сегодня: 23/02
Святой дня
Преподобный Шио Мгвимский

Статьи

На пути от президента к султану

Фото: Lefteris Pitarakis/AP/TASS

Ни для кого не секрет, что глава Турции Реджеп Эрдоган давно хочет получить абсолютные полномочия в своей стране

Автор
4114 просмотров

23 мая он сделал еще один шаг в этом направлении. Реджеп Эрдоган выбрал стране и себе нового премьера. Им стал теперь уже бывший министр транспорта Бинали Йылдырым, который одновременно занял пост главы правящей Партии справедливости и развития. Новый премьер известен как старый соратник президента, и его основной задачей будет подписываться под всеми инициативами, которые предлагает Эрдоган. В том числе теми, которые наносят ущерб национальным интересам страны.

ПРОФЕССОР СТАЛ АМБИЦИОЗНЫМ

Смена премьера стала необходимой потому, что предыдущий глава кабмина - Ахмет Давутоглу - стал для Эрдогана очень неудобным. Слишком самостоятельным.

Последние 15 лет Ахмет Давутоглу был одним из самых заметных сторонников Реджепа Эрдогана. Этот профессор до августа 2014 года (когда он занял посты главы партии и правительства) возглавлял МИД и фактически сконструировал облик турецкой внешней политики, которая до "арабской весны" была крайне успешной. Собственно, он пошел на повышение потому, что Эрдоган больше не мог быть главой кабмина - он отсидел на этом посту положенные три срока и не имел права переизбираться на очередную каденцию подряд. Тогда Эрдоган стал президентом, а верного, умного, но при этом, как на тот момент казалось, неамбициозного и неяркого Давутоглу сделал премьером, ведь формально в Турции премьер главнее президента.

Однако через какое-то время Эрдогану стало ясно, что его выбор оказался не очень удачным - Давутоглу становился опасным. Дело в том, что в партии росло недовольство большими амбициями Эрдогана, а также слишком авантюрным его поведением во внутренней и внешней политике. Ряд влиятельных лиц поддерживал известного богослова Фетхуллу Гюлена, который открыто критиковал Эрдогана и, пользуясь своими связями в Турции, развернул настоящую пиар-войну против президента. В этой ситуации аналитики не исключали, что турецкая фронда сгруппируется вокруг премьер-министра, который стремительно набирал популярность в народе (Давутоглу очень хорошо проявил себя во время предвыборной кампании в 2015 году) и осмеливался даже не соглашаться с политикой президента.

"Давутоглу становился все более самостоятельной фигурой, и это очень не нравилось Эрдогану. Президент стремился создать в стране президентскую республику, а Давутоглу все более активно реализовывал полномочия, которые отведены ему в рамках Конституции (согласно которой в Турции главный именно премьер-министр)", - говорит директор Центра востоковедных исследований, международных отношений и публичной дипломатии, тюрколог Владимир Аватков. Да, сейчас непосредственная опасность спала: президенту удалось вынудить большую часть недовольных покинуть ряды Партии справедливости и развития, и теперь, по словам Владимира Аваткова, "когда Эрдоган входит - там все встают". Однако Давутоглу потерял доверие президента, и его необходимо было убирать. 

Еще одной причиной отставки профессора стала его тесная связь с Западом. Ни для кого не секрет, что лидеры Европы и США симпатизирую спокойному, уравновешенному и прагматичному Давутоглу, и одновременно с этим конфликтуют с чересчур амбициозным и резким Эрдоганом. И поскольку ситуация в Турции становится все более нестабильной (как с точки зрения политических баталий, так и из-за фактически идущей на юго-востоке страны гражданской войны с участием курдского населения), у стран Запада потенциально могли появиться возможности для смены режима. Заменив Давутоглу на абсолютно ручного Бинали Йылдырыма, президент Эрдоган лишил их такой возможности.

ТЕПЕРЬ ВЫБОРЫ?

У нового премьера есть еще одно преимущество по сравнению со старым - в отличие от Давутоглу, он не возражает против суперпрезидентской формы правления, которую давно пытается навязать стране Эрдоган. И теперь, после смены кабинета, президент скорее всего сделает еще один шаг в этом направлении - инициирует досрочные выборы.

Сейчас в турецком парламенте представлены четыре партии - ПСР с 327 мандатами, кемалисты из Республиканской народной партии с 133 депутатами, 59 нардепа от прокурдской Демократической партии народов и 40 народных избранников от Партии националистического движения (к которой принадлежат печально известные в России "Серые волки", лидер которых поучаствовал в убийстве русского пилота в Сирии). Соответственно, три остальные партии выступают против планов турецкого президента стать суперпрезидентом, а у ПСР нет конституционного большинства для проведения таких поправок в основной закон страны в одиночку. 

Однако при досрочных выборах они могут появиться, ведь некоторые партии могут не попасть в новый парламент. Прежде всего ПНД - Эрдоган смог заручиться поддержкой значительной части националистически настроенного электората, которая теперь будет голосовать за него. Курды тоже рискуют пролететь мимо выборов - 20 мая турецкий парламент отменил депутатскую неприкосновенность для 138 своих членов, среди которых оказались все 59 депутатов от ДПН. Их обвиняют "в пособничестве боевикам из Курдской рабочей партии". "Мой народ не хочет видеть в парламенте депутатов, которые поддерживают сепаратистскую террористическую организацию", - заявил Эрдоган, и теперь эти депутаты могут оказаться в тюрьме. В том числе и лидер партии Селяхаттин Демирташ - ему инкриминируют чуть ли не 70 "фактов пособничества терроризму".

"Трехпартийный и тем более двухпартийный парламент приведут к тому, что у Эрдогана с большой долей вероятности будет конституционное большинство", - уверяет Владимир Аватков. Тогда Эрдоган проведет поправки в Конституцию, по итогам которых в его руках окажутся законодательная, исполнительная и судебная власти. И на фоне абсолютно запуганной репрессиями четвертой власти (пресса) турецкий президент может реализовать свою мечту и превратиться в нового султана. Правда, новой Османской империи пока не предвидится - политика неоосманизма, которую проводила Турция, забуксовала, ведь выработанная Давутоглу линия "Ноль проблем с соседями" была похоронена агрессией в Сирии и ноябрьской атакой на русский самолет.

Москва в свою очередь с интересом следит за проходящими в Турции событиями - они окажут определяющее значение для российско-турецких отношений. Но не сразу, а, условно, через шаг. Да, у Кремля, на первый взгляд, не было фаворитов в несостоявшейся битве Давутоглу - Эрдоган. Первый является четким прозападным политиком, который к тому же активно занимался черкесским и крымским вопросами. А Эрдоган, по понятным причинам, вообще нерукопожатен для российского руководства. Однако победа президента все же была предпочтительнее. России выгоден успех линии Эрдогана на превращение Турции в султанат, ведь чем дальше он будет идти по этому пути, тем более нестабильным будет его правление.

Эрдоган определенно не справится с ролью султана - турки слишком привыкли к своей форме демократии, да и врагов он себе нажил достаточно, причем как внутри страны, так и вовне ее. И когда через какое-то время в стране пройдет смена режима, Москва может начать восстановление отношений с Анкарой (ведь Кремль возлагает вину за сбитый самолет не на Турцию, а лично на Эрдогана).

Новости партнеров
comments powered by HyperComments

Новости

Наверх