сегодня: 27/02
Святой дня
Равноапостольный Кирилл, учитель Словенский

Статьи

Монарх не должен слушать чернь



Размышления о природе антимонархических революций.

просмотров

«Сердце царево в руце Божией» Притчи Соломона (21:1)

Главный козырь антимонархистов – противопоставление самодержавия и так называемых «гражданских свобод». По искреннему или притворному убеждению этих господ, помазанник Божий почему-то не может обеспечить своим подчиненным ту же степень свободы, что их политические оппоненты.

Противники монархии умышленно закрывают глаза на то, что ни один самодержец не действует автономно и обособленно от своих министров, многочисленных советов высших духовных, промышленных, военных авторитетов – лучших представителей всех государствообразующих сословий. Прообразы таких парламентов известны с IX-XX веков и чаще всего гармонично взаимодействовали с троном.

Противопоставить монарха и лучших людей страны, монарха и народ, за благополучие и процветание которого ему отвечать перед самим Господом, могут лишь интриганы и вредители, подосланные из других стран и имеющие целью расшатать устои государства, а затем погрузить его в хаос. Это показывают и многочисленные примеры истории, в которой свержение монархов всегда приводило к разрухе, к обогащению отдельных лиц при полном обнищании и, зачастую, гибели остальных. И больше всего от революций, устроенных такими «благодетелями» (чаще всего иностранными), страдает именно народ, который те якобы ставят целью освободить.

Главное, что должен в этой ситуации делать монарх – сохранять спокойствие и не поддаваться на требования интриганов, подкрепленные криками черни. Никогда и никого следование на поводу у собственных губителей не спасало и не выручало. И короли с царями здесь не исключение.

Бесполезно несчастный Людовик XVI раздавал милостыню и громогласно заявлял, что он и нация – одно целое. Напрасно подписал он Конституцию 1791 года, навязанную ему будущими убийцами. Не прошло и двух лет, как перед теми же людьми он лично защищался против выдвинутых обвинений, ссылаясь на права, данные ему конституцией.

Не спасло это от расправы ни его, ни детей, ни королеву, которая, между прочим, являлась дочерью императора священной Римской империи Франца Габсбурга и императрицы Марии Терезии. Последняя, после кончины царственного супруга, взяла управление страной в свои руки. Она не только успешно проводила ряд внутренних реформ, но и благополучно устраивала дела на военной арене, неизменно отстаивая интересы страны. Про нее говорили: «Она делала честь своему полу и короне», – а также добавляли, что «она умела окружать себя способными людьми, руководившими ее политикой».

Итогом Французской революции стали годы террора, войн со всей Европой, и, наконец, реставрация монархии: сначала Наполеоном, а затем и Бурбонами. Это навсегда должно было бы научить самодержцев не идти на переговоры с чернью и либеральными интриганами, но подобная трагедия повторится в истории еще не раз. Печально, что и Российской империи пришлось пройти этим скорбным путем. Виной всему – излишние мягкость и доверчивость царей, подкрепленные популярностью свободных нравов в разных сферах.

Так пал царь-Освободитель, которого Господь уберегал от смерти шесть раз! Впервые в истории русский монарх стал мишенью революционеров в 1866 году, всего через пять лет после того как дал долгожданную волю русскому народу. «Что они имеют против меня, эти несчастные? Почему они преследуют меня, словно дикого зверя?» – вопрошал Провидение Александр II после очередного «чудесного совпадения» в 1879 году. До гибели оставалось еще два покушения… В 1881 году, всего через два часа после того как император пообещал вынести на днях на рассмотрение Совета министров проект либеральной «Конституции Лорис-Меликова», активисты движения «Народная воля» убивают его в центре Петербурга.

Никоим образом не пытаясь умалить значение личности Александра II, осмелимся озвучить мнение о том, что таким трагическим образом Господь уберег Россию от более разрушительной и страшной катастрофы. На том самом экземпляре «всеподданейшего доклада» (что-то вроде официальной сопроводительной записки), который преподнес министр внутренних дел Лорис-Меликов вместе со своим конституционным проектом, новый император Александр III своей рукой написал: «Слава Богу, этот преступный и спешный шаг к конституции не был сделан».

Ошибку своего деда повторил и последний русский император. Когда ничего уже нельзя было изменить подобными методами, в 1905 году он фактически отказывается от борьбы и издает «первую русскую конституцию». Большевики же продолжали баламутить народ, убеждая, что Манифест 17 октября – ловушка, и призывали рабочих к оружию, к подготовке вооруженного восстания. «Царь испугался, издал манифест:

мертвым – свобода, живых – под арест», – такой песенкой в 1905 году пытались разжечь ненависть в простых людях и откровенной черни, которая затем и подняла руку на помазанника Божия и его семью.

Русский народ, все еще преданный государю, несмотря на трагедию 9 января 1905 года, жестко реагировал на антиправительственные и антимонархические выступления, организованные из-за рубежа и определенными национально-политическими кругами в самой стране. Как это часто бывает, все было извращено и подано как погромы по мотивам религиозной ненависти.

«В то же время в целях разъединения сил народа правительство организовало ряд кровавых еврейских погромов, во время которых погибли тысячи и тысячи людей, а для расправы с революцией создало бандитские полицейские организации: «Союз русского народа», «Союз Михаила Архангела». Эти организации, в которых видную роль играли реакционные помещики, купцы, попы и полууголовные элементы из босяков, народ окрестил «черной сотней». Черносотенцы открыто избивали и убивали при содействии полиции передовых рабочих, революционеров из интеллигенции, студентов, поджигали и расстреливали митинги и собрания граждан», – читаем в «Истории ВКП(б)» от 1938 года.

Так история учит: самодержавие и свобода – вполне сочетаемые понятия, но не тогда, когда это навязанная государю извне и одобренная «конституцией» свобода сеять, выращивать революционные семена на иностранные деньги. За такой «волей» не стоит ничего, кроме желания наживы и разорения государства. А цель любого монарха – противостоять сокрушению государственного строя любой ценой. Ибо какими бы ни были декларируемые намерения революционеров, моменты промедления и мягкости стоят стране всегда в сотни тысяч жизней дороже, чем последствия вовремя принятых властью мер.

 

Новости партнеров
comments powered by HyperComments

Новости

Наверх