сегодня: 01/05
Святой дня
Преподобный Иоанн Солунский

Статьи

Лондон - Брюссель: Уже в разводе, но еще не разъехались

Лондон - Брюссель: Уже в разводе, но еще не разъехались

Британия, ничего не предложив взамен, запустила процесс самораспада Евросоюза

Завершившийся в ночь на субботу в Брюсселе саммит 28 стран - членов Евросоюза обещает, в отличие от массы других, войти в историю, дав старт формальному распаду сообщества через превращение его - на первом этапе - в рыхлое, никого ни к чему не обязывающее объединение. Инициированный Британией, "троянским конем" США, институциональный распад Евросоюза, осажденного сейчас на многих фронтах, прежде всего миграционном и финансовом, открывает новую страницу в европейской истории

В начале - факты. Начиная с четверга в Брюсселе проходили марафонские переговоры, вращавшиеся исключительно вокруг настоятельных требований Лондона по "реформам ЕС". Из-за терактов в Турции тема миграции, способной в исторически короткие сроки погубить Европу, не обсуждалась, поскольку было решено сделать это вместе с турками в начале марта. В результате участникам саммита удалось сосредоточиться на одной единственной проблеме - британской, не менее важной и судьбоносной.

Председатель Евросовета Дональд Туск в течение нескольких дней проводил напряженные и полные драматизма переговоры по отдельности с британским премьером Дэвидом Кэмероном и лидерами других стран сообщества, и которые потом, после согласования основных спорных моментов, продолжились уже с участием 28 лидеров стран ЕС и брюссельским начальством. Их возможный провал по причине серьезных разногласий по ряду вопросов между странами ЕС, грозил объединенной Европе катастрофой, о чем ее руководство говорило совершенно открыто. Неужели ее удалось избежать?

Посмотрим, что имеется в сухом остатке

Страны - члены ЕС согласовали текст документа, который, однако, вступит в силу лишь в день, когда Лондон уведомит генеральный секретариат Совета ЕС о желании Британии остаться членом Евросоюза по итогам референдума. Таким образом, британский референдум, исход которого совершенно неясен и даже, скорее всего, будет неблагоприятным для единой Европы, так как к тому моменту, когда он состоится, ее дела ухудшатся еще больше, "узаконен" Брюсселем. Причем Кэмерон лишь обещал со своей стороны агитировать британцев сказать Европе "да" со "всей душой и сердцем".

Лондону удалось, пользуясь безвыходным положением Брюсселя, у которого начинает земля гореть под ногами, добиться обещания внести изменения в основополагающие документы ЕС, где будет прописана неприменимость к Британии стремления к "все более сплоченному союзу". После заключения сделки на пресс-конференции в Брюсселе торжествующий Кэмерон на этом основании провозгласил: "Великобритания никогда не будет частью европейского супергосударства". И тем самым поставил на его создании крест заразительным и для других стран примером. Тем более что от вновь обретенного, расширенного "специального статуса" Британии в ЕС, которым хвастается теперь Кэмерон, перепадет кое-что и другим.

На это, в частности, указывает согласие Брюсселя на требование Лондона о том, что национальные парламенты могут инициировать приостановку Советом ЕС рассмотрения законодательных актов, которые они сочтут несоответствующими принципу делегирования полномочий в ЕС. Таким образом, в ЕС  появляется система "красных карточек". С их помощью британский парламент - наряду с законодательными органами других стран - членов сообщества - сможет блокировать общеевропейские законы! Для этого необходимо, чтобы данную инициативу поддержали 55 процентов парламентов в ЕС. В условиях, когда Брюссель и Берлин утратили управляемость сообществом, и без того расколотым на Север и Юг, региональные группировки типа "Вышеградской группы", а также "старослужащих" и новичков, которые больше ориентируются на Вашингтон, добиться этого будет не так уж сложно.

"Мы вернули власть в руки британского парламента и других национальных парламентов. "Красная карточка" означает, что парламент Соединенного Королевства может работать с другими, чтобы заблокировать нежелательные законодательные инициативы Брюсселя", - указал Кэмерон.

Британия, занимая пятое место в мире и второе в Европе (после Германии) по ВВП, полностью и теперь на совершенно законных основаниях отмежевалась от участия в финансовой помощи проблемным странам Еврозоны, переложив это неблагодарное занятие на ФРГ, Францию, Нидерланды и остальных состоятельных континенталов. Лондон добился официального признания своего нежелания входить в Еврозону и отказываться от фунта, сепаратной финансовой и монетарной политики. 

"Великобритания никогда не станет частью еврозоны, фунт будет защищен", - констатировал Кэмерон. Какой завидный пример ни в чем не участвовать для датчан, норвежцев и поляков, тоже имеющих собственные валюты, как, впрочем, и для немцев - вернуться, наконец, к своей старой доброй марке и не нести стремительно растущие издержки по поддержке евро, оплачивая из своего кармана греческие, португальские, испанские, итальянские долги… Взятые при этом на себя Лондоном обязательства не создавать препятствий к углублению монетарного союза в ЕС и даже способствовать ему, просто смешны. Напротив, привилегированное положение британской финансовой системы и ее банковского сектора в рамках банковского пространства ЕС по итогам саммита было закреплено и усилено, и оно его фактически подрывает, позволяя заниматься "пенкоснимательством".

