сегодня: 28/02
Святой дня
Преподобная Евфросиния Александрийская

Статьи

Композитор хотел вызвать силы хаоса, а умер от фурункула



Протоиерей Андрей Ткачев о том, что надо быть смиренным

Автор
3066 просмотров

А мы, друзья, перейдем к нашей чудесной рубрике "Смерть замечательных людей". Сегодня мы возьмем для изучения биографию и, собственно, смерть господина Скрябина, известного композитора, восторженного романтика, друга многих поэтов - Вячеслава Иванова, Бальмонта, Брюсова. Человека очень загадочного. Вот его смерть будет в поле нашего зрения.

Скрябин был мистик, он вполне серьезно считал, что музыка может поменять мир магически и властно. То есть она может не то, что поменять мир, она может закончить некую старую Вселенную и родить некую новую Вселенную.

Но одна только тематика его произведений говорит по названиям о том, что его волновало. У него есть произведение "Прометей", "Поэма экстаза" и многие другие вещи. Вершиной его жизненного творчества явилась идея создать мистерию, исполнив которую (Скрябин вполне реально так считал), можно закончить историю Вселенной. Он сможет свести небо на землю, разрушить всю эту материю и преобразить ее в новый мир. Ну вот не больше, не меньше, именно так.

Для места исполнения мистерии он избрал Тибет, и привлек к этому огромные средства, и свое влияние, знакомства с иностранными инвесторами и культурологами, политиками, мистиками и прочими сумасшедшими, которые разделяли его сумасшедшую идею.

И он планировал создать некую таинственную такую оргию, культурную. Не половую, а культурную оргию, где будет музыка. Но не только музыка, где будет игра света и тени, где будет пластика, где будет танец. Может быть, какой-то иступленный танец, или специфический танец, где должны были быть какие-то речитативные завывания, пения, ораторий. И так далее. Там должна была быть масса народу собрана, это должно быть такое всечеловеческое, вселенское действо в Тибете под музыку русского Скрябина для того, чтобы мир закончился и началось нечто новое.

Вот такую сумасшедшинку он себе придумал. И он жил этой идеей очень долго. Он был человеком в быту очень чопорным, он ходил в перчатках постоянно, очень боялся заразиться чем-то. Он брезглив был.

Пастернак о нем вспоминает в поэме, кажется, "Девятьсот пятый год": "А куда мне бежать от шагов моего божества".

То есть Скрябин был такой как полубог для тех, кто знал его, поклонялся перед его искусством. Вот этот человек на пике своих желаний и возможностей, все это было в преддверии и в начале войны 1914 года. После войны 1812 года, изгнания Наполеона, была Вторая Отечественная война.

В 1915 году Скрябин умер. Умер странно. На пике своих мечтаний об окончании, рукотворном окончании мировой истории, о создании этой мистерии, которая прекратит одно и начнет другое, Скрябин умер. Умер от того, что выдавил над верхней губой фурункул. В носогубном треугольнике под верхней губой у него выскочила какая-то такая вавка, он взял ее там и сдавил. Фурункул, как говорят медики, стал карбункулом. Карбункул родил сепсис, то есть заражение крови.

И этот чопорный человек, очень похожий, кстати, и по внешности на Бальмонта, отчасти и на Брюсова. У них какой-то типаж даже одинаковый, у этих мистиков восторженных, которые призывали пожар на Вселенную, и хотели окончания одного исторического и быстрейшего начала второго.

Вот от такой, казалось бы, чепухи, как от укола булавкой в палец, умер отец Маяковского, как от развивающегося шарфа, замотавшегося на ось едущего автомобиля, удавилась Айседора Дункан, - вот эти все перестроители и устроители. Как сгорел от испанки Яков Свердлов в свои совершенно молодые годы. Вот так от выдавленного фурункула скончался человек, который без всяких дураков, не в шутку, а всерьез замыслил закончить историю мира при помощи бацанья по клавишам. При помощи исполнения своих мистериальных произведений, которые должны были вызвать некие силы хаоса, которые бы переплавили один мир и создали бы другой.

Вот такой бред жил в голове человека, который был преподавателем Московской музыкальной консерватории. Скрябин был москвич - на Арбате жил и родился. Учился в кадетском корпусе, и у него вся семья была по мужчинам в предках военная. Он в военные не пошел. Он решил в музыку удариться. И вот, ударившись в музыку, он в отличие от Рахманинова или Прокофьева, или Мусоргского, нашел себе такую демоническую тему в духе революционной эпохи. А умер от выдавленного фурункула.

Вот такая странная смерть заметного человека. А заметного, то есть и замечательного. Рубрика наша называется "Смерть замечательных людей". "Песчинка, застрявшая в мочеточнике, может избавить мир от великого тирана", - говорил прекрасный Паскаль. Выдавленный прыщ может избавить мир от игры на фортепиано на Тибете, от которого должны расплавиться Небеса и мир закончится.

Так что, пусть смиряются гордые, и пусть радуются смиренные. Потому что за смиренными мудрость. А гордость придет - придет и посрамление. До свидания.

Новости партнеров
comments powered by HyperComments

Новости

Наверх