сегодня: 28/03
Святой дня
Священномученик Михаил Богословский

Статьи

Константин Малофеев: "Не надо беситься - нас большинство"

Полное интервью об ажиотаже вокруг эфира с Натальей Поклонской

В последние несколько дней в центре внимания СМИ и блогосферы остается эфир телеканала Царьград с участием депутата Государственной Думы Натальи Поклонской. Политик рассказывала о провокационном фильме "Матильда", и в ходе программы сообщила: ей поступила информация о том, что бюст Николая Второго в Симферополе замироточил.

После этого в интернете разразилась настоящая вакханалия: либералы и леваки устроили настоящую травлю Поклонской. Сама возможность серьезного отношения к чуду, да еще со стороны депутата Государственной Думы, стала для этой публики удобным поводом для насмешек. Посыпались оскорбления и едкие шуточки в адрес последнего русского императора и его семьи, креативные блогеры бросились штамповать богохульные мемы о мироточении и издеваться над Русской Православной Церковью. Словом, устроили целую медийную истерию, не имея собственной конструктивной повестки. Дошло до того, что из чуда построили несколько конспирологических теорий.

В программе "Наша точка зрения" на телеканале Царьград свою оценку ажиотажу дали генеральный продюсер телеканала Царьград Константин Малофеев и заместитель главного редактора телеканала Юрий Пронько. Они пояснили, почему либералы так беснуются из-за вопросов веры, а также рассказали о деструктивной роли Facebook в подобных вопросах.

Реакция нормальных людей - радость

Царьград: Как Вы оцениваете то, о чем рассказала Наталья Поклонская, и ту реакцию, которая последовала?

Константин Малофеев: Я могу только сказать, что Наталья Поклонская здесь, в эфире телеканала Царьград, сказала то, что в пост, особенно в первую неделю поста, многие православные рассказывают друг другу. Мы рассказываем друг другу о чудесах, о житиях святых, мы читаем Евангелие, как призывает нас Церковь, и для православных это здорово, это потрясающая новость! Но это не выходит за рамки невероятного, потому что мы очень часто рассказываем друг другу такие истории. "Ты знаешь, а я был в Дивеево, а там вот что случилось!" или "Ой, а вот сейчас видел такой поклонный крест!", или "Был на Соловках…"

Поэтому то, что рассказала Наталья Поклонская - для православного замечательная новость. И она не может вызвать никакую иную реакцию, кроме радости и ощущения того, что мы имеем Божие присутствие сейчас. Во время Великого поста, в нашей жизни, слава Богу за все! Именно такая реакция у нас, у православных.

А вот реакция, которая последовала у неправославных посетителей блогосферы, конечно, вызывает большое огорчение. Потому что не хотелось бы в Великий пост искушаться или искушать других людей с тем, чтобы они впадали в бесконечный грех осуждения и навлекали на себя настроение, далекое от постного.

Это очень печально. Такое ощущение, что мы живем в двух Россиях - есть Россия наша, православная, Россия, в которой мироточат святыни, Россия, в которой есть нетленные мощи святых, Россия, в которой идет Великий пост, Россия, в которой есть неделя Торжества Православия с изумительным чином Торжества Православия… А есть некая другая Россия, в которой, к сожалению, люди на русском языке пишут гадости и их цитируют, репостят. Это действительно очень огорчает.

Царьград: В одном из интервью Вы сказали, что это своего рода цивилизационное разделение.

Константин Малофеев: Можно сказать и так. Федор Михайлович Достоевский сказал, что русский человек без Православия - дрянь. Я боюсь, как бы это не было иллюстрацией к Достоевскому - вся эта ситуация.

Фото: Телеканал Царьград

У либералов свои божества

Царьград: Агрессия либералов возмутительна. Но почему преимущественно либеральные СМИ обрушились на Наталью Поклонскую и телеканал Царьград?

Константин Малофеев: Это религиозная война. Либералы поклоняются другому богу. Как угодно можно назвать этого бога: можно вспомнить Либера, языческое божество, которому поклонялся плебс в Древнем Риме. Либер был покровителем проституции, различного разврата. Так вот, может быть, Либер не дает возможности тем, кто исповедует другого Бога, громко заявлять о своих религиозных чувствах?

Можно было бы сказать, что не нужно на всю страну говорить о таком разделении - что одни считают так, а другие считают этак. Но ведь Спаситель говорил нам, что "тот, кто исповедует Меня перед людьми, того Я исповедую перед Отцом моим небесным".

