных дел время он писал прекрасные картины, которые продаются сегодня заметно дороже, чем полотна другого художника-любителя его эпохи и его смертельного врага - Адольфа Гитлера. 

Любознательность его не убила 

Черчилль интересовался всем на свете, много путешествовал, обожал плавать на кораблях, будучи адептом "цивилизации моря", которое так любил, и летать на самолетах, куда угодно и когда угодно. В Москву на сложнейшие переговоры со Сталиным, с сообщением о том, что Второй фронт в 1942 году не будет открыт. В охваченные гражданской войной Афины в 1944 году, где его чуть не взорвали вместе с окружением греческие коммунисты в центральном отеле "Великобритания". Или в Германию на заключительном этапе войны, прямо на линию фронта, где стреляли и могли запросто убить. Возвращаясь однажды во время войны из США после важнейших переговоров с президентом этой страны Франклином Рузвельтом, Черчилль решил сэкономить время и отправился в Англию не на военном корабле, а на гидросамолете. Причем за его штурвалом. Заблудившись на конечном этапе маршрута, премьер вернулся на родину со стороны оккупированной нацистами Франции, под огнем лупивших по борту изо всех сил британских зениток. Военным и в голову не могло прийти, кого они хотят сбить. И опять, в который уже раз высшие силы уберегли Черчилля. Хранили они его и от политической смерти - Черчилль был единственным лидером, которого могли в любой момент отстранить от власти депутаты в ходе голосования, даже в разгар войны. А когда он проигрывал выборы, то это тоже было для него к лучшему - проиграл весной 1945 года, и незавидную роль ликвидации Британской империи пришлось взять на себя его преемникам. Ушел в отставку по состоянию здоровья в 1955 году, а в следующем году его преемнику Энтони Идену пришлось пережить позорную капитуляцию из-за Суэцкого кризиса…    

Кажется, все уже известно об этом человеке, кроме крупнейших интриг государственного масштаба, организатором и участником которых он был. Даже то, что однажды во время войны по приказу Черчилля заключили в тюрьму британскую ясновидящую Хелен Дункан, предсказания которой противоречили военный цензуре, но всегда оказывались правильными. Когда она, например, сообщала заинтересованным лицам, что их родственник погиб на военном корабле, потерю которого Адмиралтейство признавало лишь недели, а то и месяцы спустя. Экстрасенс, которая сообщила и Черчиллю его судьбу, была упрятана за решетку до конца войны не только как находка для шпиона, но и как ведьма. Конечно, лет через 100 со многих дел снимут гриф секретности, и станет известно почти обо всем. Хотя, увы, все это будет им, людям других эпох, уже не интересно. Но зачем же так долго ждать: новые грани богатой талантами натуры Черчилля открываются постоянно. И пока это продолжает вызывать интерес. Об одной из них поведал журнал Nature, рассказавший об интереснейшей находке историков, сообщившей Черчиллю… инопланетное измерение. 

Одни ли мы во Вселенной?                             

В Музее Черчилля обнаружилась ранее неизвестная статья сэра Уинстона … о внеземной жизни, в которой он заявил о возможности существования живых существ у далеких звезд, причем еще в 1939 году. 

По словам историка Марио Ливио из Института космического телескопа в Балтиморе (США), Черчилль всю жизнь интересовался последними достижениями науки, регулярно читал научную литературу и еще в ранние годы жизни опубликовал несколько научно-популярных работ, посвященных теории эволюции, проблемам биологии. Он также "предсказал" (хотя, возможно, был просто проинформирован экспертами) термоядерную реакцию. Кстати, он был первым британским премьером, у кого появился советник по науке. Неудивительно, что в разгар разорительной для Британской империи Второй мировой войны Черчилль выделил огромные средства на ядерную программу. 

А тут еще в 1939 году находившийся пока не удел Черчилль написал 11-страничную статью под названием "Одни ли мы во Вселенной?" Тогда статья оппозиционного депутата парламента не увидела свет. Снова находившийся не у дел Черчилль дополнил и переписал ее в конце 1950 года, после чего она почему-то снова не увидела свет. Рукопись провалялась у его друга Эмери Ривса, перекочевала в Музей Черчилля, где ее случайно и разыскал его директор Тимоти Рили. 

Черчилль придерживался концепции о существовании так называемых зон жизни во Вселенной. Он был убежден, что в нашей Солнечной системе - помимо Земли - жизнь может существовать только на Венере и Марсе, но не на Меркурии, где слишком жарко, или за Марсом, где слишком холодно. Он считал вполне осуществимыми полеты к Луне, Венере и Марсу. Констатируя существование миллионов двойных звезд в нашей Галактике, огромного числа планетарных систем, Черчилль предположил, что некоторые планеты которых могут оказаться внутри "зоны жизни". И на них возможны, по крайней мере, ее примитивные формы.  

"Учитывая существование сотен тысяч галактик, в которых живут миллиарды звезд, есть огромные шансы на то, что во Вселенной существует бесчисленное множество планет, где сложились условия, благоприятные для зарождения жизни", - писал Черчилль. Поэтому, по его мнению, "живые, разумные существа" могут быть не только на Земле, хотя земляне и вряд ли смогут их увидеть. 

Оккультист 

Что ж, вполне логично. Или это не только логика. Сын викторианского века, как и большая часть тогдашней британской аристократии, Черчилль увлекался оккультизмом. Вера в инопланетян, уфология, мало согласуется с христианским мировоззрением, зато вполне сочетается с тем, что мы знаем об этой не такой уж "теневой" стороне жизни крупнейшего английского политика XX века.

К услугам ясновидящих и астрологов он прибегал не только во время войны - постоянно, как, впрочем, и британские секретные службы, такие как, например, MI-5 и MI-6. Интуиция и дар предвидения пригодились Черчиллю, когда тот бежал из плена у буров, постучавшись в один-единственный дом на всю округу радиусом в 30 миль, где проживали люди, симпатизировавшие англичанам. Все остальные их ненавидели. Во время Второй мировой войны, обедая с гостями в своей резиденции на Даунинг-стрит, 10, Черчилль вдруг отлучился на кухню, приказал поварам принести еду в зал, а самим немедленно отравляться в бомбоубежище. Через несколько минут прямым попаданием пустая кухня была уничтожена немецкой бомбы, а Черчилль с гостями продолжили свою трапезу. Случаи такого рода происходили с ним регулярно и постоянно: он слышал в себе "голоса", которые говорили ему: сделай так-то, не делай того-то. 

Страсть к оккультизму проявилась у Черчилля еще в 1908 году, когда он получил посвящение в "Древний орден друидов". Уже после смерти открылись его связи с основателем современного оккультизма - каббалистом, тарологом, черным магом и сатанистом Алистером Кроули. 

Как интересно посмотреть под этим углом на невольное признание Черчилля: несмотря на то, что он приказывал себе этого не делать, британский премьер всегда инстинктивно вставал, когда в комнату заходил Сталин. Не видел ли и не ощущал ли он в однокашнике Гурджиева более высокого ранга, отдавая ему таким образом честь?

Новости партнеров
comments powered by HyperComments

Новости

Наверх