сегодня: 25/02
Святой дня
Святитель Алексий, митрополит Московский

Статьи

Псой Короленко: Постмордиализм и скоморохи XXI века



В эфире Царьграда - известный автор и исполнитель песен Псой Короленко

Автор
1267 просмотров

В гостях "Радио Кузичев" - известный и талантливый автор и исполнитель песен, кандидат филологических наук Псой Короленко. Он рассказал о том, как можно быть скоморохом в современности, как сочинять песни без нот, а в ходе передачи придумал новый термин - "постмордиализм".

Скоморохи 21 века: Смешное и серьезное, высокое и низкое

Анатолий Кузичев: Обращаться к Псою мы сегодня будем - Павел.

Псой Короленко: Меня зовут Павел. Псой - это артистическое имя. Не люблю слово "псевдоним", я называю тоже именем, но это, конечно, символическое.

А.К.: А вот некоторые люди полностью сживаются со своим героем. Вот Хармс, например, Даниил Иванович, пытался прожить свою жизнь в рамках концепции life is art. То есть, сцена это не только сцена, мой дом, кухня, кровать ночью, - это всё. Вот я теперь Хармс, Даниил Иванович Хармс, а не Даниил Иванович Ювачев. А Вы - нет?

П.К.: Я думаю о том, что Псой - это для меня как имя. Это в каком-то смысле синоним важной части того, что этот человек, этот автор делает в жизни. Это довольно важная часть меня.

По-моему, есть два типа псевдонимов и артистических имен, и иногда это персонаж, иногда это некий символ, взятый из культуры, который обозначает что-то важное для тебя. В моем случае имя происходит от шутки писателя Владимира Короленко, которого я знаю давно и очень люблю, который говорил "Родись я в День святого Псоя, быть бы мне Псоем Короленко".

То есть, это с одной стороны древнее, старинное монашеское имя. С другой стороны, это имя комических персонажей - Островского, предположим, каких-то авторов 19 века.

То есть, здесь встречается смешное и серьезное, высокое и низкое, и это для меня важно как некий код, некая программа того, что я делаю. Может быть, вот даже термин скоморох – я его к себе обычно не употребляю, но я понимаю, о чем вы говорите.

Скоморох – это очень глубокая, очень древняя традиция, насколько я могу к ней себя отчасти причислить, только разве что в очень широком смысле…

Археомодерн и трансляция смыслов

А.К.: Я сейчас говорю про Ваш подход, про то, что и как Вы пытаетесь донести, про тот язык, на котором вы говорите, и даже ваше имя. Сочетание высокого и низкого, смешного и духовного. Вот Вы что делаете-то, Псой…Павел?

П.К.: Ну, я в какой-то момент выбрал для себя такой жанр, как песня. Это жанр довольно древний, можно сказать, архаический, в то же время и современный, можно сказать, что это один из жанров археомодерна. Это один из жанров, в котором встречается древность и современность, это жанр, в котором встречается фольклор и авторство, современное авторство, индивидуальное авторство, и в то же время это глубоко коллективный, такой, коллективно-архаический даже, в хорошем смысле, примордиальный жанр. Я думаю, что песни были у самых древних людей. Они и в повседневной жизни – это нам сейчас кажется, что у них каждый день был похож на другой, потому что у них не было такой интересной фактуры, нюансов, которые есть сегодня у нас. Но вполне возможно, что эти первобытники, они уже пели песни, почему-то мне так кажется. Может, это были немного другие песни, но в любом случае, это были сигналы миру. И это была трансляция каких-то важных смыслов.

А.К.: А вы тоже транслируете важные смыслы?

П.К.: Об этом я не могу знать. Это может быть со стороны только понятно.

А.К.: А постфактум осознаете это?

П.К.: Пою для себя. Пою о субъективно важном для себя. О том, что важно для этого человека.

"На меня в большинстве случаев живо, активно реагируют"

А.К.: А вот постфактум вы понимаете субъективную важность того, о чем вы сейчас пели? Потом.

П.К.: Иногда это бывает неожиданно… Иногда смысл меняется в течение какого-то времени разной продолжительности, иногда с возрастом, иногда начинаешь задним числом понимать, что ты имел в виду, что ты хотел сказать, даже здесь.

А.К.: А реакция людей важна для этого?

