сегодня: 22/01
тема дня:

Триумф Трампа

18

Станислав Протасов: Криптовалюты - это не только деньги

Почему Центробанки мира боятся биткойнов

Ведущий программы "Реальное время" на телеканале +Царьград+ Юрий Пронько пообщался с известным российским программистом и бизнесменом Станиславом Протасовым.

ЮРИЙ ПРОНЬКО: Станислав, давайте начнем наш сложный разговор с криптовалюты. Это то, о чем люди слышали, но в лучшем случае знают о "биткоинах", и то как-то неопределенно. О чем идет речь? В чем суть именно этого обеспечения?

СТАНИСЛАВ ПРОТАСОВ: Смысл очень простой. "Биткоин" построен на технологии "блокчейн". Технология "блокчейн" - это, грубо говоря, распределенная на много компьютеров база данных. И эта база данных берет какие-то блоки данных и связывает их друг с другом цепочкой (именно отсюда название "блокчейн"). Связывание цепочкой означает, что мы шифруем по контенту блока и получаем некую хеш-сумму. Поэтому если блок изменят, то, соответственно, хеш-сумма не совпадет. Поскольку у нас очень много компьютеров, в этом участвующих, и много транзакций, эта система расползается и становится очень сильно вязанной. Ее взломать просто технически тяжело. Требуются огромные ресурсы, чтобы взять конкретную транзакцию, изменить ее значение и содержание. Соответственно, в принципе технология "блокчейн" может быть использована для того, чтобы верифицировать правдивость какого-то события. Ее можно также использовать для того, чтобы создать эту виртуальную электронную криптовалюту.

То есть, чем она отличается от нормальной валюты?

Ю.П.: Поясните, чтобы наши телезрители понимали, да.

С.П.: Есть два самых важных отличия. Первое - потенциальная анонимность. То есть вы, например, можете участвовать в создании этой криптовалюты, но никто не знает, что вы - это вы. Вы - просто какой-то безымянный кошелек, условно говоря.

И второе - отсутствие централизации. Любую валюту выпускает Центральный банк. А здесь Центральный банк отсутствует как факт. То есть эту валюту генерируют тысячи, сотни тысяч или миллионы компьютеров, которые участвуют в этой сети.

Ю.П.: То есть они и являются эмиссионным центром?

С.П.: Именно. Отсюда - то, почему большинство правительств мира смотрит с опаской на эту технологию.

Ю.П.: В том числе и Банк России?

С.П.: В том числе и Банк России. Потому что если Центробанк больше не нужен, то как мы будем контролировать, сколько мы денег выделим и сколько мы денег натравим на сельское хозяйство?

Вторая проблема у нас связана с анонимностью. И было много скандалов, например, когда "биткоин" использовался на "Шелковом пути", где торговали наркотиками, оружием, еще какими-то запрещенными вещами...

Все банки и центробанки мира хотят перевести наш денежный оборот в безналичную форму. То есть, если я вам сейчас дам тысячу рублей, Центробанк никак не сможет это отследить - узнать, на что вы ее потратили и где, откуда ее получили. Если все будет электронно, Центробанк будет знать, что я получил зарплату, что отдал вам тысячу рублей (непонятно, по какой причине), что вы расплатились в "Пятерочке". То есть полный контроль, полная прозрачность. А с биткоинами, поскольку вы можете быть анонимным, нет никакой возможности понять, откуда у вас деньги взялись. И нет никакой возможности понять, куда вы их потратили, и нет никакой возможности понять, кто вы.

Поэтому один из аргументов - очень простой: эта технология будет активно использоваться разными террористами, которые совершают теракты в разных столицах мира. Да, в этом есть некий смысл. Но те, кто с этим спорит, говорят, что любую технологию могут использовать террористы. Вот, раньше нельзя было на тележке с верблюдами привезти куда-то, например, 5 тонн взрывчатки, а сейчас - можно. Мы же не запрещаем из-за этого КАМАЗ. Поэтому, вопрос очень тонкий.    

Ю.П.: А на ваш взгляд, все-таки компромисс можно найти?

С.П.: Конечно можно. Потому что "блокчейн" - это просто технология. То есть, если вы, например, построите собственную сеть и решите, что вы против анонимных пользователей для сети и пользователь должен зарегистрироваться на сайте "Госуслуги", - такая сеть тоже имеет право на существование. Если вы хотите, чтобы в процессе ее использования - а именно, в эмиссии валюты - участвовали только какие-то вами сертифицированные сервера, эту технологию тоже можно...

Ю.П.: ...развернуть.

С.П.: Да, развернуть. Она, конечно, в некоем плане вымывает изначальный смысл... Будет это полезно или нет - вопрос сложный. Но все центробанки, все банки сейчас смотрят на "блокчейн", потому что потенциальных применений очень много. Даже если мы не будем из этой технологии делать, например, криптовалюты - мы, вполне возможно, будем использовать эту технологию для того, чтобы, скажем, верифицировать свою "айдентити".

То есть, если у нас есть какая-то сеть на основе технологии "блокчейн" и вы хотите удостоверить свою личность - вы можете взять паспорт, сесть напротив видеокамеры и сказать: "Да, это я, я в добром здравии, и время - ... (такое-то)". Транзакция пошла, сотни и тысячи компьютеров подтвердят время: можно быть уверенным, что съемка была именно в это время и, скорее всего, тот человек, который транзакцию совершал, - это вы и есть, с вашим паспортом. 

Ю.П.: То есть перспективы применения этой технологии - невероятно гигантские какие-то...

С.П.: Понимаете? Вот представьте, это же технология, которая позволяет децентрализованное управление. То есть, в принципе, в транзакциях "биткоина" может быть то, что в сети "эсериум" называется смарт-контракт: я сделал какую-то транзакцию, вы мне заплатили в этой же сети за это деньги, и в этой транзакции есть какое-нибудь условие. Например, что если что-то происходит - квартира переходит в ваше владение. И дальше нам не нужны ни юристы, ни банки, никто. Если условие случилось, вошла транзакция с этим условием - вы получили мою квартиру. То есть - децентрализация и минус посредники.

И конечно же, потенциально могут быть какие угодно применения. Я вот, например, встречал такую интересную идею, что есть смысл нанимать шерифов в США через "биткоин". То есть, люди просто голосуют за 5 кандидатов и, скажем, поставили условие: если мы через 3 месяца голосуем и все довольны, то человеку на год контракт продлевается. Вот, мы так сделали - выбрали какого-то человека, ему платится из этого смарт-контракта зарплата.  

Ю.П.: Станислав, и тема, которая даже мне, профессиональному журналисту, кажется какой-то фантастической, - квантовое шифрование. Вообще, что это? Для чего это? Как это возможно применить? И может быть, это уже происходит сейчас?

С.П.: Окей, давайте я немного подробно начну. Что такое шифрование? Шифрование - это алгоритм преобразования исходных данных таким образом, что, не зная какого-то ключа (набора битов или цифр), расшифровать их вы можете только полным перебором всех комбинаций. На этом строится современное шифрование. Математически это называется NP-полная или NP-трудная задача. То есть для алгоритма шифрования считается, что, поскольку нужно перебрать все возможные варианты ключа, сложность расшифровки растет экспоненциально. И соответственно, для какого-то относительно большого ключа просто не практично пытаться расшифровать, потому что потребуются вычислительные ресурсы, которых нет.

Теперь, что нам говорит квантовый компьютинг? Он оперирует на кубитах. Кубиты - это примерно как биты, только они могут находиться в нескольких состояниях одновременно. Помните, да? Волна, частица и прочее? 

Ю.П.: Я думаю, сейчас все вспомнили.

С.П.: Да-да. Соответственно, набор этих квантовых кубитов одновременно находится в очень большом количестве состояний. То есть, оперируя над ними, мы на самом деле можем проверять не одну комбинацию за раз, а большое их количество. И поэтому у нас упомянутая экспонента превращается в линейную. То есть, на самом деле, это скорее квантовое дешифрование, а не шифрование. 

