Прямой
эфир

Бюджет России скатился ниже 1990-х. Провал либерального блока правительства

Бюджет России скатился ниже 1990-х. Провал либерального блока правительства
Если либералы в ЦБ и министерствах не будут сняты, мы переплюнем 1998 год, предупреждают эксперты
автор
Царьград
5031
просмотр

Доходы федерального бюджета к 2019 году могут снизиться до 20-летнего минимума. Такого не было даже в 1990-е. Что происходит? В программе "Реальное время" ситуацию проясняют зампред ЦБ РФ (2002-2003) профессор РАНХиГС Константин Корищенко и профессор РЭУ им. Г.В. Плеханова Константин Ордов.

Юрий Пронько: Константин Николаевич, давайте с вас начнем. Как получается, что заявления высокопоставленных чиновников о том, что 2016 год, 2017-й, 2018-й - это, в общем-то, уже почти пропащие годы, и особых надежд не возлагается? Сегодня мы получаем аналитику, анализ того, что доходы федбюджета будут сокращаться до каких-то вообще невероятных уровней. Ваш комментарий.

К.К.: Давайте начнем с того, что расходы федерального бюджета - а это скорей более важная статья, чем доходы, хотя обе важные, - конечно, предполагаются к некоторой заморозке. То есть они зафиксированы на уровне, который сейчас сложился.

Ю.П.: То есть фактически секвестр.

К.К.: Ну, еще раз, формально они замораживаются.

Ю.П.: Это формально.

К.К.: Доходы, если посмотреть на их структуру, в основном падают, не растут за счет доходов нефтегазовых. И здесь ситуация несколько странная, она даже для меня немножко загадочная. Потому что объяснение, что упала цена на нефть, в данном случае не совсем корректно. Потому что, да, цена на нефть в долларах упала. Но налоги-то платятся в рублях. А рубль обесценился. И в этом смысле рублевая цена нефти не настолько сильно снизилась. В пике она была 3750-3800 рублей, сейчас она где-то три с небольшим. И, в общем-то, примерно соответствует уровню 2013 года. То есть в разумном смысле комфорта. И поэтому можно было бы…

Ю.П.: Уж точно не критическая.

К.К.: …можно было бы ожидать, что доходы бюджета от нефтегазового сектора будут такими же, как и были, например, в 2013 году.

Ю.П.: Но этого не происходит.

К.К.: Отсюда делаем вывод, что, наверное, в самой системе налогообложения экспортного сектора, нефтегазового прежде всего, есть какая-то погрешность, которая, в общем-то, неким образом помогает им сохранять большую часть доходов в рублевом выражении, чем это было до кризиса. Вот только таким эффектом я могу объяснить ту ситуацию, которая у нас складывается с доходами бюджета. Потому что в отношении ненефтегазовых доходов - там ситуация вполне нормальная.

Ю.П.: А расходы, как вы уже сказали, фактически будут заморожены.

К.К.: И это, с моей точки зрения, правильно. Потому что мы с 2001-го примерно по 2014 год росли очень большими темпами по расходам. Мы с каждым годом повышали расходы бюджета в темпе, который даже превышал темп роста доходов…

Ю.П.: Да, но мы не удерживаем те расходы, которые, например, по этому году будут и которые закладываются по 2017 году. Потому что если мы говорим о нынешнем уровне, мы фактически говорим о сокращении финансирования.

К.К.: Значит, нельзя мерить такие вещи горизонтом года - двух лет. Я еще раз говорю, мы 15 лет очень большими темпами наращивали расходы бюджета. 

Ю.П.: Это что, секвестр?

К.К.: Мы укрепляли свою валюту избыточно. Потом пришлось нам ее резко ослабить. Поэтому на самом деле мы сейчас расплачиваемся за то, что раньше называлось тучными годами. Мы себе позволили некий образ жизни, который, видимо, был несколько избыточным, по отношению к тем доходам, которые мы могли получить потом. И сейчас мы это "потом" и получаем.

Ю.П.: Да, я понимаю. Константин, а ваш взгляд?

К.О.: Да, наверное, мы тут описываем симптомы "голландской болезни". Соответственно, мы ею заразились, и сейчас как раз пик всего этого инкубационного периода, похоже, настал. С моей точки зрения, мы пытаемся говорить об абсолютных величинах, в реальном выражении. Но, говоря о минимуме доходов, речь идет о доле ВВП прежде всего. Если мы сейчас с вами посмотрим, как раз продолжение народной мудрости: бойтесь своих желаний, они могут сбыться. Мы все хотели, чтобы у нас доля ненефтегазовых доходов увеличилась. И в самом деле, она практически осталась на уровне 10 процентов ВВП. А доля нефтегазовых доходов снизилась до 5 процентов. Ненефтегазовые доходы теперь составляют, образно, две трети доходной части бюджета. Но принесло ли этом нам счастье? Мы видим, что только количество людей необеспеченных, с зарплатой уже ниже не прожиточного минимума, а ниже комфортного выживания, составляет порядка 60 процентов россиян.

Ю.П.: 60 процентов.

К.О.: Да, и оно стремительно растет. Мы с вами видим, что за прошлый год у нас реально располагаемые доходы населения сократились на 10 процентов, немного больше. В этом году 5 процентов будет минимум, пока показатели ближе к 7 процентам. То есть население, мы с вами стремительно нищаем. И, к сожалению, тут можно нефть пересчитывать в рубли как угодно...

Ю.П.: Объясните мне и нашим телезрителям, это объективная ситуация? Это рукотворная ситуация?

К.К.: Это вот нищание, которое сейчас было упомянуто, давайте разберемся, откуда оно происходит. Инфляцию мы получили большую по 2014-2015 годам прежде всего за счет девальвации, ну и санкции тоже внесли свою лепту. Доходы не выросли. Доходы не выросли потому, что бизнес не смог заплатить зарплаты, потому что появились проблемы. А государство не смогло заплатить зарплаты, увеличить зарплаты, потому что упали доходы бюджета. Кто у нас основной наполнитель бюджета? Экспортеры. Экспортеры реально стали платить в два раза меньше. Вот у меня вопрос: неужели наши экспортеры…

Ю.П.: То есть все претензии к углеводородным компаниям?

К.К.: …стали в два раза хуже получать бизнес-результаты? Нет. Посмотрите, их финансовые результаты прекрасные.

Ю.П.: Но еще более прекрасные результаты у банков. Некоторые из них бахвалятся: за первое полугодие у нас чистая прибыль выросла в три раза, в пять раз.

К.К.: Это на самом деле первый период, начиная с кризиса. А за предыдущие полтора…

Ю.П.: Вы же понимаете, о каком банке я веду речь. Они же хвастаются.

К.К.: Да. А за предыдущие полтора года у нас только у Сбербанка были какие-то показатели. Так вот, я еще раз говорю: мы себе задали высокую планку наших расходов, наших цен, обменного курса и так далее. 

Ю.П.: Нет, это не мы, Константин, подождите. По курсу валют - это Центральный банк. Госпожа Набиуллина сказала: я отхожу в сторону, и я теперь таргетирую только инфляцию. Я все жду, она напишет к концу года заявление по собственному желанию или нет? Она объявила таргет 4 процента. Уже сейчас Росстат дает 5. Все, есть процедура, мировая практика: подаешь в отставку, автоматически.

К.К.: Нет, давайте будем точными, она говорила о 4 процентах не в 2016 году. Там было другое.

Ю.П.: А, не в 2016-м. Ну, понятно, у нас всегда так: журналисты не так поняли.