И Поклонская в нашем эфире повела себя как христианка. Она же никаким образом не заявляла, что она там обрела - она просто сказала, что "мне сообщили, что замироточил бюст Николая Второго".

Владыка Панкратий, председатель Синодальной комиссии по канонизации, разъяснил нам всем то, что дальше должно происходить по церковным канонам для того, чтобы признать тот или иной акт мироточением, или ту или иную святыню, или каким образом канонизируются святые. Для этого есть процедура, и Церковь сотни лет, тысячи лет придерживается этих процедур. Ничего такого, за что Поклонская должна была бы быть подвержена такой травле, не было.

Это реакция безбожная, реакция атеистическая, это реакция, говорящая о том, что "нельзя, не смейте вести себя как христиане и говорить о христианских чудесах, это нехорошо, это неприлично, у нас тут такое общество, в котором мы можем говорить о чем угодно, но не об этом". А почему? Почему мы, христиане, не можем исповедовать те христианские чудеса, в которые мы верим? Мы же не навязываем это. Эфир телеканала Царьград смотрят те, кто включил телеканал Царьград.

Царьград: Никакого обязательного просмотра…

Константин Малофеев: Нет единственной кнопки на телевидении, которая включает телеканал Царьград. Мы, может быть, и хотели бы, но этого нет. Это совсем не первая кнопка.

Фото: Телеканал Царьград

"Не надо беситься - нас большинство"

Царьград: Но отечественные так называемые либералы атакуют все, что связано с верой. Возвращение Исаакиевского собора Русской Православной Церкви, фильм "Матильда". И вот теперь то, о чем рассказала Наталья Поклонская.

Это совпадение или важная тенденция ненависти либералов ко всему, что связано с верой? И, соответственно, нужно об этом говорить больше?

Константин Малофеев: Именно так. Я бы предпочел, чтобы мы говорили об этом меньше, чтобы таких фактов не было. Но, к сожалению, факты имеют место. Я думаю, что это свидетельство времени. Либералы довлели в нашем эфире в 1990-е. В 1990-м сказать по телевизору "русский" или тем более "православный" - это был практически экстремизм.

Царьград: Термин "россияне" придумали в начале 1990-х специально, чтобы не говорить "русские".

Константин Малофеев: Да, было специальное слово, совершенно верно. Возможно, скажут, что его придумал Тредиаковский, но оно не использовалось настолько часто, насколько стали использовать "россиянин" в 1990-е. А "русский" нельзя было говорить.

Сейчас мы говорим в нашем эфире слова и "русский", и "православный", и либералы почувствовали, что у них уходит монополия на термины, когда они имеют право что угодно обозвать, и это так и будет называться. Это их так бесит. Не надо беситься, нас большинство.

Царьград: Получается, у либералов следующий тезис: "мы за толерантность, а если вы против нас, мы будем вас бить".

Фото: Телеканал Царьград

Константин Малофеев: Примерно так.

"Она открыто исповедует то, во что она верует"

Царьград: Отдельно хочется поговорить о Наталье Поклонской. Ведь это не рядовой депутат Государственной Думы - она во многом стала символом Русской Весны, воссоединения Крыма, России и Севастополя. Атака на Поклонскую связана и с этим тоже.

Константин Малофеев: Ну, конечно. Если бы это сказал священник, реакция была бы совершенно иной. А реакция была такой именно потому, что Наталья Поклонская - и символ присоединения Крыма, и символ современного монархизма в России. Она монархистка, которая заявляет об этом всегда. Она всегда говорит о Государе-страстотерпце, она не скрывает своего отношения к Государю. Она открыто делает то, что многие монархисты предпочитают делать с некими оговорками. Что, мол, мы понимаем, что сейчас не время об этом говорить, но все-таки я в душе монархист.

Она открыто исповедует то, во что она верует. И за это она, безусловно, достойна большого уважения. И это тоже бесит либералов. Потому что, с их точки зрения, нельзя сметь иметь иное от них мнение.

Слишком редки и не уверенны голоса "за"

Царьград: В одном из интервью Вы сказали, необходимо условие для возрождения монархии в России в XXI веке - воцерковленный народ. Нужны люди, которые понимают, что монарх - это помазанник Божий. Может быть, либералы больше всего боятся воцерковленного народа?

Константин Малофеев: Разумеется. И сегодняшний пример этой истории, ради чего мы сейчас с вами собрались, разговариваем, и вот эта неадекватная реакция на то, что сказала Наталья Поклонская в нашей студии - это, собственно говоря, демонстрирует то, что народ крайне далек от того состояния, когда монархия будет возможна.