Ю.П.: От обратного, да?

С.П.: Да. То есть считается, что квантовый компьютинг позволит расшифровывать большинство существующих сегодня алгоритмов шифрования в реальном времени. И это, с одной стороны, проблема, а с другой стороны, существует набор алгоритмов, которые сегодня считаются квантово устойчивыми. Я, к сожалению, здесь начинаю плавать. Просто могу сказать, что вроде бы не доказано, что они квантово устойчивы. Но существует гипотеза, что есть какие-то алгоритмы шифрования, которые простым перебором не берутся. Вот, по сути дела, что такое квантовое шифрование. 

Ю.П.: А с точки зрения прикладной, с точки зрения бизнеса, обывателей, что это означает? 

С.П.: С точки зрения реально бизнеса, во-первых: все, что мы там шифровали, придется перешифровывать какими-то новыми алгоритмами.

Ю.П.: Новые затраты.

С.П.: Да, новые затраты. Какие-то операции по перебору вариантов, которые современный компьютер делает очень долго, будут делаться очень быстро. "Гугл", например, показал какой-то конкретный алгоритм, на котором квантовый компьютер - настолько несовершенный, насколько они сейчас несовершенны - обогнал традиционный на шесть порядков: в миллион раз, условно говоря.

Какие еще для бизнеса будут последствия, если говорить о безопасности данных? Есть технология, которая потенциально вообще закрывает возможность перехвата ваших данных. То есть, поскольку квантовая система, условно говоря, меняет свое состояние при наличии наблюдателя, попытка перехватить сигнал приведет к тому, что информация резко поменяется. И даже если там люди что-то перехватят - как минимум, вы будете знать, что вас перехватили. Такие системы уже есть. Такие системы, я знаю, делает одна швейцарская компания и Российский квантовый центр. Насколько я знаю, Газпромбанк сейчас делает пилоты с такой системой.   

  

Ю.П.: Потрясающе!

С.П.: Понятно, что у них много конфиденциальной информации. Поэтому очень важно понимать, скомпрометирована информация или нет. И вот они между какими-то своими филиалами сейчас ставят такую систему от Российского квантового центра.

Ю.П.: Завершая наш разговор, просто не могу не задать этого вопроса. Считается, что в общем-то российские программисты, разработчики - одни из самых лучших в мире. Это действительно так? Или, собственно, есть конкуренты, которые наступают на пятки, а может быть даже уже обошли нас? Я понимаю, что это не совсем корректный, оценочный вопрос, но все же. 

С.П.: Я считаю, что это действительно так. Что у нас - очень сильная школа. Плюс, наша методика обучения. Да, конечно есть страны, которые вкладывают много в образование, тот же Китай. Да, если посмотреть на школьников-олимпийцев по математике и физике, мы чуть-чуть откатились с советских времен. А Китай, как раз, хорошо поднялся. Но тем не менее, во-первых, задел очень долго проедается. А во-вторых, мне кажется, нам все-таки присуще... Знаете, есть такое выражение, и оно не здесь придумано: "Если вам нужно сделать обычную работу - позовите индийских программистов, если сложную - китайских, а если невозможную - русских". 

Ю.П.: Невозможную?

С.П.: Да. И в этом что-то есть. Действительно, какие-то фантастические вещи наши ребята придумывают. И, скажем, успех сборной из Петербурга по программированию это в очередной раз доказывает. Я думаю, что у нас проблема немного в другом.

В сущности, быть способным выигрывать какие-то соревнования и делать какие-то удивительные вещи никоим образом не гарантирует создание хороших продуктов. Для хороших продуктов все-таки нужна школа инжиниринга. Там не совершается ежедневных научных подвигов, но там идет такая налаженная работа, последовательная. Вот с этим у нас есть определенные проблемы. Но мы учимся. Мы учимся быстро. Те наши компании, которые на мировом рынке участвуют, показывают, что мы как-то продвигаемся вперед.   

Новости партнеров
comments powered by HyperComments

Новости