К.К.: Здесь другая история. Если посмотреть на все по отдельности, вспоминаешь Райкина, по поводу костюма и пуговиц. Центральный банк сказал: у нас плавающий курс, политика инфляционного таргетирования. И в принципе, он идет по этому пути. И он к этим 4 процентам, не сейчас, но в 2018 году, скорее всего, придет. У Минфин говорит: у нас будет…

Ю.П.: А жить-то как до 2018 года?

К.К.: Секундочку. У нас будет сбалансированный бюджет, мы будем сокращать расходы, менять то, се, пятое, десятое. Наверное, они тоже это сделают, даст Бог, еще цена на нефть. Но вопрос: а откуда возьмется экономический рост в таком случае? То есть у нас проблема заключается в том, что каждое ведомство, в пределах каких-то своих полномочий, в общем-то, более или менее вполне отвечает за свои слова. А в целом этот вектор не прорисовывается. И последнее. Посмотрите на эпопею с вопросами приватизации. Посмотрите на ту долю госсектора, которая у нас присутствует в экономике в виде госкорпораций и так далее. Вот это то, что называется высокой фразой "структурная реформа". Изменение доли госсектора в российской экономике. Это обычно считается краеугольной структурной реформой для любой экономики.

Ю.П.: Мне очень симпатичен ваш вопрос по поводу того, откуда возьмется, собственно, экономический рост. Если послушать Улюкаева - у него все печально, лучше бы он стихи дальше писал. У Силуанова - в лучшем случае заморозка на прежнем уровне предыдущего года. У Набиуллиной - таргет инфляции. А у Мантурова своя история… Ключевая фраза "промышленная политика". Почему нет синергии? И за счет чего рост-то будет? И где он будет?

К.О.: Мне кажется, это основная проблема, собственно, России. Когда министр финансов, министр экономики, глава Центрального банка не верят в российскую экономику. Они не видят возможности сделать лучше условия для ведения бизнеса. Может быть, что-то говорят. 11 раз мы можем с Улюкаевым вместе найти дно, а потом его потерять. Можем делать все что угодно. Но когда у нас ставки для среднего бизнеса 20 процентов и выше, а для мелкого бизнеса - за 30 уходят, мы понимаем, что это запретительные ставки. Рассчитывать на рост в этих условиях невозможно. Да, мы используем средства Резервного фонда, для того чтобы, ну, хоть как-то смягчить это стремительное обнищание населения. Но покупательная способность-то снижается резко. И мы это видим в сокращении розничных продаж, которые упали на 10 процентов, и в этом году уже больше чем на 5 процентов. То есть это спираль, в которую мы уже, к сожалению, похоже, вошли. И ничего сделать тут невозможно, в рамках продолжения государственной экспансии.

Ю.П.: Подождите, это ключевой момент. Реально ничего невозможно сделать?

К.О.: Надо государственную долю в экономике сокращать. Дать больше свободы предпринимателям. В дальнейшем, безусловно, управлять не только инфляцией, а в том числе чтобы Центральный банк отвечал и за экономический рост. В этом случае он будет более адекватно подходить к стоимости кредитов, формировать, соответственно, достаточную ликвидность для того, чтобы они были доступны. И, соответственно, программа импортозамещения - на самом деле она потенциально существует, она имеет огромный потенциал внутреннего производства. Но условия, которые созданы, к сожалению, резко контрастируют с этими…

Ю.П.: Какой-то замкнутый круг, какие-то спирали, постоянно я вижу это. Давайте дадим больше возможностей бизнесу. Ну, кто против - все за. Президент сделал уже, по-моему, все мыслимые и немыслимые заявления. От "не кошмарьте бизнес" до того, что прекратите внеплановые проверки. Они происходят, и это тоже всем известно. Не знаю, когда решится эта ситуация. С процентной ставкой. Это уже пресловутый вопрос. Кстати, в сентябре будет заседание совета директоров. Константин Николаевич, снизят ставку?

К.К.: Я думаю, что не снизят.

Ю.П.: Не снизят.

