сегодня: 25/03
Святой дня
Григорий Двоеслов

Статьи

Бельгия – логово зверя

На стыке Северного моря и Атлантического океана находится Бельгия, королевство – визитная карточка евроатлантизма и евроцентризма. В Брюсселе – столице Бельгии – сосредоточены представительства финансовых и геополитических центров единой Европы и западной цивилизации. При этом сама Бельгия может не дожить и до 2020 года, раздираемая внутренними национальными противоречиями.

Бельгия является наглядным примером противоречий, раздирающих Евросоюз на части. Страна, в чьей столице расположена и столица объединенной Европы, не может обеспечить согласие даже среди своих сограждан, определенно нацеленных на превращение Бельгии в два независимых друг от друга государства – Фландрию и Валлонию. Французы и фламандцы, населяющие Бельгию, не могут интегрироваться друг с другом даже в рамках одного королевства, однако Евросоюз требует интеграции и взаимопонимания от стран, еще более не похожих друг на друга и имеющих различные национальные интересы. Удастся ли Бельгии удовлетворить национальные интересы двух народов, населяющих ее, или она станет примером для всего Евросоюза, примером разделения и взаимного уважения, а не угнетения интересов одной нации или народа в пользу другого.

NATO, EU, SWIFT – три кита, на которых держится современная западная цивилизация. Все киты тяжело больны, и все они находятся в Брюсселе, столице страны, готовой к распаду. Лидер партии «Фламандский интерес» Герольф Аннеманс считает, что Бельгия уже готова к мирному разделению по языковому, религиозному и культурному признаку. Именно у «Фламандского интереса» «украла» избирателей партия «Новый фламандский альянс», переформулировав и смягчив лозунги Аннеманса, а также избегая в своей риторике евроскептицизма, который так не одобряется общеевропейскими политиками и идеологами.

По мнению Герольфа Аннеманса, Евросоюз уже достиг точки невозврата, лишив страны самостоятельности даже в определении расходования собственных бюджетных средств и определяя миграционную политику для всех стран союза, не считаясь с интересами и возможностями стран-участников. Именно отсутствие суверенитета толкает все больше стран к «евроскептицизму».

В Бельгии, по сути, смоделирована упрощенная схема большого Евросоюза с его проблемами. Фламандцы не могут понять, почему бюджетом страны управляют валлонцы, валлонцы в свою очередь не понимают, почему юстиция в стране подчинена фламандцам. Не находя согласия друг с другом, оба народа предпочитают идти по пути мирного разделения страны и на протяжении всей современной истории Бельгии существуют практически раздельно друг от друга, голосуя исключительно за свои партии на общегосударственном уровне и не допуская в национальные провинции кандидатов от соседей.

Бельгийские правые рассматривают в качестве своих политических союзников французский Национальный фронт, австрийскую Партию свободы и левую итальянскую Лигу Севера. И в союзе политических сил, нацеленных на контроль и принудительное уменьшение интеграционных процессов в Евросоюзе, «Фламандский интерес» находит общий язык с французским Национальным фронтом, а с валлонами, внутри общей Бельгии, диалог наладить не может.

Удивительным образом наглядный пример неудержимо стремящейся к разделению Бельгии не замечают еврокомиссары, находящиеся в самом центре Бельгийского королевства. Они упрямо продолжают принуждать европейские страны к противоестественному союзу друг с другом вопреки их воле и национальным интересам, о которых в Евросоюзе принято последнее время не упоминать, ставя впереди этих интересов военные интересы НАТО, интересы Северо-Американских Соединенных Штатов, транснациональных корпораций и финансовых центров силы.

Бельгийские евроскептики, как и их идейные союзники в других странах Европейского союза, гораздо более трезво оценивают и политику России, в том числе и в отношении Крыма и Украины. Впрочем, в этом нет ничего удивительного: люди, адекватно оценивающие национальные и государственные интересы своей страны, могут понять мотивацию и национальные интересы соседней страны. Наднациональный же Евросоюз к подобной оценке ситуации, оказывается, не способен.

Wiktor Dabkowski/Zuma/Фото ТАСС

Новости партнеров

Новости





Наверх