Кроме того, Британия в значительной мере добилась от Евросоюза учета ее давних требований о прекращении злоупотреблений со стороны граждан других стран ЕС и мигрантов ее весьма щедрой социальной системой, создав выгодный и для других богатых стран и уже взятый Германией на заметку прецедент. После жарких дебатов с руководством ЕС и ряда стран сообщества, в частности Польши, Кэмерон узаконил введение системы "аварийного тормоза" для любителей сладкой жизни за чужой счет, которая в то же время приведет к углублению раскола между относительно богатыми и бедными странами ЕС. Брюссель согласился с требованиями британцев ограничить доступ трудовых мигрантов из Евросоюза к социальным выплатам на срок от 4 до 7 лет. Теперь любая страна ЕС, если докажет Брюсселю, что миграционная проблема негативно сказывается на ее системе социального обеспечения, сможет "нажать на тормоз". Еврокомиссии придется в этой связи инициировать внесение поправок в законодательство о свободном передвижении рабочей силы в ЕС, чего она так не хотела.

"Мы установили новый "аварийный тормоз", в рамках которого мигрантам из ЕС придется ждать 4 года, пока у них будет полный доступ к привилегиям", - сообщил британский премьер. "Это окончательно покончит с мыслями о том, что люди могут приехать в нашу страну и получить что-то просто так", - добавил он. Кэмерон заверил, что "Европейская комиссия недвусмысленно сказала, что Великобритания уже соответствует требованиям, чтобы применять этот механизм".

Главе британского правительства удалось "дожать" Брюссель и еще по одному принципиальному вопросу: "работающие в Великобритании мигранты из ЕС больше не смогут посылать домой пособия на детей по британским ставкам". Эта система должна сначала заработать для новых мигрантов, а с 2020 года и для тех, кто уже находится на территории Соединенного Королевства. Она подразумевает, что пособия на детей будут рассчитываться на основании ставок, которые действуют в стране происхождения трудового мигранта, а не на основании более высоких британских. Такой практикой очень любили заниматься гастарбайтеры из Польши и других стран…

Почему на все это согласились в Брюсселе? Потому что прекрасно понимают, что сдача позиций в любом случае неизбежна, что британцы - причем со скандалом - все равно сделают, что хотят. Потому что мечты о строительстве "супергосударства" в условиях британского бунта, развала Шенгенских и Дублинских соглашений из-за миграционного цунами, обострения противоречий в экономике, финансовой сфере, усиления региональных дисбалансов, все равно придется сдать, хотя бы временно, в архив. Но обязательно надо сделать вид, что крах удается предотвратить, что все хорошо, когда все так плохо, иначе катастрофа наступит еще раньше.

Поэтому европейские лидеры изо всех сил старались продемонстрировать, что капитуляция перед Лондоном не подрывает европейский проект и европейскую интеграцию.

По словам Дональда Туска, соглашение "не затрагивает фундаментальные ценности ЕС", и Брюссель может позволить себе "пожертвовать нашими интересами для общего блага", поскольку и Европа, и Британия "нуждаются" друг в друге. А далее он сказал ключевую фразу: "Разрыв связей сейчас полностью противоречил бы нашим взаимным интересам". "Мы стоим перед лицом беспрецедентного кризиса, перед которым мы должны быть едины", - продолжал он, хотя такое "единство", по правде говоря, ничем не лучше открытого разрыва, может быть и хуже, ведь "ампутации" иногда бывают вполне оправданными.

"Великобритания всегда имела особый статус в ЕС, что не мешало ей играть позитивную роль в сообществе, которое состоит из 28 стран-членов, а не 27 плюс один", - сказал председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер. По его мнению, "сделка" с Лондоном была "честной и хорошо сбалансированной", отвечает "базовым принципам нашего союза".

Однако оба деятеля не смогли довести до конца свою игру на тему "все хорошо, прекрасная маркиза", когда повелись на невольную, рассчитанную на внутреннее потребление провокацию Кэмерона, заявившего: "Я не люблю Брюссель. Я люблю Великобританию". На что Туск ответил с укором: "Я люблю Британию и я люблю Брюссель". А Юнкер честно признался: "А я люблю Брюссель больше, чем остальную часть Европы". Такую откровенность политики могут позволить себе только тогда, когда все пропало. Они лучше понимают ситуацию, чем недалекий литовский президент Даля Грибаускайте, написавшая в Twitter: "Договоренность по Великобритании в ЕС достигнута, драма завершена". Напротив, она еще только начинается.

 

Меняются лишь подмостки. Теперь основные события перемещаются в Лондон, где в субботу состоялось историческое заседание кабинета министра. В предыдущий раз министры экстренно собрались на Даунинг-стрит, 10,… 3 апреля 1982 года, на следующий день после того, как аргентинские войска высадились на Фолклендских (Мальвинских) островах. Несмотря на сомнения некоторых министров о необходимости дальнейшего членства в ЕС некогда гордой империи, над которой никогда не заходило солнце и которой теперь приходится сидеть в столице ЕС на одном из 28 стульев, кабинет поддержал премьера, огласившего дату референдума - 23 июня 1916 года. В понедельник Кэмерон выступит в парламенте и подробнее расскажет о деталях брюссельских договоренностей депутатам.

Таким образом, ничего не обещав европейцам, кроме агитации в пользу навязанного им же соглашения, что ни в малейшей степени не гарантирует, что британцы не провалят на референдуме членство в ЕС, Кэмерон запустил процесс институционного распада сообщества. Процесс превращения его в рыхлую структуру, финансовые и экономические издержки которой придется взвалить на себя немцам. И вряд ли стоит сомневаться, что в среднесрочной перспективе Германии это вряд ли понравится. Это касается и долгов, и "беженцев", и статуса, и всего остального. Лондон, который и раньше имел всевозможные поблажки в ЕС, прекрасно себя чувствует, заложив часовую мину под общеевропейское здание. Впрочем, и раньше в истории не было отмечено случая, когда англичан можно было бы уличить в альтруизме.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх