сегодня: 24/04
Святой дня
Священномученик Антипа Пергамский

Статьи

Александр Дугин: Юрий Мамлеев любил Россию, всякую, и был ей органически предан

Александр Дугин: Юрий Мамлеев любил Россию, всякую, и был ей органически предан

Этот великий русский писатель, философ и поэт скончался в Москве ровно год назад

Ровно год назад в Москве скончался великий русский писатель, философ, поэт Юрий Витальевич Мамлеев, напоминает философ и политолог Александр Дугин.

Мамлеев родился в 1931 году в Москве. Как проходило формирование этой уникальной личности, представить себе достоверно невозможно. В самый расцвет тоталитарной советской системы Мамлеев формируется как носитель радикального идеализма. Он открывает для себя традиционную метафизику, религиозную философию славянофилов и Серебряного века, книги Генона и его последователей. Как к этому Мамлеев пришел, представить себе невозможно, продолжает философ.

Сам он загадочно говорил о странных московских личностях, считавшихся глубоко нездоровыми в атеистическом и материалистическом советском обществе. Эти высшие неизвестные и посвятили Мамлеева в то, что, вопреки унылому советскому нигилизму, есть всё. А значит, есть мир, душа, дух, смерть и посмертные миры, есть Бог, есть ангелы и демоны. И это всё, очарованное, тотальное, пронзительное всё, находится не где-то там, а здесь - здесь и сейчас.

Если уметь видеть, то это волшебное всё - миры жизни и смерти - начнет проступать сквозь советские коммуналки, сквозь хитроватые рожи милиционеров и сантехников и сквозь энергичных, уверенных в какой-то космической глупой идее бодрых теток с авоськами и коврами-самолетами под пухлыми подмышками…

Этот очарованный мир, выглянувший из-под советских скорлуп, и схватил своей творческой интуицией Юрий Мамлеев, вывел на чистую воду, реалистично зафиксировав в своих рассказах и романах не то, что всем кажется, но то, что есть. Получилось впечатляюще, неожиданно, дико, невыносимо и узнаваемо. Параллельный мир поменялся с нашими местами, и они безнадежно перепутались.

Могущество прозы Мамлеева и его стихов в том, что он не придумывает реальность, он ее открывает нам. И если мы внимательно к ней присмотримся, то обнаружим ее рядом с собой, вокруг себя, в нас самих, отмечает Дугин.



Пейзажи Мамлеева инфернальны, скажете вы. Писал бы лучше про что-то светлое, про то, как нам всем быть. Мамлеев не выбирал мир, в каком родился. Что видел он, о том и пел. А видел он по большей части ужас.

И не потому, что Хайдеггер считал, что только в состоянии ужаса человек постигает факт своего пребывания в мире, схватывает структуры Дазайна. Мамлеев шел не от философии к действительности, но от действительности к философии. Видя инфернальное вокруг себя, ясно и наглядно осознавая себя в аду, он просто кричал, сдавливая крик, хрипел, и это становилось в его устах искусством, философией, литературой. Платон и Аристотель единодушно говорили, что философия начинается с удивления.

Что и говорить, Юрий Мамлеев был по-настоящему удивлен, можно даже сказать, неприятно удивлен тем, что он застал вокруг себя при воплощении в теле. И сохранил это свежее чувство ужасающегося удивления вплоть до своей смерти. Он так и не привык к миру, несмотря на то что прожил в нем довольно долго. До смерти в нем было что-то наивное и детское, указывает Дугин.

В 1970-е годы Мамлеев от ужаса уехал из СССР. Но приехал лишь в новый ужас - с вырожденцами из Бронкса, с двухносыми жителями негритянских помоек и тихим гниением жалкой американской душонки. Это был тоже ужас, но мелкий, отвратительный и неглубокий. Мамлеев попытался описать и его.

Но при всей убедительности его персонажа Чарли из американского цикла, эта мамлеевская версия homo americanus по сравнению с настоящим ужасом - сочным и терпким, в котором жил Мамлеев на Родине, ни в какое сравнение не шла. Так на Западе, в США и Франции, Мамлеев понял, что сбежал от не от того и не туда, и при первой же возможности вернулся назад, продолжает философ.

Запад Мамлеев успел возненавидеть люто. И теперь, что бы он ни встречал в России, даже нечто совершенно отвратительное, он только одобрительно кивал и урчал, как кот. Он по-настоящему любил Россию, всякую, и был ей глубинно, органически предан. Русский ужас - не просто самый ужасный в мире, но и самый родной, нежный и ласковый, считал Мамлеев.

Ровно год назад Юрий Витальевич, заключает Дугин, ушел от нас. Интересно, куда именно?

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх