сегодня: 28/02
Святой дня
Преподобная Евфросиния Александрийская

Статьи

Андрей Ткачев: Социальное наказание эффективнее денежного



Протоиерей Андрей Ткачев об инициативе установить доску позора в Симферополе

Автор
869 просмотров

Мы, друзья, перейдем к теме поощрений и наказаний. В мире тотального господства рыночных отношений и забитости доллара глубоко в мозги, прямо между полушариями, есть отношение к наказанию и поощрению только в виде штрафов – это наказание, и денежных премий – это поощрение. На самом деле, не совсем так.

Есть разные факторы морального воздействия, которые болезненны или приятны не менее, чем денежная премия. Мне приходилось читать много раз, в Японии (сам я лично не был, не знаю, буду ли когда, и нужно ли это мне, но я читал и знаю из многих литературных источников), что отсечение от коллектива, например, нерадивого чиновника, и поставление его стола вдали от общего зала работающих чиновников, в некоем пуле, скажем, журналистском, или каком-то еще, равносильно тому, что он может, извиняюсь, вздернуться. Или что-нибудь с собой сделать.

Япония – она держит пальму первенства по самоубийствам. И отсечь человека от коллектива – это значит толкнуть его на самоубийство. Это больше наказания нет. Прибавьте ему лишний день к рабочей неделе, или отнимите лишний день от отпуска, он поклонится, скажет: хорошо. А вот отбросьте его на 15 метров от коллектива – и он, чего доброго, еще и вспорет себе живот по самурайским традициям.

Есть формы воздействия на человека, не денежные, а именно какие-то социально значимые внутри разных культур, которые действуют на человека. Эту функцию раньше выполняли СМИ. Но поскольку они сегодня стали сплошь заказными, на том же хваленом Западе, на котором все продалось и купилось, и там нет ни у кого свободного голоса, кроме Russia Today, там, конечно, уже это все не работает. Там только травят тех, кого купили или продали. И травят те, кому заплатили.

А у нас возникла интересная инициатива - доски позора. Вот доской позора можно наказать. "Только не награждайте меня доской позора" - была такая шутка.

То есть можно наказывать. Публичностью осуждения или публичностью похвалы. Ну публичность похвалы, по-христиански, она не сильно пляшет. Она не хороша. Хвалиться не надо, надо скрывать свои добродетели. И если вам предлагают альтернативу какую-нибудь – "хотите, мы про вас расскажем на телевидении, хотите, мы повесим ваш портрет на центральной площади города?" То есть если будет это от вас зависеть, то лучше сказать "нет", лучше скрыться. Бог похвалит, Бог наградит.

А вот если человек избрал себе публичную деятельность какую-нибудь, такую как, например, чиновник, бизнесмен высокого звена, управляющий жизнью тысяч людей и так далее, то порицание общественное – это мощный фактор сдерживания. У нас не было такого очень долго, потому что мы были, извиняюсь, не совсем свободны в социальных выражениях своих симпатий, антипатий.

Но вот власти Симферополя недавно изобрели такую вещь, вернее вспомнили такую вещь, как доски позора, которые будут устанавливаться в различных административных учреждениях. И уже первая появилась в Симферополе, в холле одного из административных зданий. Там будут висеть фотографии с фамилиями и именами людей, которые каким-то образом так значимо отметились, по части вот позора нашего города. Сливатели промышленных отходов в речки там или водоемы общественного пользования. Несправедливые, нечестные застройщики, которые держат в страхе и трепете инвесторов, людей, которые ждут квартиры. Она не будет висеть с утра до вечера на площади, и не нужно будет плевать в это, как делают в Китае, когда бьют бамбуковой палкой резиновую статую начальника, чтобы пар выпустить, или в той же Японии, у них разные такие формы есть. Это не будет Майдан, с его мелким сатанизмом. Когда, значит, люди вешали портреты тех, кого не любят, и плевались в них, и стреляли им в лоб, рисовали им какие-то кровавые знаки на лице. Это не будет такая мелкая пошлость бесноватого человечишки. Это будет такое общественное действие.

Просто портрет. Просто знак того, что эти люди замечены не только следственными органами, какими-нибудь контролирующими организациями, а всем городом, общественностью. Как люди, которые вредят нам, которые позорят нас. Которые обещали и не сделали, или сделали, но не так или не то. Или много наобещали, взяли деньги и исчезли.

В общем, таких людей везде полно. И публичный человек – он, в общем-то, может, конечно, обижаться, говорить, что его права нарушены. На самом деле, раз он публичный уже, раз он всем известен, поскольку богат, серьезен, его забирает и увозит машина, привозит и увозит, и он живет чуть-чуть лучше, чем живет обычный гражданин, то он, в общем-то, на бруствере. В него надо стрелять, если он того достоин, стрелять именно словами общественного позора. То есть, доска позора. Такая штука возникла в Симферополе.

Думайте сами, как это, хорошо или плохо. Мне кажется, такая форма общественного воздействия на обнаглевших – она вполне уместна. И она действенна, кстати. Потому что штрафы на них не действуют, он может любой штраф заплатить. Деньги, какие-то аресты счетов действуют тоже не очень сильно, потому что счетов много. Всё не арестуешь. "Арестовывай, гад, всё не арестуешь", - кричат такие большевики.

А когда все его видят, говорят: "А, я знаю тебя, ты наш позор". У любого есть совесть, любому стыдно. Всем стыдно. Все боятся Бога, у всех совесть разговаривает с человеком. Вот такое народное явление, такое народно-чиновничье явление возникло в том Крыму, который наш. И, наверное, это хорошо. Наверное. Думайте сами. Я думаю, что неплохо. До свидания.

Новости партнеров
comments powered by HyperComments

Новости

Наверх