сегодня: 20/02
Святой дня
Преподобный Парфений Лампсакийский

Статьи

Памятник выстрелу, начавшему мировую войну



В Белграде, в присутствии президента Сербии Томислава Николича и других высших лиц открыли памятник Гавриле Принципу – революционеру для одних и террористу для других. Так или иначе именно он в составе боевой группы совершил убийство наследника Австро-Венгерской империи Франца Фердинанда, что впоследствии привело к полному переделу политического и экономического мироустройства: к распаду четырех империй и небывалому возвышению САСШ.

просмотров

Памятник является точной копией установленного год назад, на 100-летнюю годовщину убийства, в месте тех событий – Сараево. Речь сербского президента на церемонии открытия памятника в Белграде была довольно резкой. Томислав Николич выразил сожаление, что в течение 101 года ни у кого не набралось мужества поставить памятник Гавриле Принципу: «Он герой, символ освободительных идей, тираноубийца, носитель идеи освобождения от рабства, которая кружила над Европой. Остальные пусть думают, что хотят». Его поддержал и президент Республики Сербской (Босния и Герцеговина) Милорад Додик, который и подарил Белграду памятник. По его словам, он представляет собой символ сегодняшней борьбы за свободу и единство, а также «является посланием миру, что на этих просторах живут сербы – народ, у которого хватило сил создать два государства – Сербию и Республику Сербскую».

Обвинения в том, что Гаврило Принцип выступил как бы тем рычагом, который дернули, чтобы развязать крупнейшую на тот момент мировую войну, Томислав Николич с негодованием отверг: «Когда вы видели в истории, чтобы маленькая страна начинала войну мирового масштаба? Это великие и мощные государства нападают, бомбят, вызывают мировые конфликты. Австро-Венгрия и Германия начали бы войну, даже если бы не было Сараево-1914, если бы не было Гаврило Принципа».

С последним тезисом можно поспорить. Эрцгерцог Франц Фердинанд был довольно умеренным политиком, который занимал панславистскую позицию и планировал на оккупированных Австро-Венгрией территориях дать славянским народам равные со всеми жителями империи права. Известно, что в его доме было принято говорить по-чешски. Понятно было и то, что к любой войне с Сербией автоматически подключилась бы Россия (что и произошло), а Франц Фердинанд считал, что «австрийский и русский императоры не должны сталкивать друг друга с престола и открывать путь революции».

Эрцгерцог был обеспокоен идеей улучшения отношений с другими европейскими монархиями, и стань он главой Австро-Венгрии, кто знает, как все повернулось бы?

«Я никогда не поведу войну против России. Я пожертвую всем, чтобы этого избежать, потому что война между Австрией и Россией закончилась бы или свержением Романовых, или свержением Габсбургов, или, может быть, свержением обеих династий. Война с Россией означала бы наш конец. Если мы предпримем что-нибудь против Сербии, Россия встанет на ее сторону, и тогда мы должны будем воевать с русскими», – говорил Франц Фердинанд.

Сербии, правительство которой обвиняют в материальной и финансовой поддержке революционеров-убийц из «Молодой Боснии», куда входил и Принцип, война также была невыгодна. Страна находилась в крайне нестабильном положении, ее раздирали дворцовые интриги и перевороты, в 1912 году и 1913 году на Балканах – две войны с Османской империей и междоусобные стычки. И вот в этой обстановке националисты, одержимые идеей «югославизма», то есть объединения южных славян в единое государство со столицей в Белграде, решают устранить Франца Фердинанда, символ ненавистного государства-оккупанта, не считаясь с общемировыми последствиями. Кстати, новость о «сараевском убийстве» в городе встретили масштабными сербскими погромами, которые перекинулись и на другие населенные пункты. С подачи властей разорению и уничтожению подверглись сербские магазины, дома, школы и православные храмы. После сараевских погромов гонения по национальному признаку обрели небывалый размах.

Существует множество исторических исследований, посвященных деятельности тайных организаций «Молодая Босния» и «Черная рука», которые выступили непосредственными организаторами убийства. Их связывают и с сербскими, и даже с российскими властями. Подробности мы оставим ученым и конспирологам, но уже накопилось достаточно доказательств того, что и от социалистической студенческой «Молодой Боснии», и от «черносотенной» офицерской «Черной руки» ниточки тянулись к верхушке европейского капитала тех времен, который спонсировал революционные настроения и движения на континенте. Каждый из стоявших за тайными объединениями «денежных мешков» получил свою выгоду от развязавшейся войны, а националистов, оставшихся после убийства Фердинанда на свободе, объявили вне закона и в 1917 году окончательно истребили после суда в Салониках.

Увы, и сегодня приходится наблюдать, как, соблюдая собственные узкие интересы, современная балканская, и прежде всего сербская, элита, ставит под угрозу гораздо более глобальные отношения и вопросы. России как главному историческому союзнику Югославии приходится принимать на себя все неожиданные повороты в настроении правящих сербских кругов. А их настроение меняется в соответствии с получаемой на данный момент выгодой.

В качестве примера приведем нефтегазовую отрасль, как передовую по объему российских инвестиций в Сербии. Так, по словам директора Института национальной энергетики Сергея Правосудова, одним из главных активов России в Сербии является компания NIS, в которую «Газпром» вложил более 1 млрд евро. На момент прихода «Газпром нефти» пришлось погасить задолженность компании в размере около 450 млн евро.

Нефтеперерабатывающие заводы NIS в Панчево и Нови-Саде в 1999 году были сильно повреждены в результате бомбардировок авиации НАТО, рассказал эксперт. Когда правительство Сербии решило приватизировать NIS, то западные компании не проявили интереса к модернизации этих заводов. Дело в том, что в Европе очень много аналогичных предприятий, которые загружены не на 100%. Западные компании рассчитывали, что сербские заводы будут закрыты, так как их топливо не соответствовало нормам ЕС. Тогда они стали бы продавать в Сербии топливо, привезенное из других стран. У «Газпрома» не было своих НПЗ в Европе, поэтому «Газпром нефть» согласилась заняться модернизацией сербских заводов. В результате компания начала выпускать топливо качества Евро-5, объемов которого теперь вполне достаточно не только для удовлетворения потребностей самой Сербии, но и для экспорта в соседние страны (Боснию и Герцеговину, Болгарию, Румынию и т.д.). Стремительно расширяется за пределы Сербии и сеть АЗС NIS. В 2013 году NIS впервые за много лет выплатила дивиденды в размере 25% чистой прибыли.

Руководитель компании Кирилл Кравченко постоянно выступает за вступление Сербии в ЕС. Он не политик, а бизнесмен и явно рассчитывает на укрепление позиций своей компании на рынках стран Европейского Союза, уверен Сергей Правосудов. Однако не стоит забывать, что еще ни одну страну не приняли в ЕС до тех пор, пока она не стала членом антироссийского военного блока – НАТО, подчеркнул эксперт. Да и европейские корпорации не испытывают восторга от успехов NIS. В связи с этим лидеры ЕС давят на руководителей Сербии, чтобы те вынудили русских уйти из NIS и передали компанию в руки какой-то крупной европейской корпорации. Тогда Сербию возможно и примут в ЕС.

В этой связи нет ничего удивительного в том, что сербское правительство неуклонно повышает налоги для NIS. В 2013 году NIS выплатила в бюджет Сербии 120 млрд динар (около 1 млрд евро) прямых и косвенных налогов (на 32% больше, чем в 2012 году). За I полугодие 2014 года налогов было начислено на 17% больше, чем за тот же период прошлого года. После победы на парламентских выборах Александр Вучич сразу стал требовать от руководства NIS, чтобы оно направляло больше средств на дивиденды, а не на инвестиции в развитие. Затем правительство Сербии инициировало пересмотр межправительственного соглашения с Россией и начало расследовать процесс приватизации NIS. Таким образом, Россию выдавливают из бизнеса, заключил Сергей Правосудов.

К сожалению, сербская элита игнорирует те выгоды, которые ей несет сотрудничество с Россией, предпочитая бесконечно гоняться за призрачным статусом страны ЕС. Слова о братской любви чередуются у местной власти с антироссийскими решениями, а судят, как известно, по делам. Так и слова, произнесенные на открытии памятника Томиславом Николичем, о том, что Сербия всегда была против войны и винить ее в разжигании Первой мировой несправедливо, его параллели с агрессивным поведением Европы и САСШ в отношении Югославии выглядят странно на фоне все более прозападных настроений в Сербии. Злые языки говорят, что практически все более-менее значимые лица в сербской политике тайно или явно действуют в интересах Запада. На фоне все более и более усугубляющейся обстановки в Европе Сербии, вероятнее всего, вновь придется делать свой выбор. Найдется ли в стране воля поступить в интересах сохранения глобального баланса? или спустя 101 год, объявив Гаврило Принципа героем, в погоне за утерянной «Великой Югославией» Сербия, если представится возможность, утвердит свое право первой нажать на курок в новом глобальном противостоянии?

ANDREJ CUKIC/EPA/Фото ТАСС

 

Новости партнеров
comments powered by HyperComments

Новости

Наверх