И дело даже не в том, что кричать могут 2% населения или 1,5% населения. Дело не в этом. Дело в другом. Дело в том, что слишком редки и не уверенны голоса "за". Вот когда таких, как Наталья Поклонская, которые говорят об этом смело, будет больше (говорят смело не конкретно о бюсте Николая Второго, а говорят о роли Бога в нашей жизни, о чудесах; которые говорят о Божьем промысле в том, что происходит с нами сегодня; которые говорят об этом открыто, не стесняются и не считают, что об этом нельзя говорить сейчас в эфире модного телеканала или в Интернете в XXI веке) - вот тогда мы и увидим, что наше общество, наш народ воцерковился настолько, что мы можем говорить про монархию.

Это хороший показатель того, что сейчас произошло, насколько мы не готовы воспринять что-то более высокое, чем рассуждения о коррупции, о посадках, налогах, кто кого подставил, об интригах. Мы не можем говорить о высоком. То, что сейчас произошло - это высокое.

Царьград: "Они погибли для того, чтобы мы сделали Россию процветающей и великой", - фраза Натальи Поклонской. Она говорит ее в конце того фрагмента, который разлетелся и стал невероятно популярным в Интернете. Я отметил, что многие блогеры, пользователи твиттера, обсмеяли именно это. Дескать: "Неуместный пафос! Ну какая Россия процветающая и Великая?"

Христианский царь, который совершил свой подвиг веры

Царьград: Почему такие важные слова для нашей страны как-то стыдно стало произносить?

Константин Малофеев: Это очень важный, серьезный и глубокий вопрос. Царская семья, царственные мученики, страстотерпцы были канонизированы Церковью за свою христианскую кончину, за свое исповедание Христа до самой смерти. Страдания, которые Государь претерпел вместе со своим народом и раньше своего народа, претерпел до самого креста в связи со своей верой были связаны с его верой. И поэтому мы сейчас исповедуем и молимся ему и его семье как святым и мученикам.

Фото: Телеканал "Царьград"

Государь стал царем. Здесь очень важно: он стал царем и новомучеников - тех миллионов новомучеников, которые были безбожно уничтожены красным террором большевистской власти. Он не избежал судьбы своей вместе с народом. Он стал их царем и там. Государь со своим народом, ответственный за свой народ, вместе с ними обрел вечную жизнь.
Он не избежал этой участи, не сбежал на пароходе "Мальборо". И своей кончиной, своим подвигом он заслужил свою канонизацию.

Не тем, как он правил. Я довольно хорошо знаю этот период. Я могу сказать, что это был прекрасный Государь. Но не за это он канонизирован. Вообще мало кто канонизирован за то, как он правил. Вот я назван в честь Константина Великого, это мой ангел. Константин Великий был канонизирован за то, разумеется, что он был первым христианским царем и за Медиоланский Эдикт, которым он освободил Церковь Христову от преследований. Да, он был канонизирован за то, как он правил, а не зато, как он умер.

Но вот то, что касается Государя Николая Второго, то здесь мы говорим о его христианской кончине. И поэтому когда Наталья говорит о том, чтобы они умерли для того, чтобы мы сделали Россию Великой и процветающей, здесь многие, кто ее осуждали и критиковали, говорили: ну какая же Великая и процветающая!? Вот давайте сейчас обсудим, почему не остановил эту кровавую бойню, почему он не принял того решения, сего решения, не начал репрессии?

Он как христианский царь совершил свой подвиг веры. А мы сейчас на крови новомучеников, благодаря их подвигу, можем сидеть с вами в этой студии с крестами вокруг, не боясь никаких преследований. Вокруг восстанавливаются церкви, мы можем открыто исповедовать свою веру - это благодаря им. А если бы их не было, может быть, мы уже давно бы все стали холодными, может быть, мы веру бы потеряли.

Я прихожанин Церкви Святой Мученицы Татианы. У нас есть фотография в храме. В 1904 году на Татьянин День в храме два человека. Дежурный священник и дежурный профессор. А сейчас храм полон. Так вот, он полон потому, что до наших мучеников, до наших новомучеников, у нас всего несколько десятков лет. Они ходили этими же коридорами. Они в этот же Московский Университет ходили, и они исповедовали Христа. И первый из них был наш государь. Они нам дали возможность, их подвиг дал возможность сейчас возрождать Россию. Вот о чем, на мой взгляд, говорила Наталья Поклонская, и о чем я бы хотел сказать тоже.
Учебники истории заслуживают большей правды.

