сегодня: 19/02
Святой дня
Священномученик Василий Надеждин

Статьи

Цена битвы за Берлин



Оправданы ли потери, которые Советская армия понесла в последние дни войны

Автор
6720 просмотров

В этот день 71 год назад советские войска в рамках начавшейся 16 апреля Берлинской наступательной операции вошли в столицу Третьего рейха и завязали в городе уличные бои. Скорое окончание войны, тем более ее исход, уже давно не вызывали никаких сомнений. Превосходство союзных армий в людях и технике было колоссальным.

Но 78 тысяч наших соотечественников (как и 3000 поляков) так и не дожили до конца войны, отдав свои жизни за Берлин. Мы, привыкшие оперировать миллионами жертв, не понимаем, насколько это много. Самая кровавая операция союзников - высадка в Нормандии, в которой принимало участие около 3 миллионов человек (в штурме Берлина - немногим более 2 миллионов) и которая длилась 86 дней (Берлинская операция - 22 дня), стоила союзным армиям 40 тысяч убитых.

В этой связи возникает вопрос. Нельзя ли было на завершающем этапе войны основную тяжесть боев возложить на свежие войска союзников, обладавшие практически неограниченными техническими средствами ведения войны? А Советскому Союзу, понесшему колоссальные людские и материальные потери, ограничиться удержанием линии фронта, сковывая противостоящие ему силы противника?

ГОНКА НА БЕРЛИН

Невольно вспоминаешь эпизод из советской киноэпопеи "Освобождение", посвященный взятию Рейхстага, когда командиры рангом пониже вполне довольны темпом продвижения советских войск, тогда как высшие инстанции, включая самого Жукова, недовольны и торопят своих подчиненных. А куда было так торопиться? Ведь эта спешка стоила жизней.

Линия разграничения между советскими и союзными войсками была определена еще в Ялте 12 апреля 1945 года - за 4 дня до начала Берлинской операции. При этом столица рейха входила в советскую зону. Сами американцы достигли Эльбы 12 апреля. С мест шли доклады, что сопротивление противника слабеет, немцы охотно сдаются в плен. До Берлина оставалось каких-то 60 километров. В такой ситуации командующий 12-й американской группы армий генерал Омар Брэдли, у которого в подчинении имелось 4 армии, 48 дивизий и около 1,3 миллиона человек, был недоволен предстоящим бездействием и утверждал, что город лежит у его ног.

Еще до этих событий, 1 апреля, Черчилль направил Рузвельту письмо, в котором были такие строки:

"Армии русских, несомненно, займут Австрию и вступят в Вену. Если они возьмут также и Берлин, не укрепится ли в их сознании неоправданное представление, что они внесли основной вклад в нашу общую победу? Не породит ли это у них такое настроение, которое создаст серьезные и непреодолимые трудности в будущем? Я считаю, что ввиду политического значения всего этого мы должны продвинуться в Германии как можно дальше на восток, и, если Берлин окажется в пределах нашей досягаемости, мы, конечно, должны взять его".

Казалось бы, если у Сталина были подозрения, что союзники могут увести из-под носа желанный трофей, то они не были совсем беспочвенными. Однако после письма Черчилля Рузвельт обратился за консультацией к своему командующему в Европе - генералу Эйзенхауэру. Последний высказался против, мотивируя свой ответ сбережением жизней солдат и нежеланием портить отношения с союзником в преддверии окончательных "разборок" с Японией. Более того, Эйзенхауэр направил Сталину телеграмму, в которой заверял его, что не собирается штурмовать Берлин.

15 апреля Эйзенхауэр запретил Брэдли переходить Эльбу и предпринимать какие-либо попытки взять город. Несмотря на это советская Берлинская операция предусматривала полное окружение Берлина, чтобы исключить какую-либо возможность прорыва к нему союзных войск. Что безусловно требовало дополнительных усилий и жертв.