К.К.: И для меня признаком того, что не снизят, является несколько, с моей точки зрения, странная ситуация с сегодняшним изъятием денег. Да, мы видим проведение трех депозитных аукционов.

Ю.П.: Третий день.

К.К.: Вопрос даже не в том, что они проводятся - ради Бога, - все инструменты должны задействовать. А в том, по какой ставке они проводятся. Если банк берет от населения по ставке, например, по 7-8 процентов, а потом может отнести в Центральный банк по ставке 10 с лишним процентов.

Ю.П.: Я хочу просто этот ключевой момент обозначить для телезрителей. Это на самом деле механизм, который работает во многих странах, если возникает излишняя ликвидность. То есть вопрос о том, как она возникла и благодаря кому. Так вот, банки сейчас могут отдать деньги Центробанку под действительно больший процент, чем нынешний депозит, который предлагается вам как физическим лицам. Это то, о чем говорит Константин Николаевич, действительно, уникальная ситуация. Хорошо если сейчас они пытаются абсорбировать эту ликвидность. Это говорит о том, что они понимают, что экономика, мягко говоря, не в комфортных условиях. Юдаева же заявила о том, что намечается финансовый пузырь. Это ее слова.

К.К.: Нет, мне кажется, здесь надо все-таки разделять вещи. Действительно, наверное, есть признаки финансового пузыря, но, скорее всего, не у нас, Юдаева, скорее всего, имела в виду мировую экономику.

Ю.П.: Хорошо сказано.

К.К.: А ситуация заключается в следующем. Здесь было правильно замечено, что когда Центральный банк имеет мандат и обязательства бороться с инфляцией и не имеет никаких ограничений или обязательств с точки зрения роста, только нерациональный Центральный банк будет понижать ставку. Потому что понимает, что, удерживая высокую ставку, он точно борется с инфляцией. Забирая деньги, он точно борется с инфляцией. И задачу, стоящую перед ним, он так или иначе выполнит. То, что при этом будут проблемы…

Ю.П.: Только цена вопроса.

К.К.: Да. Вот тут, как говорится, должен быть баланс. Вопрос стоимости денег, количества денег, вопрос каких-то формул и так далее - это для научной дискуссии. А в практическом смысле должен быть баланс задач. Если задача смещена только в сторону инфляции, а у Минфина - в сторону только сбалансированности бюджета, то понятно, что что-то третье - а третье в данном случае - рост - окажется, так сказать…

Ю.П.: Так вот третий момент должно поддерживать Минэкономразвития. Оно как раз посередине.

К.К.: Если Минфин управляет бюджетом - и до определенной степени на него влияет, мы это понимаем, если ЦБ управляет денежным предложением - и до определенной степени на него влияет, то Министерство экономического развития, при всем уважении к нему, данного ресурса не имеет.

Ю.П.: Константин, тогда позволю себе поправку. Федеральное правительство. Тогда выдвину этот тезис. Вот они - два крыла. А это как раз, собственно, сердцевина.

К.К.: Вы знаете, здесь начинается очень сложная политико-экономическая задача. То ли нам нужно любой ценой… Это как, извините за футбольную аналогию, вы играете матч, у вас такой шаткий счет, когда надо бы…

Ю.П.: 0:0.

К.К.: Да, гол пойти забивать. И тут стоит вопрос: то ли остановиться в обороне и ждать, когда ошибется противник, и потом воспользоваться. То ли, сломя голову, ринуться в атаку и попытаться забить гол. Сегодняшняя тактика правительства - скорее это глухая оборона. 

Ю.П.: Так нету обороны. Потому проседает, проседает. Вот они, эти показатели, о чем говорит ваш тезка. По гражданам страны.

К.К.: Если мы уже говорим о статистике, то понятно, что экономический процесс, как и любой другой, наверное, отражается в виде некоего тренда, его нельзя отдельной точкой мерить. Понятно, что та кривая, которая падала последние два года, пошла на некое выравнивание. И сейчас, скорей, вопрос не в том…

Ю.П.: Это что министр называет "новая реальность", стабилизация.

К.К.: Да, это можно как-то называть, не принципиально. Я хочу сказать, что она неким образом выравнивается. И проблема не в том, правда это или нет. Это уже правда. Проблема в том, что будет потом. То ли мы вот в этом низу застрянем и будем как-то ползти. То ли за счет чего-то мы потом сделаем…

Ю.П.: Нет, если застрянем, то будем стагнировать.

К.К.: Посмотрите, в предыдущие кризисы - что 1998 год, что 2008-й - была так называемая В-образная кривая. То было резкое падение, потом резкий отскок. А сейчас мы вошли в совсем другой формат. Мы сползли до какого-то уровня и на нем остались. Возникает вопрос: за счет чего мы поднимемся. У меня ответ только один, он, может быть, не будет всем приятен, а может, наоборот. За счет роста цен на нефть.

Ю.П.: Только единственный вариант. И повлиять на них очень сложно.

К.К.: При сегодняшней структуре экономики быстрых рецептов я не вижу.

Ю.П.: То есть в кавалеристскую атаку вы бы не пошли.                 

К.К.: Нет, у нас просто таких запасов нет. Кавалеристская атака - это приватизация, масштабная.

Ю.П.: Константин, а вы как?

К.О.: Да абсолютно точно. Продолжая эту аналогию, у нас государство является играющим судьей. Он все время на стороне команды госкомпаний, госбанков. И, соответственно, мы видим это бесконечное использование ресурсов государственных для поддержания не всегда рентабельных, не всегда эффективных экономических субъектов. Ну, сколько это может продолжаться? Да, в то время когда нефть была дорогая, мы это могли не замечать. Сейчас эти проблемы обнажились. Если, например, по некоторым оценкам, доля государственных крупных компаний 70-80 процентов в нашем государстве. Если мы посмотрим на Китай, то там 80 процентов приходится на мелкий и средний бизнес. Мы думали, что там-то уж административная система управления. Но даже она настроена на частное предпринимательство.

Ю.П.: Я очень сомневаюсь в приватизации как в панацее от всех бед. 

К.К.: Нет, это не панацея от всех бед, это условия. Здесь есть очень опасное последствие, которое бывает у любой приватизации. Оно связано с тем, что приобретение активов иностранными собственниками ведет к тому, что рано или поздно эти собственники попытаются оптимизировать процесс уплаты налогов…

Ю.П.: Абсолютно. Что дала приватизация пакета "Алросы"? Ничего. Я с Жарковым, президентом "Алросы", общался во Владивостоке. Вот вам приватизация. Да, бюджет получил допдоходы. И? А с точки зрения алмазно-бриллиантового комплекса - никаких изменений. Если продать долю "Роснефти", о которой мечтает кое-кто в правительстве, что изменится в структуре "Роснефти"? Ничего.

К.К.: Вы говорите о монополистах. Мы говорим немного о другом.

Ю.П.: А что бы вы хотели приватизировать?

К.К.: Смотрите, у нас сегодня рынок госзаказа - это порядка 12-13 триллионов рублей. Это то, что государство, в лице своих компаний, муниципалитетов и так далее, покупает на рынке. Это фактически… Все остальные торгуют с государством. А если еще участь, что эти крупные компании торгуют, по сути, сами с собой, потому что они проводят это среди…

Ю.П.: "Дочки", "внучки" и все остальное.

К.К.: Да. То это, извините, игра в некие поддавки. Так вот, вопрос хотя бы в этом. Чтобы то, что государство заказывает, оно хотя бы делилось с частным сектором.

Ю.П.: Хорошо. Я с вами не соглашусь в части стратегических отраслей.

К.К.: Я про них не говорю.

Ю.П.: Я еще раз приведу пример. Пример "Алросы" для меня показателен. И дальше поставлю многоточие, чтобы не выпасть из русского литературного языка. Кроме того, что кое-кто получил за это деньги. А вы мне скажите, кроме приватизации, что делать с реальными доходами, как стимулировать покупательную способность? Константин.

