сегодня: 20/02
Святой дня
Преподобный Парфений Лампсакийский

Статьи

Турция больше не верит НАТО



У России и Турции много общих интересов

Начальник Генштаба Вооруженных сил России генерал армии Валерий Герасимов прибыл в Турцию для встречи с турецким коллегой Хулуси Акаром. Главная тема - перспективы урегулирования кризиса в Сирии и двустороннее военное сотрудничество. О том, чем Россия и Турция могут быть друг другу полезны, объяснил военный журналист Алексей Борзенко в программе Андрея Афанасьева "Русский ответ".
 
 
Андрей Афанасьев: Насколько визит главы Генштаба в Анкару коррелирует с визитом секретаря Совета Безопасности в Нью-Дели? Это же происходит в один день.
 
Алексей Борзенко: Существуют определенные связи. Дело в том, что в СМИ было много разговоров, состоится эта встреча или нет. Ее то переносили, то отменяли, чего только не было. Но эта встреча имеет очень важное военно-политическое значение. Конечно, мы можем только предполагать, о чем они договорились. Но мы знаем, с чего начинаются подобные переговоры. С двух простых вещей. Первая: обе стороны принимают знаменитую формулировку "мы не враги". И это очень важно: после того как в ноябре прошлого года был сбит наш самолет, турецкая авиация просто избегала всех тех зон, в которых работали самолеты ВКС. 
 
 
А.А.: Это можно понять. Мы действительно были в шаге от катастрофы. Даже трудно осознать, насколько близко мы были к большой войне. И к этой войне нас сознательно толкали в спину, как и других.
 
А.Б.: Да, определенные силы, конечно.
 
А.А.: К нам сейчас присоединяется Фуад Аббасов, турецкий журналист. На ваш взгляд, насколько глубоко готова Анкара сотрудничать с Москвой в военно-политическом плане?
 
Фуад Аббасов: Все это время нам казалось фантастикой, что Россия и Турция могут сотрудничать в военной сфере. И все эти месяцы конфронтации мы даже не могли создать комиссию для расследования крушения российского военного самолета. Но сегодня мы видим, что главы генштабов встречаются и обсуждают, каким образом можно сотрудничать военным ведомствам двух стран. Это очень радостный момент. И мы будем надеяться, что это будет продолжаться - в таком же дружественном русле. Потому что мы должны понять, что у России и Турции один противник - это заокеанские партнеры.
 
 
А.А.: Фуад, какие сейчас настроения в турецком народе? Нас-то с этим заокеанским партнером мало что связывает. Мы и без него нормально живем под санкциями вот уже несколько лет, и как-то не особенно их замечаем. А вот Турция, к сожалению,  интегрирована в атлантистские структуры сильнее нас - в первую очередь, в НАТО. Что говорят люди? Страшно ведь взять и взбрыкнуть против гегемона.
 
Ф.А.: Люди после 15 июля относятся к НАТО, как и к его базе Инджирлик, которая находится на территории Турции, как и к Соединенным Штатам, очень-очень осторожно. Может быть, раньше кто-то и гордился тем, что Турция находится в НАТО и это обеспечивает безопасность страны. Но на данный момент множество людей более чем уверены, что НАТО и Соединенные Штаты - это основной противник Турции, который хотел свергнуть лидера страны, которого этот же народ избрал. Поэтому настроение у народа потихонечку переходит в сторону национализации и обороны. То есть на то, чтобы, не надеясь ни на Запад, ни на США, ни на НАТО, создать собственную оборонную систему. 
 
И здесь как раз вступает в силу договоренность с Россией в военном плане. Потому что Черноморский бассейн - это наши общие границы. Мы все время друг от друга защищались - как в советские, так и в послесоветские времена, словно была защита друг от друга. Но сейчас, с учетом изменений в геополитической ситуации в мире, с учетом того, что у Турции и России один противник, надо каким-то образом договариваться, чтобы, в первую очередь в Черноморском бассейне сотрудничать, а также по сирийскому вопросу. Потому что сирийский вопрос очень сильно влияет на сотрудничество...
 
А.А.: Вы правильно подметили, что история русско-турецких отношений - мягко говоря, противоречива. Что скрывать, много войн было. Но именно тот союз, который сейчас складывается, имеет под собой глубоко научные, можно сказать, теоретические основы. В турецком обществе сейчас понимают, что все наши войны и конфликты, по сути, говорят о том, что мы очень похожи? Что как Россия, как русский народ, в широком смысле этого слова, так и Турция, в широком смысле этого слова, являются государствами, народами евразийскими, находящимися между двумя полюсами Европы и Азии, создающими и формирующими свой полюс?
 