Царьград: Отдельного упоминания заслуживает отношение средств массовой информации и авторов учебников к фигуре Николая Второго. Огромное количество попыток унизить его, выставить непонятно кем.

Как государство должно реагировать на это? И отдельный вопрос, не должны ли мы лишний раз обратить внимание на то, что написано в наших учебниках?

Константин Малофеев: Должны. Должны. К сожалению, наши учебники, безусловно, в советское время полностью находились в рамках октябристской доктрины о Великой Октябрьской социалистической революции, которая привела отсталую Россию к счастью будущего коммунистического парадиза. Теперь зачастую мы находимся в некой февралийской эйфории о том, что была же демократическая революция, после демократической революции у нас было несколько месяцев, когда мы могли построить демократическую процветающую Россию, это не удалось, потому что был большевистский переворот, а сейчас мы возвращаемся к этим замечательным идеалам демократии.

К каким? К заговору? К заговору коррупционеров, которые крали на поставках вооружения в Российской Империи? Смотрите программу "Сто лет революции" на нашем канале или, например, такую же - на канале НТВ. Посмотрите, почитайте воспоминания очевидцев, где говорится о масонском заговоре, о роли английской, немецкой разведки. Это был заговор, заговор верхов. Это были не крестьяне, которые воевали на фронте и держали фронт все эти годы, не там, где потом их встретили в Великой Отечественной войне, в Сталинграде, на Волге, а в Западной Белоруссии, на Западной Украине.

Мы были накануне решительного наступления, которое должно было привести Россию в стан держав-победительниц. Более того, Россия была заслуженной победительницей, которая много отдала на алтарь этой победы. Мой прадед погиб в операции Самсонова-Ренненкампфа, когда мы спасали Париж, и из-за этого совершили бросок в самом начале войны. Это была великая война и люди шли с большим воодушевлением, большим подъемом. Вот что тогда происходило. А когда мы сейчас говорим, что это был февраль, Великий Февраль, когда мы говорим о том, что это был магистральный путь развития русской истории, то, безусловно, первое - мы лжем, а второе - мы учим детей не уважать историю, и не уважать наши тысячелетние традиции.
Поэтому, конечно, учебники истории заслуживают большей правды.

Фото: Телеканал "Царьград"

Царьград: Но при этом, с одной стороны, неуважение, а с другой стороны, вера в различные секты, в огромное количество эзотерических псевдорелигиозных движений. Те самые критики, которые набросились на Поклонскую, сейчас уже воду не заряжают, но занимаются чем-то подобным в новых модных форматах. Это ведь тоже по большому счету беда общества?

Константин Малофеев: Это Вы имеете в виду кого?

Царьград: Я имею в виду пользователей твиттера, которые вешают у себя в комнате какие-то эзотерические вещи, огромное количество примет... И эти люди при этом нападают на Наталью Поклонскую.

Константин Малофеев: Это суеверие - то, о чем Вы говорите. Отсутствие веры рождает суеверие, это известно любому священнику, который всегда об этом говорит.

"Российская Федерация - не правопреемник Российской Империи"

Царьград: И еще очень важная тема, Наталья Поклонская произнесла: "Николая Второго - Государя нашего". И на нее тут же набросились, дескать, ну какой Николай Второй Государь! Сегодня смешно об этом говорить! Но, может быть, Наталья Поклонская подняла очень важную тему того, что произошло в марте 1917 года, и вообще легитимности того, что происходило…

Константин Малофеев: Да, и мы будем об этом говорить еще на нашем канале 15 марта, в день четкого столетия, потому что мы помним, что изменился стиль... У нас будет марафон. Я надеюсь, что наши зрители и наши недоброжелатели присоединятся к аудитории для того, чтобы посмотреть, что еще произойдет в нашем эфире. Мы будем поднимать этот вопрос, потому что с момента отречения Государя Николая Второго мы находимся в некоем периоде длящейся нелегитимности. С точки зрения законодательства Российской Империи, у нас есть невыясненные вопросы. Мы до сих пор, с точки зрения Российской Империи, находимся в революции. Российская Федерация - не правопреемник Российской Империи. Правопреемник Советского Союза, но не правопреемник Российской Империи юридически.

Царьград: То есть мы должны еще раз внимательно посмотреть на юридическую составляющую того, что происходило в 1917 году, и соответственно, в 1991-м и 1993-м?

Константин Малофеев: Конечно.

Царьград: И государство должно дать оценку легитимности столетия?