К.О.: Я так понимаю, что у нас решений нет.

Ю.П.: Силуанов говорит: денег нет.

К.О.: Да. Не только Силуанов говорит, что денег нет.

Ю.П.: То есть вообще нет решений?

К.К.: Есть два подхода, которые сейчас предлагаются. Первый подход - увеличить объем дивидендов, которые выплачивают госкомпаниям. С 20 до 50 процентов.

Ю.П.: Опять будем лупить по госкомпаниям. То есть инвестпрограммы все режем. Дивиденды госкомпаниям. Что еще?

К.К.: Это то, что предлагается. Если в 2013 году, умножая цену на нефть на рублевую составляющую, мы имели, к примеру, 3200 рублей, и сейчас, умножая на 3200, возникает вопрос: почему тогда налогов было столько, а сейчас стало столько?

К.О.: Здесь объяснение существует, с точки зрения взимания НДФЛ. Потому что он начисляется сверх какой-то цифры стоимости, практически нефтяные компании ничего не получали - все шло государству. И сейчас все, что меньше 50, - государство практически ничего не получает, потому что все остальное - себестоимость добычи. 

К.К.: Я, понимаю, технически я это объясняю. Я рассуждаю скорее с точки зрения бытовой логики. Почему при одних и тех же цифрах мы получаем два разных…

Ю.П.: Там нет бытовой логики, там другая логика.

К.К.: А, ну, тогда извините.

К.О.: Нет, там абсолютно налоговая логика, и от нее никуда не уйдешь. Здесь, опять же, идет речь о том, чтобы поднять налоги. Если мы, вообще, в принципе, рассматриваем. Я просто говорю о том, что у нас нет государственной программы, четкой, понятной, прозрачной, от начала и куда мы хотим прийти.

Ю.П.: Вот то, о чем говорил Константин.

К.О.: Единственный путь - приватизация, налоги. И дальше самое интересное: что произойдет, если мы сейчас сменим руководство Центрального банка. Мы начнем печатать, мы начнем эмиссию, денежную.

Ю.П.: Да она идет, на самом деле. Набиуллина этим занимается уже давно. Но она делает вид, что она таргетирует инфляцию.

К.О.: Так мы можем еще 1998 год переплюнуть. Но это путь в никуда.

Ю.П.: Хорошо, я согласен. Значит, приватизация, дивиденды, Набиуллину снять, налоги повысить. Слушайте, а после этого вы не боитесь, что наступит новая стабильность - выжженная пустыня. И кто там будет жить?

К.К.: А почему же будет выжженная пустыня?

Ю.П.: Будет не выжженная? Росточки появятся? 

К.К.: Росточки появляются всегда и везде. Вопрос в том, чтобы у них была возможность.

Ю.П.: Были бы у нас возможности, а рост экономики может произойти. Но еще один главный сегодняшний итог, такой сухой остаток "Реального времени". Во-первых, вы убедились, что у нас на телеканале Царьград представлены абсолютно разные мнения и разные позиции. А второй и более существенный момент: у нынешнего правительства нет единого, действительно антикризисного плана. Каждое из министерств и ведомств пытается нечто разработать. Но синергетического эффекта не получается. Почему - вопрос далеко не риторический.

comments powered by HyperComments
НОВОСТИ

Адвокаты Трампа вслед за прокурором опротестовали пересчет голосов в трех штатах

Адвокаты и сторонники Трампа опротестовали пересчет голосов в трех штатах.
#}
Адвокаты Трампа вслед за прокурором опротестовали пересчет голосов в трех штатах

Адвокаты и сторонники Трампа опротестовали пересчет голосов в трех штатах.