П.К.: Есть такая вещь, как обратная связь. Особенно, когда ты работаешь на сцене. То есть, здесь как-то важно пройти между Сциллой и Харибдой, между подыгрыванием публике, подыгрыванием зрителю, зависимости от реакции аудитории, или от равнодушия в каком-то случае, индифферентности. Хотя на меня в большинстве случаев живо, активно реагируют.

Поэтому я стараюсь достичь некоторого баланса, найти некоторую точку, в которой будет взаимопонимание со зрителем. И все-таки некоторая вещь, которая для зрителя кажется неожиданной, я даже для этого недавно придумал название формата. Вот у Джона Зорна, очень интересного для меня музыканта, есть такой формат – поскольку он связан с еврейской музыкой, он называется newish jewish – как бы новое еврейское.

А я придумал такой русский аналог "неожид". Но неожид это еще и от "неожиданность". Мы недавно в этом формате выступали с Яном Бидерманом, с оркестром интуитивной музыки. И это очень красиво выглядит на афишах.

"Песня про возможность на любом языке сказать любую мысль"

А.К.: Послушал, я, значит, Вас, Dicunt – вот эти строчки: "А я хочу твои руки держать, руки держать… А я хочу тебя к сердцу прижать, к сердцу прижать".

П.К.: Это, конечно, повод благодарность выразить автору – Светлане Переверзевой, автору этой песни. В оригинале она была немножко другой. Я ее несколько так изменил под свое исполнение, но это в основном было изменение в сторону сокращения текста, и я добавил вот это словечко – "дико", вот как привет от скоморошества такой в конце. И для меня это, конечно, песня про возможность на любом языке сказать любую мысль.

А.К.: Какая у Вас техника написания произведений?

П.К.: Если говорить о моих песнях… Dicunt, это как-то не моя песня, я ее природнил себе, но все-таки это песня и музыка, мелодия, в том числе другого автора. Но когда я сам произвожу в голове, в сознании у себя какую-то мелодию, какой-то текст. Чаще всего это ощущение знакомой мелодии, которую ты где-то уже слышал, такое своеобразное дежавю. Мелодия вызывается в памяти, она отражает какое-то воспоминание, может быть, о чем-то знакомом, может быть, о чем-то фольклорном или популярном. Или о чем-то таком, минимальном, минимальная песенность такая.

Я очень редко сижу и сочиняю мелодии специально, или аранжировки. Иногда, когда я работаю с другими музыкантами, то эта часть работы выполняется музыкантами. Но бывают такие случаи, когда рождается рифмованный текст, можно даже сказать, стихотворение, и мелодия приходит к нему позднее.

Иногда бывает, что мелодию трудно сочинить. В некоторых случаях бывает такое приключение, когда ты месяц, полгода, год не можешь придумать именно мелодию, и тебе приходится декламировать под музыку – фактически, стихотворение – на грани какого-то рэпа, или, как раньше говорили, мелодекламации. И только потом она прирастает музыкой,  мелодией, по крайней мере.

"Я знаю, что я не пишу ноты. Почти никогда"

А.К.: Если коротко перевести Вас, Вы не знаете, как это происходит и когда - технологии нет…

П.К.: Пожалуй, это довольно интуитивная вещь. Я во всяком случае не задавался этим вопросом. Я знаю, что я не пишу ноты. Почти никогда. Только последнее время, сейчас, работая с некоторыми музыкантами в новых проектах, я открыл для себя такую вещь, как ноты. Хотя я учился в музыкальной школе, но я все это благополучно забыл перед тем, как начал сочинять песни.

Это, может быть, такой момент инициации – меня чему-то всё-таки научили преподаватели, и потом я забыл, почти забыл, как читать с листа, почти забыл, как устроена нотная грамота. Простейший текст я, конечно, могу прочитать, но это требует довольно значительного времени. И сейчас я как бы возвращаюсь к этому. Некоторые новые занятия музыкой я для себя открываю, где ты начинаешь читать по нотам, учишься петь по нотам.

Предпочитаю каламбуры неологизмам

А.К.: Как Вы относитесь к трансформациям языка? Вот Шиш Брянский… У слушателя складывается впечатление, что порой Вы придумываете новые слова - такая поэтика, семиотика. Расскажите пожалуйста, как Вы работаете с текстом?