Константин Малофеев: Мне кажется, столетие - это хороший повод задуматься о том, кто мы. Мы тысячелетнее государство, столетнее государство и мы родом из 1917 года, или мы 25-летнее государство и мы родом из 1991 года. Это очень важно, потому что без истории нет будущего.

Царьград: Но при этом те же самые либералы начинают пытаться высмеивать эти предложения, говорить: ну как же? И возникают целые институты, которые говорят о том, что только в 1991 году народ-то зажил, а вот до этого черти что было.

Константин Малофеев: Есть институты, которые говорят об этом. Они финансируются в основном из-за границы, им платят за то, чтобы они это говорили. Это нормально, они отрабатывают деньги тех людей, которые просят их, чтобы они это говорили. А то, что касается серьезных ученых, то, конечно, серьезные историки и серьезные юристы разрабатывают эту проблематику. И это на самом деле серьезнейший вопрос. Серьезнейший вопрос в отношении правопреемства Российской Федерации.

Царьград: Константин Валерьевич, ожидали ли Вы, что это интервью Натальи Поклонской вызовет такой огромный резонанс? Это вопрос к Вам как к генеральному продюсеру. И что этот эфир окажется в центре внимания всех ведущих средств массовой информации?

Фото: Телеканал "Царьград"

Константин Малофеев: Я отвечу как православный христианин. В Великий Пост можно ожидать разных искушений. Мне кажется, что это как раз оно. Потому что, на мой взгляд, то, что сказала Наталья (повторюсь, и я очень ценю ее искренность) - оно нисколько не должно была за собой повлечь страстей такого духа, порочного, оскорбительного и осуждающего флера, который после этого распространился. То, что она рассказала, было очень милым, добрым и христианским.

Царьград: И абсолютно искренним.

Константин Малофеев: Да.

"Это не мы приурочили к Навальному, а Навальный, если бы учил матчасть, знал бы, что не надо выходить 2-го марта"

Царьград: К нашему разговору присоединился заместитель главного редактора телеканала Царьград Юрий Пронько.

Некоторые блогеры связали эту историю с появлением расследования (точнее, якобы расследования) Алексея Навального. В соцсетях появились всевозможные теории. Пользователи стали рассуждать на тему: а вдруг все это неспроста. Что, если это чей-то "заказ", чтобы отвлечь внимание от якобы расследования Навального о Медведеве.
Анонимный канал в мессенджере Telegram "Незыгарь" опубликовал вот такое сообщение: "Каждый раз во спасение премьера придумывают какую-то информационную плесень. После «денег нет» все обсуждали сына лукойловского Руслана Шамсуарова, теперь Поклонская выполняет роль сумасшедшей".

Судя по всему, эта версия понравилась либеральным журналистам. Екатерина Винокурова написала, цитата: "А мне интересно, как живут люди с ролью сумасшедшей? Вот и Наталья Поклонская, красивая, семья, все дела. И тебе звонят и говорят: Наташа, ты должна пойти на эфир и сказать какой-нибудь полный бред". Журналист Олег Кашин тоже поделился своими мыслями. Цитата: "Поклонская молодец, перебила вчерашнего Медведева. Идеальное попадание".

Константин Валерьевич, получается, что по мнению некоторых известных журналистов, телеканал Царьград вместе с Натальей Поклонской чуть ли не спецоперацию провели.

Константин Малофеев: Либеральные журналисты, как мы знаем, плохо знают историю. Ну, собственно говоря, как и многие другие предметы. И они не знают, что 2 марта 1917 года 100-летие отречения государя императора Николая II.

Поэтому это не мы приурочили к Навальному, а Навальный, если бы учил матчасть, знал бы, что не надо выходить 2 марта. Что 2 марта точно будет обсуждаться что-либо, связанное с отречением государя Николая II. Историческое событие. Он мог выйти через два дня. И тогда бы никакой так называемой нашей спецоперации бы не было.

Поэтому я здесь даже не готов комментировать то, что придумали наши "коллеги", будем так их называть. Поскольку это не только не соответствует действительности, это еще унизительно ставит на одну планку некую поделку сегодняшней политической интрижки с событием исторического, метафизического для России масштаба.

"Это реакция нормального, верующего человека"

Царьград: Юрий Алексеевич, как Вы оцениваете эту историю с интервью Натальи Поклонской? И, главное, ту реакцию, которая последовала.

Юрий Пронько: Это сенсационное, это важное заявление абсолютно верующего человека. К женщине, наверное, невозможно применить слово "боец". Но к Наталье Владимировне это подходит, в буквальном смысле.