ВОЙНА ГОРЯЧАЯ И ВОЙНА ИНФОРМАЦИОННАЯ

В итоге получилось так, что вынесшая основную тяжесть войны советская армия оказалась втянута в ожесточенные кровопролитные бои. А американские солдаты отдыхали на Эльбе, ожидая окончания войны. Ради чего это делалось? Ради престижа страны? Авторитета Верховного главнокомандующего? Боролись за лавры покорителя Берлина и советские маршалы. Узнав, что части Конева продвигаются более успешно, Жуков приказал командующему 2-й танковой армии послать лучшие части и любой ценой ворваться на окраины Берлина, после чего сразу доложить об этом Сталину. Конев тоже был не лыком шит. "Войска маршала Жукова в 10 километрах от восточной окраины Берлина. Приказываю обязательно сегодня ночью ворваться в Берлин первыми", - потребовал он от подчиненных ему командующих 3-й и 4-й танковых армий. Жуков стал жаловаться на Конева Сталину, а Конев - на Жукова. Советский кинорежиссер Григорий Чухрай вспоминал, что в итоге дело дошло до кулаков. Ну а расплачиваться за все эти амбиции пришлось простому солдату.

Так или иначе, но Берлин был взят именно советской армией. Помогло ли это закрепить в сознании людей, что решающий вклад в разгром гитлеровской Германии внес именно СССР? Проведенные английской организацией YouGov в Европе и США опросы общественного мнения показывают, что большинство населения считает, что основной вклад в разгром фашизма внесла вовсе не советская армия. А, в зависимости от национальности опрашиваемых, армии США или Англии. Вне всякой связи с тем, кто там взял Берлин. Получается, что Черчилль волновался напрасно?

Обратите внимание, что даже в Финляндии, стране, которая воевала только с СССР (США не объявляли финнам войну), большинство считает, что наибольший вклад в победу внесли американцы. Такая же картина и в самой Германии: лишь 27процентов немцев считают, что их победил СССР, и это рекорд - в остальных странах эта цифра еще меньше.

Вот и выходит, что наш русский солдат, принеся, возможно, даже чрезмерные жертвы, свою битву выиграл. Но битву за умы мы все равно проиграли? Как же это получилось? Легче всего списать все на "происки Запада". Запад, конечно, своего не упустит. Но корень проблемы видится в другом. Чтобы скрыть ужасающие просчеты, некомпетентность советского руководства и ставшие результатом этого гигантские потери и разрушения, обслуживающий власть пропагандистский аппарат создал вымышленную, лакированную историю войны. Не имеющую практически никакой связи с действительностью.

Архивы с документами были засекречены. Потери замалчивались. Мемуары и исторические работы тщательно цензурировались, чтобы исключить даже намек на критику государственного строя. История много раз переписывалась заново под каждого нового "вождя", дойдя до абсурда, когда при Брежневе вдруг выяснилось, что центральным событием Второй мировой стала битва на Малой земле.

Не удивительно, что в таких условиях у наших западноевропейских и американских партнеров просто не было достойного оппонента. И они могли писать свою историю Второй мировой войны по своему усмотрению практически без всякого противодействия. Чем без сомнения и воспользовались.

ВОССТАНОВИТЬ СПРАВЕДЛИВОСТЬ

Сейчас Россия перешла в вопросе истории войны к глухой обороне. Раздаются призывы не допустить искажения истории Второй мировой. Вводится чуть ли не уголовная ответственность (то, над чем мы так иронизировали применительно к некоторым подобным запретным темам на Западе) за "ревизионизм". Но какой взгляд на Вторую мировую мы защищаем? Советский? Насквозь лживый и неприемлемый даже для множества наших же граждан? Ясно, что в такой борьбе Россия обречена на поражение, которое, собственно, бесстрастно и фиксируют результаты многочисленных опросов.

Вместо этого Россия должна немедленно открыть архивы военного времени. Сейчас уже нет никакого смысла скрывать компрометирующие советскую верхушку документы. И, несмотря на то что многое уже утеряно безвозвратно, начать создание объективной истории войны. Без чего наш взгляд на события Второй мировой никогда не будет принят или хотя бы услышан на Западе. Сделать это нужно если не по соображениям восстановления исторической справедливости в отношении того, кто все-таки сыграл решающую роль в победе над фашизмом, что, по-видимому, уже невозможно, то хотя бы как дань благодарной памяти отдавшим свои жизни в этой борьбе.

 

Новости партнеров
comments powered by HyperComments

Новости

Наверх