П.К.: С удовольствием я думаю о том, что поэт, который пишет стихи и песни, многие написал под именем Шиш Брянский, первую свою песню написал для моего репертуара. Она называлась "Ломоносов". Потом мы записали какой-то домашний совместный альбом. И эта песня дала альбому название.

И конечно мне близко и интересно, что делает Шиш, и его стихи, и его песни, и работа со словом – своеобразная такая трансформация языка. Есть много неологизмов, уж, конечно, гораздо больше, чем у меня. Я не отношусь к поэтам, активно оперирующим неологизмами. У меня бывают скорее анаграммы, какие-то каламбуры в стихах, но новые слова - это стихия других поэтов, которые идут больше в русле Хлебникова, больше в русле футуристов…

А.К.: …Маяковского

П.К.: … того же Маяковского, отчасти поэтов, которые работали с архаикой и псевдоархаикой. И в этом смысле, конечно, песни Шиша Брянского как раз во многом псевдоархаические, отсылают к какой-то старинности, в плане языка. В то же время они очень модернистские, в них есть диалектика, если угодно, в плане консервативности и революционности, архаичности и модернизма, с началом XX века или даже с рубежом XIX и XX века.

Сейчас я с табуированной лексикой не работаю

А.К.: Как Вы относитесь к мату, к такого рода лексике? Нет, я знаю, что Вы относитесь к ней, судя по всему, хорошо, много видел я Ваших роликов, но если с филологической точки зрения. Или с профессиональной…

П.К.: В свое время я активно работал с этой лексикой, с табуированной лексикой. Может быть, не так активно, как поэты-панки, может быть, не так активно, как поэты-модернисты, как Шиш.

Для меня скорее эти слова были частью какой-то песенной игры. Это не было ни частью эпатажа, ни песенным языком, ни реализма (как в тех случаях, когда нужно показать какой-то гиперреализм, какую-то эмоцию, например в прозаических произведениях от лица персонажа, где они впоследствии могут быть отточиями изображены, передают какую-то экстремальность, то есть экстремальная лексика).

Наверное это есть из того скоморошеского, что встречается у меня в текстах – в ранних. Сейчас я с этой лексикой не работаю. Почему? Возможно потому, что я всё, что касается этой лексики, для себя уже сказал. Сейчас у меня ее нет. Притом что вместе с табуированными вариантами всегда в песнях присутствовали и альтернативные варианты, с нетабуированной лексикой. Они не были заменой, это просто альтернативные два варианта. И я сейчас просто пою эти песни, которые не являются позднейшими, например, песня "Странненький", теперь вот тоже про скомороха, про странника. В одном из вариантов он называется экстремальным словом, которое нельзя произнести в эфире, а другой вариант – странненький…

Постмордиализм

А.К.: Вот мы говорили о традиции скоморошества… Как вы полагаете, наше время все-таки довольно специфическое, да? Хайтек и всё прочее, коворкинги, а традиция востребована, и нуждаемся в ней как в альтернативе, равновесии? Или все-таки это такой странный, парадоксальный, а потому недолгий, феномен?

П.К.: Я думаю, в наше время скоморошество это должно быть – когда без интернета. То есть, вот такие художественные действия, такие перформансы, которые никак не могут быть дигитализированы, оцифрованы, принесены в стихию онлайна и интернета, которые являются какими-то, если угодно, плотскими, человеческими, аналоговыми…

Вот это может быть современным скоморошеством. Мне кажется, что современное скоморошество будет больше связано не столько со смеховой стихией, сколько с какими-то попытками уйти от всеобщей оцифровки и всеобщей такой дигитализации.

Я вот стал сейчас думать – играть на стыке слов – дегенерация, дигитализация, ну это смешно, потому, что на самом деле в цифре тоже есть очень много пользы, кроме вреда. Но скоморохи, я думаю, это будут те, которые будут пытаться от нее немножко в сторону отойти.

А.К.: Понятно. Можно я вас буду называть отныне, Павел, послом мягкого лампового в этом электрическом мире?

П.К.: Мне очень нравится. Я еще придумал для этого термин, практически только что, – постмордиализм. Это не посмодернизм, это не примордиализм, это как бы современное – то, что происходит на стыке этого мира и какого-то вот…

А.К.: Предыдущего и последующего…

П.К.: Постмордиализм, да…

Новости партнеров
comments powered by HyperComments

Новости

Наверх