Ничего не предвещало. Был предметный разговор об еще одной провокации, которая сейчас пытается проникнуть на российский широкий экран - я имею в виду так называемый фильм Матильда. И Наталья Владимировна говорит: "А вы знаете…"

Вот я хочу, чтобы все наши зрители вспомнили эти минуты и эти секунды. "А мне сегодня позвонили и сообщили". Это реакция нормального, верующего человека, в Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа. Нам, православным христианам, пора окончательно и бесповоротно утвердиться в главном тезисе.

Я не знаю, Константин Валерьевич, наверное, Вы со мной согласитесь. Мы, православные, мы гордимся, мы испытываем чувство, в буквальном смысле, благоговения перед высшей силой. Сейчас очень многие из вот этих, как Вы сказали, "коллег", назовем их так, говорят: как можно в XXI веке такое нести.

Только я хочу напомнить: XXI век от Рождества Христова. Эти люди даже не понимают, что они несут. Константин Валерьевич сказал: "Учите матчасть". Учите историю собственного Отечества. Учите историю Вселенской Церкви. И тогда этих параноидальных тезисов о том, что кто-то проводит спецоперации, наверное, не будет в голове возникать. Еще один маленький момент. Комментарии, которые мы сейчас услышали, говорят о том, что: а эти-то ребята живут в режиме спецоперации. Вот у них весь мозг заточен. Когда вовремя надо нечто такое, простите за жаргон, слить в информационное пространство.

И куда они сливают-то? Они ж сливают в социальные сети. Социальные сети, на сегодняшний день, это сети, враждебные нашему российскому государству, в буквальном смысле. Особенно такие, как Facebook, в первую очередь.

Facebook: Абсолютно провокативная сеть

Царьград: Вы это в некотором смысле испытали на себе, в последние несколько дней. Потому что, насколько я понимаю, Вы высказали свою точку зрения в Facebook, и в эту дискуссию вмешалась администрация соцсети.

Facebook заблокировал публикацию заместителя главного редактора телеканала Царьград Юрия Пронько. Вот что Юрий написал: "Содомиты, либералы, свободолюбивые примитивы, любители Запада набросились на Поклонскую. Те, кто себя называет креативной частью общества, не стесняясь в выражениях, набросились на святую Церковь Русскую, на царскую семью".

Вопрос к Вам, Юрий Алексеевич. Я знаю, что не только такие публикации были, но и множество личных сообщений.

Юрий Пронько: Чтобы наши зрители, к которым мы очень трепетно и уважительно относимся, понимали, почему, собственно, была достаточно жесткая реакция с моей стороны. Я назвал вещи своими именами.

Вы простите меня, в этой студии мы находимся под ликом Спасителя. Но тем не менее это, в буквальном смысле, содомиты… вот в буквальном смысле, я ничего не могу с этим поделать. Это любители Запада, люди без роду без племени. Не мы набросились, не я начал на них нападать. Они устроили в течение нескольких часов сразу после эфира, здесь в студии прямого эфира Царьграда, самое настоящее шельмование депутата Государственной Думы. Верующего человека.

Она что плохого вам сделала? Она что плохого вам сделала, чтобы вы ее потоками грязи поливали, в буквальном смысле? Это была реакция. Это была реакция и, конечно, последующая реакция администрации, назовем это так, социальной сети Facebook, в очередной раз в моих глазах и в моем сознании подтвердила: эта сеть абсолютно провокативная. Я могу открыть не то чтобы тайну, но с Константином Валерьевичем мы иногда спорили по этому поводу. Мне казалось, что нельзя перегибать. Ну пусть будут социальные сети, пусть люди высказываются, в конце концов, у нас же декларируется свобода слова.
Нет никакой свободы слова. Как только ты называешь вещи своими именами, как только ты содомита называешь содомитом, либерала либералом, любителя Запада любителем Запада, ты получаешь бан, как говорят в таких случаях, на 30 дней. Всё. И где здесь демократия, где здесь свобода слова?

Мы не допустим эту травлю

Царьград: Константин Валерьевич, но ведь если бы Юрий Алексеевич допустил бы некое русофобское заявление, его бы ни в коем случае бы не забанили. Более того, может быть, как-то программно подняли бы это высказывание. То есть политический инструмент, так получается?