Дугин: Изменился не Путин, а Запад

"Мы заканчиваем с антиамериканизмом, потому что Америка изменилась", - сказал философ Александр Дугин, коммент
#}
Дугин: Изменился не Путин, а Запад

"Мы заканчиваем с антиамериканизмом, потому что Америка изменилась", - сказал философ Александр Дугин, комментируя позитивную реакцию западных СМИ на ежегодное послание президента Путина Федеральному собранию.

Сергей Лавров раскрыл схему США по похищению граждан России

Министр иностранных дел Сергей Лавров анонсировал возобновление обсуждения консультаций по кибербезопасности.
#}
Сергей Лавров раскрыл схему США по похищению граждан России

Министр иностранных дел Сергей Лавров анонсировал возобновление обсуждения консультаций по кибербезопасности. В том числе министр сделал заявление о том, почему Россия заинтересована в таких консультациях.

Сокуров заявил, что доволен беседой с Владимиром Путиным

По словам режиссера, президент ответил на все интересующие его вопросы.
#}
Сокуров заявил, что доволен беседой с Владимиром Путиным

По словам режиссера, президент ответил на все интересующие его вопросы.

В Риме из-за недомогания госпитализирован физик Стивен Хокинг

Врачи оценивают состояние Хокинга как серьезное. Ученый госпитализирован из-за плохого самочувствия.
#}
В Риме из-за недомогания госпитализирован физик Стивен Хокинг

Врачи оценивают состояние Хокинга как серьезное. Ученый госпитализирован из-за плохого самочувствия.

Задержанной на Филиппинах с грузом наркотиков гражданке РФ грозит пожизненное

Женщина, летевшая из бразильского Сан-Паулу, пыталась ввезти в страну наркотики, спрятанные в ее куртке.
#}
Задержанной на Филиппинах с грузом наркотиков гражданке РФ грозит пожизненное

Женщина, летевшая из бразильского Сан-Паулу, пыталась ввезти в страну наркотики, спрятанные в ее куртке.

В парижском турагентстве семь человек взяты в заложники

Во Франции произошел захват заложников, требования, предъявляемые захватчиками, неизвестны.
#}
В парижском турагентстве семь человек взяты в заложники

Во Франции произошел захват заложников, требования, предъявляемые захватчиками, неизвестны.

Карякин рассказал, почему Каспаров болел за Карлсена

Сергей Карякин высказал свое мнение по поводу симпатий Гарри Каспарова к норвежцу Магнусу Карлсену.
#}
Карякин рассказал, почему Каспаров болел за Карлсена

Сергей Карякин высказал свое мнение по поводу симпатий Гарри Каспарова к норвежцу Магнусу Карлсену.

Разминированием Алеппо займутся российские саперы и кинологи

В Сирию отправлено подразделение противоминного центра для разминирования Алеппо.
#}
Разминированием Алеппо займутся российские саперы и кинологи

В Сирию отправлено подразделение противоминного центра для разминирования Алеппо.

Порошенко: Украина воюет, чтобы похоронить еще живущий в головах СССР

Об этом заявил украинский президент на встрече с президентом Польши Анджеем Дудой
#}
Порошенко: Украина воюет, чтобы похоронить еще живущий в головах СССР

Об этом заявил украинский президент на встрече с президентом Польши Анджеем Дудой

ЦАРЬГРАД В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ
Читайте Также
Эксперт: Повторения обвала рубля не ожидается

Эксперт: Повторения обвала рубля не ожидается

50 оттенков серой экономики

50 оттенков серой экономики

Юрий Пронько: Фурор Глазьева и "мычание" Силуанова

Юрий Пронько: Фурор Глазьева и "мычание" Силуанова

Учитель и врач в России зарабатывают 25% от зарплаты госслужащего: это нормально?

Учитель и врач в России зарабатывают 25% от зарплаты госслужащего: это нормально?

Экономика Украины в великой депрессии

Экономика Украины в великой депрессии

Трамп уже начал реиндустриализацию США

Трамп уже начал реиндустриализацию США