Ф.А.: Вы знаете, элита это отлично понимает. Интеллигенция это отлично понимает. Но с учетом того, что 80 миллионов населения Турции состоят не только из интеллигенции и элиты, можно сказать, что потихонечку в народе, путем освещения в телевидении, в семье... Надо работать в качестве такого агитпропа, чтобы люди поняли, что на Западе и в Европе нам нечего делать. Все это время, как сам Эрдоган выразился, нам мозги пудрили: "Запад вас примет, Евросоюз вас примет, и все будет хорошо", - но до сих пор ничего не делается. Мало того, все эти условия используются против Турции, в том числе речь об этих антитеррористических условиях, которые чуть не заставляли Турцию подписать, но Турция в конце концов отказалась от их подписания, тем самым перекрыв себе путь в Евросоюз. 
 
Поэтому можно сказать, что элита хорошо понимает: будущее Турции - именно в том месте, где она находится, именно в евроазиатском пространстве. А на Западе никто никогда Турцию не ждет. И мало того, что не ждет, но даже не хочет пустить. Поэтому в первую очередь нам самим надо это понять. И дальнейшую геополитическую деятельность выстраивать из этих понятий.
 
А.А.: Будем надеяться, что так и произойдет. Алексей Сергеевич, в Турции происходят очень интересные изменения в общественном сознании. Планомерно, после стольких лет прозападной пропаганды так сразу и не развернешь информационный дискурс. Но в военном плане сегодня произошло важное: встретились не просто какие-то чиновники, а начальники генеральных штабов. То есть очень серьезные люди, принимающие важные решения. Что мы можем дать туркам, и что могут дать они нам в нынешней ситуации? В военно-политическом смысле в первую очередь.
 
А.Б.: Во-первых, у нас общий враг - ИГИЛ (запрещенная в РФ террористическая организация - прим. Царьград). Первый пункт, о чем они могли договориться - и наверняка об этом и договорились, - что мы не враги. Второй - что мы будем обмениваться оперативной военной информацией. Допустим, завтра в определенное время в этой зоне у нас будет операция. Значит, наши самолеты близко не летают. С этого все и начинается.
 
А.А.: А это уже немало. С американцами мы не можем об этом договориться.
 
А.Б.: Нет. И никогда не договоримся. А дальше, может быть, и еще более важные вещи. Проведение каких-то совместных операций. Как с Сирией. Мы проводим операцию - а вы, если можно, поддержите нас - самолетами, например.
 
А.А.: Да, Турция в первую очередь нужна нам именно как сухопутная сила. Потому что самолетов-то нам хватает.
 
А.Б.: Смотрите, какая интересная деталь, об этом мало говорили. Вы знаете, что главными воротами добровольцев в ИГИЛ была Турция: свободно переходили границу, никаких проблем. Все. Но турки закрыли эту границу. И теперь из Турции попасть в Сирию таким образом добровольцам невозможно. Остался единственный путь проникновения - это через море, на лодках.
 
А.А.: Либо через Ирак.
 
А.Б.: Либо через Ирак. Но в Ираке тоже... Тогда мы должны говорить о том, что такое ИГИЛ, запрещенная у нас. Ведь я помню, как начиналась эта ситуация: американцы создали ИГИЛ. Я могу вам доказать, что они создали.
 
А.А.: Да не надо. Это уже, по-моему, очевидная вещь, которая известна абсолютно всем.
 
А.Б.: Да. Потому что это корпус Саддама, который остался не у дел, это профессиональные военные - им предложили новый проект. Но они уйдут из ИГИЛ. Потому что они не религиозные фанатики. Я был у них в Багдаде в свое время. Начинается намаз, я спрашиваю: "Ты не пойдешь?" Отвечает: "Да нет, сегодня я не пойду". То есть для них ислам был светским, понимаете? Не так, как для ИГИЛ.
 
А.А.: Что произойдет в ближайшее время? В военно-политическом плане, в отношениях с Россией? Что может последовать за встречей глав двух генштабов? Не только, наверное, подписание документов...
 
А.Б.: Во-первых, будут созданы две группы - при их генштабе и при нашем, которые будут обмениваться информацией. А информация при ведении боевых действий - вещь очень важная. Это согласованность: что делает твой партнер и чего он хочет. Потому что враг один - ИГИЛ. Хотя у Турции есть еще второй враг - это курды. И курдскую проблему необходимо было решать на уровне НАТО. Когда взяли единственный народ в мире, 42 миллиона человек, не имеющий своей государственности, англичане - и ножницами разрезали: часть Ираку, часть...
 
А.А.: Это было сделано специально?
 
А.Б.: Да, это бомба, которую заложили еще в то время. И курдская проблема в Ираке - иракскому правительству, в Турции - турецкому правительству. Но это их проблема, что здесь говорить. Но главный враг, конечно, общий - это ИГИЛ и ее кураторы. 
Новости партнеров
comments powered by HyperComments

Новости

Наверх