Константин Малофеев: Разумеется. И мы об этом говорили. Мы говорили прямо здесь, в этой студии, с самим Юрием Алексеевичем. Как он правильно говорит, он тогда испытывал небольшие сомнения, что это тоталитарная секта, или некий "большой брат", который смотрит за нами. И вот, пожалуйста, пример.

И я хотел бы, единственное, сказать, что Юрий Алексеевич и Наталья Владимировна Поклонская должны быть уверены, что мы не допустим и не позволим им продолжать эту травлю. Мы будем называть вещи своими именами. Мы будем продолжать исповедовать то, что мы хотим, в своем эфире. Не только в своем эфире, но и публично, и на других площадках.

Потому что это наша страна, это наша Россия. И это наша вера православная, которую наши предки тысячу лет исповедовали. И благодаря этому, сейчас мы живем здесь, в России, наши дети ходят в школу, наши улицы полны русской речи, а не какой-либо иной, мы не являемся чьей-либо колонией. И об этом забывают те, кто шельмует сейчас Поклонскую, или те, которые нападает на Пронько. Это было, есть и будет, что русские люди будут говорить русским языком свою русскую правду. И если мы хотим рассказать что-либо о православном святом страстотерпце, царе-мученике Николае II, мы будем это делать, независимо от того, нравится им это или не нравится.

Царьград: Юрий Алексеевич, но откуда эта ненависть? Эта ненависть к Поклонской, эта ненависть к Вам. Такое ощущение, что есть некая большая группа людей, которая бегает и ищет, на кого бы напасть.

Юрий Пронько: Маленькая поправка: не большая группа людей. Но очень громкая и истеричная. Которая фактически, благодаря такому ресурсу как Facebook, пытается влиять на умы здесь у нас в России.

Посмотрите, в чем один из этих деятелей меня обвинил, там прямая цитата. "Шизанулся, - я цитирую, - на православии и патриотизме". Ну я это воспринимаю с их стороны как комплимент, безусловно.

Но что стоит за этими людьми? За мной стоит Россия. За нами стоит Россия. За нами стоит тысячелетняя история. За нами стоит святая русская церковь. Что за этими деятелями стоит? Вот эта Европа? Которая уже запуталась, по-моему, сама в себе. Или, по крайней мере, часть ее. Кто за ними стоит? Деньги, которые они получают и отрабатывают?

Ни для кого не секрет, что за средство массовой информации, где этот деятель работает, только что американская фирма вышла из учредителей. Давайте так, вещи называть своими именами. Кто за кем стоит, кто чем занимается. У них сплошные спецоперации. А у нас - вера. Вера в Бога. Вера в свое право. Вера, самое главное, в свое Отечество.

Поэтому, по-видимому, действительно, Константин Валерьевич, нарыв, в буквальном смысле, сдернули. И это прорвалось. Им не важно было, Наталья бы Владимировна это сказала, или нечто другое произошло. Реакция была бы молниеносной. Вы посмотрите, как они реагируют на Исаакиевский собор, на ситуацию вокруг… Все, собор передан. На 49 лет в безвозмездное пользование святой Русской Церкви. Ребята, помолчите. За умных сойдете.

Но в противоположность Константину Валерьевичу, я человек очень эмоциональный. Я могу сказать, я не ожидал таких помоев. Потому что в чем они нас обвиняют? Дескать, они-то креативные, они-то интеллектуалы, они-то образованные. А мы - такие, что там тысячелетия тому назад, может быть, подобное мнение…

Царьград: Бескультурное быдло.

Юрий Пронько: Это Вы сказали. Но это правильная формулировка. А точнее, правильная цитата из того, что я слышал за эти два выходных дня... Но, слушайте, мы русские. Я здесь с Константином Валерьевичем соглашусь. Знаете, я поймал себя на мысли: а мне нравится, когда я слышу русскую речь. Понимаете, казалось бы, это родной язык. Это ты всю жизнь живешь в этой среде. Но мне нравится, когда я слышу русскую речь. Так почему же вы должны стесняться этого? Почему мы должны стесняться своей истории? Почему мы должны не помнить последнюю императорскую семью, которая… Правильно Поклонская сказала: они пошли на заклание ради нас, ради каждого из нас.

Когда приходишь в церковь… Я прихожанин храма Святого Благоверного Князя Александра Невского при МГИМО. Там есть икона. Семьи страстотерпцев, царской семьи. И я вам честно могу сказать: когда ты к ней прикладываешься, ты испытываешь особые чувства. И для меня это важно. И важно для тех сотен, которые приходят со мной вместе на Божественную литургию. И почему-то кто-то решил нас… с чем-то сравнивать, обзывать, оскорблять. А на основании чего?

