сегодня: 27/03
Святой дня
Феодоровская икона Пресвятой Богородицы

Статьи

Что объединяет экстремалов, чайлдфри и самоубийц

Протоиерей Андрей Ткачев о лесе самоубийц в "Божественной комедии" Данте

Вернемся к "Божественной комедии", к очередному кругу, куда спустился Данте в сопровождении Вергилия. Но мы подойдем к этому вопросу с другой стороны – самоубийств.

Это такой масштабный феномен в нашем мире, распространяющийся, расширяющийся. В прошлом году Япония потеряла 32 миллиарда долларов из-за самоубийств и депрессий. Сюда входят лечение, наблюдение и так далее.

Самоубийства – это фактор мировой политики и социальной жизни огромного количества развитых стран. И вот есть в Аду, согласно Данте, целый лес самоубийц.

Там все странное в аду. И много криков, много шума. У Данте было впечатление, что он слышит голоса из-за этих деревьев. Как будто банда сидит в зарослях и может выбежать сейчас. Они стонали, выли, были странные звуки. И Данте спросил у сопровождающего, кто это и что за звуки? И тот ответил: "Ты не поверишь, если не увидишь. Отломи любую ветку от этого дерева".

Данте отламывает ветку, и ветка начинает плакать и кричать: "Не делай мне больно! Мы люди, мы не деревья!" Люди, закончившие жизнь самоубийством, в этом Дантовом Аду изображены как деревья, к которым прилетают какие-то страшные птицы, клюют их и отламывают от них ветки, причиняя им боль.

И более того, самоубийцы говорят: "Мы пойдем на Страшный Суд за собственными телами, которые сбросили добровольно - но мы их не оденем. Каждая душа оденется в свое тело, люди воскреснут, и души вернутся в свои тела, то есть произойдет встреча плоти и души". А мы, говорит самоубийца с отломанной веткой, пойдем на Суд Страшный за этой плотью, но мы не оденем тела, а они будут висеть как тряпка на этих злых деревьях, в которые мы превратились, поскольку мы их сняли добровольно.

Это, конечно, поэтическая фантазия великого флорентийца, но он изображает нам ужас насилия над собой. Напомню, что при спуске вглубь Ада открывается картина насильников - не просто людей, увлекшихся грехом, а именно насильников над Божеством. Это богохульники, хулящие Бога, не верующие в него, это люди, дерзающие насиловать Божество отсутствием веры и всякого благоговения, насильники над имуществом - это грабители, расточители, мотовщики, ростовщики и игроки, игроманы, лудоманы, те, которые в рулетку просаживают миллионы и боятся дать десять рублей бомжу в переходе, это насильники над природой над своей, каковы самоубийцы.

А дальше будет очень страшное и очень актуальное поле, где содомиты, лесбиянки, педерасты - все те, которые извратили себя и сошли в печальные места, где у них очень специфические наказания. Этот лес самоубийц предваряет попадание на более низкий уровень - туда, где извращенцы.

Самоубийство - это не просто аффектное явление, когда человеку жизнь невмоготу. Потому что бывают разные ситуации - девушка, например, спасающаяся от насильников и прыгнувшая с высоты, с крыши, например, или в ущелье, или с моста ради того, чтобы над ней не надругались. Она ведь, разбившись, не является самоубийцей - она мученица.

А вот люди, пропившие совесть, проигравшие достояние или имение своих отцов, заложившие все, что можно заложить, или от пресыщенности играющие в смерть, как это описывается у Стивенсона в его произведении "Клуб самоубийц" - есть прекрасная советская экранизация этого фильма с Банионисом и Олегом Далем. Вот люди, играющие в смерть, в эту гусарскую рулетку эту самую, люди, занимающиеся экстремальными видами спорта без всякой нужды на это. Прыгающие, привязанные за ногу, с моста вниз (авось не порвется резиновая веревка), лазающие, как тот бедный Шумахер, который столько километров намотал на своих быстроходных болидах и потом разбил себе голову об камень, когда летел на лыжах по трассе...

Все эти экстремалы, они тоже ходят на грани самоубийства, и дуэлянты, между прочим, которые лихо шутят со своей жизнью, а параллельно и с чужой жизнью, являются двойными убийцами - себя и, возможно, другого.

И движение чайлдфри, где люди говорят - не рожай, и себя убей быстрее. И есть такие современные клубы самоубийц, где самоубийство практикуется и проповедуется, и есть социальные сети, где проповедуют идею добровольного ухода из жизни. И есть малолетки, которые режут себе вены, когда умрет их культовый герой, актер или певец.

То есть самоубийцы - это огромная социальная страта, огромная во всех развитых странах. Никто там особо не вешается в Африке, никто особо не вешается в классических и примитивных обществах, а вот объевшиеся и охамевшие, и Бога потерявшие, и совесть затоптавшие - они вешаются, режутся, перенюхивают и так далее.

Данте изображает лес самоубийц, страшные деревья, которым больно, от которых, где ни отломи - кровь течет и вопли раздаются - для того, чтобы встряхнуть людей и испугать их, дать им понять, что нет освобождения от земных бед при помощи вскрывания вен или падения с высоты. Есть лишь умножение проблем и перенос проблем в вечность.

Вот поэтому нам и полезна эта поэтическая фантазия великого флорентийца, поскольку он называет грехом то, что Европа уже перестала грехом называть. А это - слова европейца. Это слова лучшего из европейцев.

Новости партнеров

Новости





Наверх