Не стоит превращать жизнь в лайки

Но я хочу мысль про Facebook закончить. Эта структура является деструктивной. Это структура, которая работает не на Россию. Это структура, которая… Вы знаете, может быть, так хаотично говорю. Вспомните одно из последних выступлений на Страстной Седмице Святейшего Патриарха. Святейший сказал: "Вся наша жизнь начала превращаться, у части российского общества, в лайки. Количество лайков".

Телеканал Царьград транслировал это высказывание Святейшего. И это действительно так. Мы заменили реальную жизнь на эту виртуальную. Я знаю, что Константин Валерьевич, вообще, как-то отвергает все социальные сети. Но журналисты - все-таки нам приходится участвовать. Gоучаствовал. Забанили. Вот я хочу, чтобы все помнили слова Святейшего. Не превращайте свою жизнь в лайки.

Мы мешаем Западу

Царьград: Константин Валерьевич, мы говорили о том, что происходило сто лет назад, и об иностранном участии в трагедии 1917 года. И сегодня мы говорим об этом же.

Константин Малофеев: Да, потому что вектор, к сожалению, иностранной, назовем так, западной или англосаксонской, как угодно, политики в отношении России не изменился. Мы им не нужны. Мы им мешаем. У нас свой цивилизационный путь, свой цивилизационный выбор - у них свой цивилизационный путь. В их цивилизационном пути, где все другие народы предназначены стать так или иначе культурной, экономической или прямо политической колонии, России нет места, как независимой, процветающей, великой России, со своей собственной политикой, со своей судьбой.

Поэтому мы им мешали сто лет назад, мы им мешаем сейчас. Очень интересный рассказ мне поведал председатель Совета нашего канала Леонид Петрович Решетников. Жаль, что его здесь нет, он бы, наверное, сам рассказал более красочно. Он рассказал, что в пору, когда он еще работал на своем прежнем месте работы, до РИСИ, то есть в Службе внешней разведки, он как-то возил официальную делегацию МИ-6, бывшего директора МИ-6. Напоминаю для наших зрителей, это та организация, из которой якобы выходят Джеймс Бонды, которая травит по всему миру неугодных ей политических лидеров, занимается шантажом, убийствами, провокациями, ну и прочим, чем должна заниматься спецслужба, английская.

Так вот, он возил бывшего директора этой разведку в Лавру, Троице-Сергиеву. И в этой Троице-Сергиевой Лавре директор разведки попросил, чтобы его просто водили по Лавре и он заглядывал в лица. А было очень много молодых лиц. Вот таких, как у Вас, безбородых. Я тоже тогда, наверное, был безбородый и молодой, в то время, когда возили. Разглядывали эти молодые лица. Вот этих семинаристов. Он заглядывал им в глаза. И сказал: "Вы можете мне объяснить? Мы дважды в этом веке вам показали правильный путь, поставили вас на рельсы правильного цивилизационного пути. В 1917-м и в 1991-м году. Ну почему вас опять тянет в это мракобесие?"

Это прямая цитата. Поэтому они и тогда, и сейчас не рады тому, что мы возвращаемся к себе. Они хотят, чтобы мы выполняли какой-либо их проект. Коммунистический - западный проект, либеральный - западный проект. Но ни в коем случае опять не становились православной империей, Святой Русью. Ну ни в коем случае. Только не это. Ну куда же вас тянет. Вот, собственно говоря, это происходит и сейчас.

Значит, мы правы

Царьград: В завершение нашего разговора, Юрий Алексеевич, какие выводы все мы должны сделать из этой истории, интервью Натальи Поклонской и последовавшей реакции?

Юрий Пронько: Очень коротко скажу. Телеканал Царьград вел свою линию и должен продолжать ее вести, и доносить русское православное слово до наших зрителей. Не замечая всего того, что мы сейчас… чего стали свидетелями в эти выходные дни. Значит, мы правы. Мы правы, в буквальном смысле. Мы православные люди. Мы несем русское православное слово. И, надеюсь, будем дальше нести.

Царьград: Константин Валерьевич, какие выводы мы должны сделать из этой истории?

Константин Малофеев: Я бы хотел еще раз поблагодарить за мужество Наталью Поклонскую. Я знаю, ей не впервой, она очень отважный человек. Эта травля прекратится, а она останется. И я надеюсь, что она всегда останется с нами, всегда будет в нашем эфире. И всегда будет такой храброй, верующей русской патриоткой.

Новости партнеров

Новости





Наверх